×

Признание доказательств недопустимыми: миф или реальность?

Доводы защиты о пороках доказательств обвинения суды оставили без внимания
Егоров Павел
Егоров Павел
Заведующий филиалом № 14 Омской областной коллегии адвокатов, член Совета молодых адвокатов АПОО

В настоящее время суды, к сожалению, порой «закрывают глаза» на то, что материалы уголовных дел содержат доказательства, полученные с нарушением закона. Между тем, согласно УПК РФ, такие доказательства являются недопустимыми – соответственно, они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Читайте также
КС не принял жалобу на нормы, по мнению заявителя, позволяющие суду произвольно выбирать доказательства
Суд подчеркнул, что полученные с нарушением закона доказательства являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения или использоваться для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу
20 Октября 2021 Новости

Приведу пример из собственной адвокатской практики.

Органом предварительного следствия гражданка П. подозревалась во взяточничестве. Изначально ей было предъявлено обвинение по двум составам преступлений по ч. 3 ст. 290 (тяжкое преступление) и ч. 1 ст. 291.2 (преступление небольшой тяжести) УК РФ.

Приговором Октябрьского районного суда г. Омска действия подсудимой были переквалифицированы с ч. 3 ст. 290 УК на два самостоятельных преступления по ч. 1 ст. 291.2, и в итоге суд признал ее виновной по трем эпизодам данной статьи Кодекса.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда приговор был оставлен без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции также оставила акты нижестоящих судов без изменения, а кассационную жалобу в интересах осужденной – без удовлетворения.

Для меня как защитника П., участвовавшего в деле на всех стадиях его рассмотрения, остался неясным вопрос: почему суд признал допустимыми доказательства обвинения, не соответствующие требованиям закона?

При вынесении приговора суд первой инстанции, как и вышестоящие суды, проигнорировал допущенные органами следствия существенные нарушения норм УПК РФ, которые повлияли на исход дела. Так, в материалах дела содержалось постановление старшего следователя СО по ОАО г. Омска СУ СК РФ по Омской области от 27 апреля 2020 г. о признании в качестве вещественных доказательств и приобщении к уголовному делу расширенной выписки по счету и банковской карты одного из свидетелей (взяткодателя), а также детализации соединений по номеру его мобильного телефона. Эти материалы были изъяты у свидетеля согласно протоколу выемки 20 марта 2020 г., после вынесения соответствующего постановления следователя, датированного тем же днем.

Сторона защиты полагала, что данные доказательства должны были быть исключены как недопустимые, поскольку информация, отраженная в них, не соответствовала действительности. В частности, согласно сведениям, указанным в расширенной выписке по счету, изъятой у свидетеля 20 марта, данный документ сформирован 23 апреля того же года, а отчет о детализации телефонных соединений – 24 апреля. Следовательно, наличие указанных документов и их изъятие у свидетеля 20 марта – т.е. более чем за месяц до формирования, – невозможны.

Кроме того, в числе приобщенных к делу на основании постановления следователя доказательств были выписки о снятии денежных средств в банке, изъятые у второго свидетеля обвинения 15 марта 2020 г. В судебном заседании свидетель пояснил, что выписки были изъяты у него 27 апреля, однако в материалах дела выемка оформлена протоколом от 15 марта, что также вызвало сомнения защиты в достоверности показаний данного свидетеля.

Мною как защитником в дополнение судебного следствия было заявлено ходатайство о признании доказательств недопустимыми, но суд решил рассмотреть его при вынесении приговора. При этом суд принял, по сути, «соломоново решение», переквалифицировав обвинение с ч. 3 ст. 290 УК на два эпизода по ч. 1 ст. 291.2 (по которой П. в итоге была осуждена), однако отказал в удовлетворении ходатайства о признании доказательств недопустимыми, мотивируя тем, что несоответствие дат в документах не исключает факта преступления.

Кассация, в свою очередь, пришла к выводу об ошибочном указании дат в постановлениях о производстве выемки. На мой взгляд, ошибкой в данном случае можно было бы признать неправильное указание даты в одном документе. Однако когда свидетель в ходе допроса, якобы состоявшегося 20 марта, сообщает, что у него «случайно» имеются при себе документы, которые он желает добровольно выдать следователю, а тот выносит соответствующее постановление о производстве выемки и составляет протокол, датированный тем же днем, в то время как изъятые документы составлены 23 и 24 апреля, – полагаю, это сложно назвать ошибкой. При этом суды не обратили внимания, что 23 апреля была проведена очная ставка между обвиняемой и одной из свидетелей обвинения, и именно в этот день свидетельница, очевидно, была допрошена и у нее была изъята указанная банковская выписка.

Все с точностью повторилось в случае со вторым свидетелем обвинения, который в ходе допроса, якобы состоявшегося 15 марта 2020 г., сообщил, что у него «совершенно случайно» имеются при себе документы, которые он желает добровольно передать следователю.

Полагаю, приведенные доводы свидетельствуют не об ошибке без умысла, а скорее о том, что следствие «подогнало» свою версию под материалы дела.

Как указано в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся «иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса». В соответствии с ч. 4 ст. 88 УПК «суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса».

Кроме того, в ст. 166 УПК приведены требования, предъявляемые к протоколам следственных действий. В них, в частности, должны быть указаны место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты. Также, согласно ч. 5 ст. 235 УПК, «если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства». Таким образом, суд вынес обвинительный приговор на основании недопустимых доказательств, проигнорировав ходатайство защиты о признании их недопустимыми и подлежащими исключению из материалов дела как полученных с нарушением закона (ст. 75 УПК).

К сожалению, аргументы защиты остались не услышанными судом. Если бы суд признал указанные доказательства стороны обвинения недопустимыми, как следует из толкования УПК, полагаю, дело бы «рассыпалось».

В заключение добавлю: если суды всех уровней перестанут игнорировать допущенные следствием ошибки, а будут принимать решения в соответствии с требованиями УПК, это поможет решению проблемы признания доказательств, полученных с нарушением закона, недопустимыми.

Рассказать:
Другие мнения
Скомаровская Надежда
Скомаровская Надежда
Адвокат Иркутской коллегии адвокатов «Линия защиты»
Отвод эксперту в гражданском процессе: насколько это реально?
Производство экспертизы
Как не допустить нарушения права на отвод
01 Декабря 2021
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
Если на кону – имущественные права
Уголовное право и процесс
Судебная экспертиза как механизм защиты и установления объективной истины по экономическим преступлениям
29 Ноября 2021
Глотов Максим
Глотов Максим
Адвокат АП Московской области, председатель Московской коллегии адвокатов «Могильницкий и партнеры»
Тонкая грань статуса потерпевшего
Уголовное право и процесс
Вопрос процессуальной замены потерпевшего в случае его смерти, не связанной с преступлением, остается открытым
24 Ноября 2021
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Адвокат КА «Де Юсте», член Совета АП ХМАО, директор института государства и права СурГУ, д.ю.н.
Эффективные инструменты для защиты или представительства
Уголовное право и процесс
Комментарий к правовым позициям по уголовным делам из Обзора ВС РФ № 3 за 2021 год
22 Ноября 2021
Гузенко Иван
Гузенко Иван
Адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «Андреев, Бодров, Гузенко и Партнеры»
Является ли доход от реализации имущества на торгах прибылью?
Арбитражное право и процесс
Коллизия НК и Закона о банкротстве в вопросе очередности выплат кредиторам
16 Ноября 2021
Широков Сергей
К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Применение последствий признания сделки недействительной
Гражданское право и процесс
На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
16 Ноября 2021
Яндекс.Метрика