×
Саввина Татьяна
Саввина Татьяна
Юрист Проекта «Правовая инициатива»

Насилие в отношении женщин в онлайн-среде – масштабная проблема, затрагивающая многих женщин и девочек по всему миру. Развитие информационно-коммуникационных технологий, интернета и соцсетей изменило многие аспекты жизни, включая способы общения и взаимодействия. Хотя интернет и информационные технологии предоставляют много преимуществ и широкие возможности, они нередко используются как средство доминирования, контроля, унижения, создания сексистского и насильственного контента. Таким образом, гендерное насилие в отношении женщин проявляется в разных формах и в онлайн-среде.

Виды онлайн-насилия

Как отмечено в докладе Специального докладчика ООН по вопросам насилия в отношении женщин и девочек за 2018 г., онлайн-насилием является любой акт гендерного насилия, осуществляемый в информационном пространстве с помощью информационно-коммуникационных технологий.

Онлайн-насилие имеет особенности, обусловленные спецификой среды, – оно совершается дистанционно, без физического контакта и носит глобальный характер, поскольку информация может мгновенно распространяться по всему миру.

Онлайн-насилие выражается в разных формах и способах. Специальный докладчик ООН выделил следующие формы насилия в Сети:

  • секс-шантаж – использование информационных технологий для шантажа жертвы (например, угроза публикации интимных фото жертвы в интернете с целью вымогательства дополнительных фотографий, видео или сексуальных действий);
  • доксинг – публикация в интернете персональных данных жертвы со злобным умыслом (например, объявление о том, что жертва предлагает сексуальные услуги, и т.д.);
  • троллинг – размещение сообщений, загрузка изображений или видеозаписей и создание хештегов с целью вызвать раздражение, спровоцировать кого-то или разжечь насилие в отношении женщины;
  • кибер-буллинг – травля в интернете (может включать агрессивное поведение, оскорбления, угрозы);
  • сексуальные домогательства онлайн – любая форма нежелательного вербального или невербального поведения сексуального характера (например, отправка сексуально откровенных сообщений или фотографий, заставляющих жертву чувствовать себя оскорбленной);
  • кибер-сталкинг – преследование в интернете с помощью электронной почты, текстовых сообщений, приложений для звонков и обмена сообщениями;
  • порноместь – распространение интимных изображений без согласия изображенного лица.

Данный список не является исчерпывающим, так как насилие эволюционирует и порождает новые его формы.

Жертвой онлайн-насилия может стать каждый независимо от пола и возраста. Однако статистика свидетельствует, что данные преступления не являются гендерно нейтральными: по данным 2015 г., женщины в 27 раз чаще становились жертвами насилия в Сети. Согласно исследованию, проведенному Агентством ЕС по основным правам в 2014 г., 23% женщин по крайней мере раз в жизни пережили домогательства или оскорбления в Сети, а каждая десятая женщина с 15-летнего возраста – ту или иную форму сетевого насилия. Исследование, проведенное в США в 2017 г., показало, что более 90% жертв порномести – женщины. Как показали результаты исследования, проведенного в 2019 г., наиболее высокая вероятность стать жертвой онлайн-насилия – у лиц возраста от 18 до 29 лет. В этой же возрастной категории чаще всего находятся и преступники.

К сожалению, проблема онлайн-насилия в отношении женщин зачастую воспринимается как «ненастоящая», поскольку нарушения допускаются в информационном пространстве. Однако негативные последствия, которые испытывают жертвы такого насилия, не менее серьезны, чем последствия реального насилия. Они нередко влекут социальную изоляцию, сокращение публичной жизни или уход из нее, психологическую и эмоциональную травму, возврат к насильнику, потерю профессиональной репутации и работы, суицид.

Международные стандарты

Онлайн-насилие в отношении женщин, как и офлайн-насилие, является дискриминацией и нарушением прав человека согласно международному праву. Генеральный секретарь ООН, Совет по правам человека ООН, а также Комитет по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин подчеркнули, что новые формы насилия в отношении женщин наблюдаются в интернете и других видах цифровой среды, и призвали государства и интернет-провайдеров бороться с этим. В 2018 г. Спецдокладчик ООН по насилию в отношении женщин и девочек подготовил доклад, посвященный проблемам онлайн-насилия, в котором отметил необходимость принятия законодательных и других мер, направленных на борьбу с онлайн-насилием и предотвращение его. Он также выразил государствам пожелание четко запретить и криминализовать сетевое насилие в отношении женщин, обеспечить жертвам возможность получения охранных ордеров.

Во многих странах формы онлайн-насилия криминализованы как отдельные преступления. Например, порноместь является отдельным преступлением в США, Великобритании, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Израиле, Японии и др. У жертв есть возможность получить охранный ордер, запрещающий преступнику контактировать (отправлять сообщения, звонить), приближаться, преследовать, распространять фотографии и т.д. Максимальное наказание варьируется от полутора до пяти лет лишения свободы. Причем если преступник нарушил предписание охранного ордера или совершил повторное нарушение, наказание значительно увеличивается.

Дело Валерии Володиной

Валерия Володина подвергалась насилию со стороны бывшего партнера Рашада Салаева на протяжении более двух лет. Он неоднократно ее избивал, преследовал, похищал, портил имущество, следил за ней с помощью GPS-устройства, спрятанного в ее сумке. После расставания он решил отомстить женщине и взломал ее страницу в соцсети «ВКонтакте», где выложил ее персональные данные, включая Ф.И.О., город проживания, дату рождения, а также фото, включая фото паспорта. Затем он начал добавлять с этого аккаунта в друзья родственников и знакомых Валерии, а также одноклассников и классную руководительницу ее сына. Набрав довольно большую аудиторию, Салаев стал выкладывать интимные фото Валерии, которые сохранились у него со времени их отношений. Помимо этого он разместил объявления от имени Валерии в различных секс-группах, после чего женщине стали приходить сообщения от разных людей, предлагающих ей заняться сексом за деньги.

После обращения Валерии в техподдержку соцсети страницу удалось удалить, однако спустя некоторое время Салаев создал новые фейковые страницы во «ВКонтакте» и Instagram, где также выкладывал фото Володиной. Женщина находилась в постоянном страхе, так как получала многочисленные сообщения с угрозами от Салаева.

Обращения Валерии в полицию по поводу фейковый страниц и распространения ее фотографий в течение двух лет пересылались из одного отдела в другой, были вынесены несколько отказов в возбуждении уголовного дела, мотивированные отсутствием признаков преступления, поскольку «“ВКонтакте” не является средством массовой информации».

В 2018 г. уголовное дело по ст. 137 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни) все же было возбуждено. Следствию удалось установить, что фотографии были выложены с IP-адреса, зарегистрированного в Азербайджане. В январе 2019 г. следователи направили запрос в Азербайджан и приостановили следствие. С тех пор никаких действий произведено не было.

Обращения Володиной в полицию по поводу угроз также окончились отказом в возбуждении уголовного дела по ст. 119 УК РФ в связи с тем, что «угрозы не являются реальными». Обращение в полицию по поводу GPS-устройства в сумке вообще было проигнорировано – до сих пор никакого процессуального решения по заявлению не вынесено.

Валерия также просила следователя применить к Салаеву меру пресечения в виде запрета определенных действий (ст. 105.1 УПК РФ): в частности, запретить контактировать с ней и распространять ее интимные фотографии. Однако следователь отказался принимать данную меру, сославшись на то, что она может быть избрана «только в исключительных случаях». Суд позицию следователя поддержал.

19 июля Валерия Володина подала жалобу в Европейский Суд по правам человека в связи с нарушением права на частную жизнь, поскольку российские власти не смогли защитить ее от повторных насильственных онлайн-действий и запретить ее партнеру связываться с ней и публиковать ее фото, а также провести быстрое и эффективное расследование по ее обращениям. Спустя всего два месяца после подачи жалобы Суд коммуницировал ее и задал Правительству России вопрос о том, выполнили ли российские власти свое обязательство по ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) и предоставили ли заявительнице эффективную защиту от онлайн-домогательств, в том числе путем принятия мер по предотвращению дальнейшего распространения ее интимных фотографий. До 15 января 2020 г. правительство обязано будет представить ЕСПЧ свою позицию по данному вопросу.

В практике Страсбургского суда это будет первое дело, в котором Суд рассмотрит проблемы онлайн-насилия в отношении женщин. Если ЕСПЧ согласится с доводами заявительницы и признает, что российское законодательство и практика не предоставляют эффективных средств защиты от онлайн-насилия, Россия будет обязана принять общие меры по исполнению решения, что может включать внесение изменений в законодательство.

Читайте также
ЕСПЧ: в России нет законодательства, защищающего от побоев со стороны близких
Европейский Суд назначил компенсацию морального вреда в 20 тыс. евро россиянке, которая в течение нескольких лет не могла получить от властей защиту от домашнего насилия
11 Июля 2019 Новости

Напомню, что 9 июля ЕСПЧ уже вынес постановление по первой жалобе Валерии Володиной, которая касалась физического и психологического насилия со стороны ее бывшего партнера. Европейский Суд признал Россию ответственной за нарушения, связанные с отсутствием защиты пострадавшей от домашнего насилия (ст. 3 Конвенции) и дискриминационным воздействием домашнего насилия на женщин (ст. 14).

Меры борьбы с онлайн-насилием

Полагаю, что успешная борьба с онлайн-насилием должна включать принятие мер как государством, так и интернет-посредниками (включая провайдеров, поисковые системы, владельцев доменов и сайтов). Последние должны обеспечить быструю и понятную процедуру подачи и рассмотрения жалоб на неприемлемый контент и оперативно его удалять. Такие процедуры уже предусмотрены многими социальными медиаплатформами (Facebook, Instagram, «ВКонтакте») и поисковыми системами (Google, Яндекс).

Со стороны государства необходим, на мой взгляд, комплекс мер.

Во-первых, криминализовать разные формы онлайн-насилия, чтобы защитить жертв и четко дать понять нарушителям, что они совершают преступление, за которым следует серьезное наказание.

Во-вторых, важно вовремя предотвратить нарушение, поэтому у жертв должна быть возможность получения охранного ордера. Такой ордер должен предоставлять судья или полицейский по заявлению жертвы еще до рассмотрения дела в суде по существу. Ордер может обязывать интернет-провайдеров удалить контент с разных платформ и из поисковиков, запретить нарушителю отправлять сообщения или иным образом контактировать с жертвой, публиковать порочащую или оскорбительную информацию, распространять фотографии и др.

В-третьих, очень важны меры поддержки жертв онлайн-насилия: например, бесплатная горячая линия, где рассказывали бы о первых шагах, которые следует предпринять жертвам, а также оказание бесплатной психологической и юридической помощи.

В-четвертых, необходимо изменить понимание этой проблемы обществом, для чего проводить мероприятия по информированию широкого круга населения о видах и последствиях онлайн-насилия, а также о цифровой безопасности, включая образовательные тренинги для правоохранителей, судей и психологов.

Также необходимо вести официальную статистику, учитывающую пол и возраст жертв, проводить дальнейшие исследования проблемы.

Но самое главное, на мой взгляд, – устранить корни проблемы: гендерное неравенство и гендерные стереотипы.

В России пока отсутствует специальное законодательство по борьбе с онлайн-насилием, гендерный аспект этого насилия тоже не учитывается, не принято и специальное законодательство о домашнем насилии в отношении женщин в целом. Общие законодательные нормы не распространяются на многие случаи сетевого насилия, а если какие-то из них и действуют, то оказываются неэффективными (как показало дело Валерии Володиной). В связи с этим думается, что вторая жалоба Валерии Володиной в ЕСПЧ станет еще одним сигналом для российских властей о необходимости скорейшего принятия закона о борьбе с домашним насилием, который должен распространяться и на случаи онлайн-насилия в отношении женщин, а также комплексного закона о борьбе с разными формами насилия в Сети.

Рассказать:
Другие мнения
Киселева Ольга
Киселева Ольга
Юрист проекта «Правовая инициатива»
Чтобы средства оправдывали цель
Семейное право
Какие важные аспекты необходимо учесть в законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия
12 Декабря 2019
Иванов Кирилл
Иванов Кирилл
Адвокат АП г. Москвы, председатель общественной организации «Клуб многодетных отцов»
А нужен ли такой «антисемейный» закон?
Семейное право
Почему для профилактики домашнего насилия достаточно изменить правоприменительную практику
11 Декабря 2019
Овчинников Алексей
Овчинников Алексей
Доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, к.ю.н.
Идея конструктивная, но подход к ее реализации – «скороспелый»
Гражданское право и процесс
Комментарий к проекту закона об обязательных требованиях в РФ
11 Декабря 2019
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна
Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5, адвокат
Большой шаг на пути к безопасной среде
Семейное право
Комментарий к проекту закона о профилактике семейно-бытового насилия
10 Декабря 2019
Немов Александр
Немов Александр
Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов
Является ли утепление фасада дома капремонтом
Жилищное право
Неоднозначность судебной практики и меры, которые могут способствовать ее унификации
06 Декабря 2019
Ермоленко Александр
Ермоленко Александр
Партнер юридической фирмы ФБК LEGAL, к.ю.н.
Яркое дело со знаком «плюс»
Конституционное право
Почему не выполняется решение Конституционного Суда РФ?
03 Декабря 2019