×
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края

Как известно, с 1 января 2019 г. повысился размер выплаты вознаграждения адвокату по назначению в уголовном судопроизводстве. Очевидно, что для всей корпорации это огромный успех, ставший возможным благодаря консолидации всего сообщества для решения данной задачи.

В результате сумма вознаграждения (при умножении дней участия в защите как минимум на 900 руб. вместо 550) существенно изменилась в сторону увеличения. При таких обстоятельствах, как указывают адвокаты, укрепилась тенденция отказов в оплате труда адвокатов за дни оказания ими юридической помощи доверителю вне рамок процессуальных действий, назначенных и проводимых по инициативе следователя (дознавателя).

Поскольку в этом вопросе существует неопределенность, Совет адвокатской палаты Ставропольского края 19 августа 2019 г. утвердил Разъяснения «О некоторых вопросах, связанных с оплатой вознаграждения адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, за дни фактической занятости по осуществлению защиты вне рамок следственных и процессуальных действий» (опубликовано в Вестнике Адвокатской палаты Ставропольского края № 103/2019 г.). Внимание адвокатов обращено на следующие обстоятельства.

Из положений ч. 5 ст. 50 и ст. 131 УПК РФ следует, что оплата труда адвоката по назначению без каких-либо условий и иных усмотрений – это обязанность, а не право органов дознания, следователя, суда.

Согласно п. 23 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240 (далее – Положение), «при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, подлежит учету время, затраченное адвокатом на осуществление полномочий, предусмотренных частями первой и второй статьи 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также на осуществление других действий адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи (далее – полномочия адвоката) при условии предоставления подтверждающих документов».

Аналогичной позиции придерживается и судебная практика. Так, в Постановлении Пленума от 19 декабря 2013 г. № 42 (ред. от 15 мая 2018 г.) «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» (п. 4) Верховный Суд РФ разъяснил судам, что «…при определении размера вознаграждения адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, подлежит учету время, затраченное им на осуществление полномочий, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 53 УПК РФ, включая время, затраченное на посещение подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, находящегося соответственно в следственном изоляторе (изоляторе временного содержания) или в психиатрическом стационаре, на изучение материалов уголовного дела, а также на выполнение других действий адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами».

Итак, действующий порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, не ставит решение вопроса об оплате труда адвоката по конкретному уголовному делу в зависимость от характера оказываемой защитником юридической помощи. Не имеет юридического значения то обстоятельство, по чьей инициативе (стороны обвинения или защиты) были проведены конкретные действия, связанные с оказанием квалифицированной юридической помощи. Очевидно, что законодательство в части оплаты труда адвоката по назначению не оставляет пространства для произвола должностных лиц соответствующего уполномоченного органа, в том числе при определении необходимости тех или иных действий адвоката-защитника в интересах доверителя, выбора им тактики и стратегии защиты. Принцип состязательности в уголовном процессе предполагает полную процессуальную независимость стороны защиты, самостоятельность при выборе тех или иных законных средств и методов защиты.

Адвокат при оказании квалифицированной юридической помощи не может быть ограничен лишь рамками процессуальных действий, определенных соответствующим должностным лицом. Согласно подп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, что предполагает осуществление защиты и вне пределов процессуальных действий.

В ходе защиты адвокат реализует полномочия, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 53 УПК РФ, а также другие действия по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Установленные действующим законодательством обязанности адвоката при оказании им юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда не отличаются от обязанностей при осуществлении юридической помощи за гонорар (п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Адвокат среди прочего вправе встречаться со своим подзащитным на свиданиях, консультировать его по вопросам, связанным с привлечением к уголовной ответственности, вырабатывать совместно позицию защиты, принимать меры по сбору доказательств в пользу доверителя, заявлять ходатайства, подавать жалобы и т.п.

Таким образом, именно адвокат-защитник и его доверитель определяют обстоятельства необходимости и достаточности действий по реализации защиты от предъявленного обвинения. Вмешательство стороны обвинения в данный процесс недопустимо.

Однако изложенное не означает, что указанный адвокатом в заявлении о возмещении процессуальных издержек объем выполненной работы по конкретному уголовному делу не может быть подвергнут критической оценке при вынесении следователем (дознавателем, судьей) постановления о возмещении процессуальных издержек, если этим не ограничивается свобода выбора адвоката в вопросе осуществления действий в интересах доверителя. Постановление должно быть законным, обоснованным и мотивированным (ч. 4 ст. 7 УПК РФ). Реализация лицом его прав и обязанностей не должна нарушать права и законные интересы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). В данном случае речь идет об интересе как государства (целевое использование средств бюджета), так и привлекаемого к уголовной ответственности лица, с которого в конечном счете могут быть взысканы судебные издержки. С учетом изложенного могут быть подвергнуты сомнению, например, обстоятельства необходимости выполнения адвокатом тех или иных действий (не по инициативе следователя) в выходные (праздничные) дни либо в ночное время (что подразумевает повышенный размер оплаты).

Поэтому адвокат должен мотивировать в заявлении обстоятельства необходимости совершения тех или иных действий во исполнение обязанностей защитника именно в выходные (праздничные) дни либо в ночное время, если существовала объективная возможность проведения указанных действий в иные дни либо время суток. Такая необходимость может быть вызвана, например, ограниченными процессуальными сроками судебного рассмотрения ходатайств следователя об избрании меры пресечения, обжалованием процедуры задержания лица и в иных ситуациях, когда отложение того или иного действия (на следующий рабочий день) способно привести к непоправимому либо существенному нарушению прав и свобод доверителя. Кроме того, может быть отказано в выплате вознаграждения за действия, явно не связанные с непосредственным осуществлением защиты, хотя и вытекающие из профессиональных обязанностей адвоката (например, составление заявления о взыскании процессуальных издержек, заполнение бланка ордера и т.п.).

Как правило, не подлежат отдельной оплате стадии производства процессуального действия, предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством в качестве единовременной (разовой) процедуры. Например, подача адвокатом так называемой «предварительной», а затем «мотивированной» (по сути, дополнительной) апелляционной жалобы не является самостоятельным действием, подлежащим отдельной оплате, а представляет собой стадию исполнения поручения на подачу апелляционной жалобы, датой исполнения которого считается день ее подачи (следует отличать от случаев, когда написание дополнительной жалобы вызвано появлением новых или вновь возникших обстоятельств).

Очевидно, что не подлежат оплате действия адвоката, хотя и связанные с осуществлением защиты, но направленные на восполнение отдельных пробелов в знании адвокатом уголовного права и процесса либо судебной практики (изучение теории права либо судебной практики в связи с защитой по конкретному уголовному делу). По смыслу закона адвокат в силу его статуса обладает достаточным уровнем знаний и навыков для ведения защиты по любой категории дел, поскольку обязан постоянно повышать квалификацию. Таким образом, заявления об оплате указанных и подобных действий могут быть (при определенных обстоятельствах) квалифицированы как злоупотребление правом, и суд (следователь, дознаватель) вправе мотивированно отказать в выплате вознаграждения адвокату в соответствующей части. Квалификация следователем (дознавателем, судом) тех или иных действий адвоката как злоупотребление правом на выплату вознаграждения – предмет отдельной оценки по конкретному делу, в том числе и при обжаловании адвокатом решения об отказе (полностью или частично) в выплате вознаграждения.

Согласно п. 23 Положения перечень подтверждающих документов (об оказании адвокатом юридической помощи вне рамок процессуальных действий) утверждается Министерством юстиции РФ совместно с Министерством финансов РФ по согласованию с государственными органами, наделенными полномочиями по производству дознания и предварительного следствия, Верховным Судом РФ и Судебным департаментом при Верховном Суде РФ. Между тем на данный момент такой нормативный правовой акт не принят (в настоящее время подготовленный Минюстом проект перечня находится на стадии обсуждения).

Пока же (до утверждения Минюстом и Минфином упомянутого перечня), исходя из смысла указанных ранее нормативных правовых актов в их системном понимании, в подтверждение факта проведения соответствующих действий адвокату следует прилагать (к заявлению о возмещении процессуальных издержек) документы либо копии документов, достоверно свидетельствующих о выполнении той или иной работы по оказанию квалифицированной юридической помощи. Это могут быть: справки (копии требований) о посещении СИЗО (ИВС) и иных мест изоляции для свидания с доверителем (подзащитным); акты о посещении лица, находящегося под домашним арестом (подписанные доверителем и адвокатом); копии поданных жалоб, заявлений, ходатайств и адвокатских запросов (с отметкой о вручении адресату либо сведениями о почтовом либо ином отправлении); копии актов опросов лиц с их согласия и иные документы (копии). Также адвокат вправе ссылаться на материалы уголовного дела, если ранее поданные ходатайства или жалобы (иные документы) приобщены к указанным материалам. Днем выполнения соответствующей работы считается: указанная в документе (копии документа) дата посещения доверителя для консультации в СИЗО (ИВС) или по месту исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста; день вручения адресату либо дата почтового или иного отправления (для жалоб, ходатайств и запросов), дата проведения опроса лица с его согласия.

Как правило, особенно тогда, когда действия адвоката прямо не предусмотрены в качестве обязательных (стандартных) процедур при оказании квалифицированной юридической помощи (Законом об адвокатуре, Кодексом профессиональной этики адвоката, Стандартом осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, Уголовно-процессуальным кодексом), адвокату следует (по возможности) согласовать его действия с доверителем на предмет их необходимости для осуществления защиты лица от предъявленного обвинения. Подобное согласование (оформленное соответствующим актом) будет являться одним из доказательств направленности действий адвоката исключительно на защиту интересов доверителя как при подаче заявления о выплате процессуальных издержек, так и в случае последующих претензий от доверителя по факту взыскания с него судебных издержек.

Рассказать:
Другие мнения
Бухтоярова Наталья
Бухтоярова Наталья
Адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов    
«Дублерства» удалось избежать
Профессиональная этика
Согласованные действия адвокатов и рекомендации палаты помогли не допустить двойной защиты по уголовному делу
03 Декабря 2019
Полетило Ольга
Полетило Ольга
Президент АП Республики Марий Эл
Не нарушать право на защиту
Участие в судопроизводстве по назначению
Нельзя ставить на первое место сроки рассмотрения дела в ущерб реализации права на защиту
03 Декабря 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Изменить сложившиеся стереотипы
Участие в судопроизводстве по назначению
Способы эффективного противодействия адвокатскому дублерству со стороны палат
03 Декабря 2019
Свинцова Надежда
Свинцова Надежда
Президент АП Тамбовской области
Наш опыт
Участие в судопроизводстве по назначению
Как мы реагируем на требования, не основанные на нормах законодательства
03 Декабря 2019
Никифоров Александр
Никифоров Александр
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам
Справляться с непростыми ситуациями
Участие в судопроизводстве по назначению
Некоторые аспекты «двойной защиты» в дисциплинарной практике Адвокатской палаты Московской области
03 Декабря 2019
Тарасов Максим
Тарасов Максим
Адвокат Азиатско-Тихоокеанской коллегии адвокатов АП Приморского края
Законодательный пробел или умышленное ограничение?
Методика адвокатской деятельности
О проблеме неисполнения адвокатского запроса
02 Декабря 2019