×

Пункт 5 ст. 9 КПЭА: опасения не оправдались

Страхи по поводу применения новой нормы были преувеличены – ящик Пандоры оказался пуст

Периодически реанимируются споры относительно годичной давности поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката, когда Всероссийский съезд адвокатов дополнил ст. 9 КПЭА п. 5, обязывающим адвоката в любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения.

Читайте также
К вопросу о применении положений п. 5 ст. 9 КПЭА
Контроль корпорации не должен простираться дальше того, что относится собственно к профессии
13 Июня 2018 Мнения

С большим интересом ознакомился с мнением по этому вопросу Олега Смирнова – очень уважаемого мною адвоката, к тому же президента крупной адвокатской палаты. Не так давно в личном разговоре с ним интересовался сложившейся в АП Иркутской области дисциплинарной практикой применения п. 5 ст. 9 КПЭА и остался весьма доволен рассказом о вдумчивом подходе органов адвокатского самоуправления к этой теме.

Однако в своей статье Олег Валерьевич продолжает опасаться относительно будущего реализации этой нормы, полагая, что принятые поправки в КПЭА «открыли ящик Пандоры» и приведут к многочисленным жалобам на адвокатов по любым основаниям, будь то политические убеждения или супружеская неверность, а также к злоупотреблениям; в частности, будут применяться в качестве способа сведения личных счетов.

В этой связи стоит разобраться, действительно ли это так? Открылся ли этот ящик Пандоры? И что там внутри?

Справедливости ради необходимо отметить, что в современной адвокатуре эта дискуссия возникла не год назад, а гораздо раньше – с момента принятия Кодекса профессиональной этики адвоката. Уже тогда был поставлен вопрос – в каких пределах адвокат является адвокатом: только в зале суда (и во время исполнения иных профессиональных обязанностей) или он адвокат 24/7 (круглосуточно и во все дни недели, включая выходные и праздники)?

Так что принятие п. 5 ст. 9 КПЭА не послужило стартом этой дискуссии и мало что изменило в нормативном регулировании нашей профессии в этой части. С момента принятия Кодекса профессиональной этики адвоката ст. 4 обязывала адвоката при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие его профессии. За 15 лет существования эта норма претерпела лишь небольшую стилистическую поправку, не затронувшую ее сути. Таким образом, «при всех обстоятельствах» – значит, всегда и везде, а не только при исполнении профессиональных обязанностей.

Вроде бы все понятно и повторение этого правила еще раз, теперь уже в другой статье КПЭА, не вызывалось необходимостью. Однако критика п. 5 ст. 9 КПЭА зачастую вырывается из контекста принятия этой нормы. А этот контекст в данном случае следующий: до 22 апреля 2017 г. ст. 9 в п. 3 содержала запрет для адвоката заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ и оказания услуг.

Однако наши коллеги в российской глубинке, где спрос на услуги адвоката небольшой и адвокатская деятельность не дает возможности достойного заработка, фактически занимались (и продолжают это делать по сей день) отхожим промыслом: мелким бизнесом, различного вида ремеслами, сельскохозяйственными работами, промысловой охотой и рыбалкой и прочим.

Новая редакция ст. 9 КПЭА устранила эти латентные нарушения и оставила под запретом лишь оказание юридических услуг (правовой помощи) вне рамок адвокатской деятельности. Вся остальная деятельность для адвоката стала допустимой, в том числе и запрещенное ранее участие в процессе реализации товаров, выполнения работ и оказания услуг. Но возможность занятия для адвоката любыми иными видами деятельности не должна снимать заботы в подобных ситуациях о престиже статуса адвоката и авторитете института адвокатуры.

В целях уравновешивания снятого для адвоката запрета в выборе смежных профессий и видов деятельности в ст. 9 КПЭА с обязанностью сохранять честь и достоинство и был внесен широко обсуждаемый сейчас п. 5 о том, что в любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения.

Таким образом, ч. 5 ст. 9 КПЭА лишь повторила издавна существовавшее в Кодексе этики правило для адвоката при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие профессии. Только это повторение было сделано применительно к конкретной регулируемой в ст. 9 Кодекса области деятельности адвоката.

Современные нормы профессиональной этики основаны на нравственных критериях и традициях российской присяжной адвокатуры и направлены на их развитие (преамбула и ст. 1 КПЭА). В этой связи имеет смысл оглянуться в историю вопроса, и мы увидим, что еще в 1872 г. Санкт-Петербургский Совет присяжных поверенных высказался за распространение нравственных требований к присяжному в том числе и за пределами непосредственного осуществления профессиональных обязанностей. При этом наши коллеги учли позицию Правительствующего Сената, что «сообразно самому свойству и цели надзора – охранять учреждение присяжных поверенных от нахождения в среде их лиц, недостойных общественного доверия, – наблюдение Совета должно простираться не только на соблюдение присяжным поверенным интересов своих доверителей и порученных его защите подсудимых, но и на все вообще его поступки, могущие иметь влияние на степень доверия к нему со стороны общества…» (здесь и далее – цитаты из практики Советов присяжных даются по газете «Вести Советов присяжных поверенных», № 1, с. 3). Московский Совет также оставлял за собой обязанность «наблюдать и за общественною, и за частною жизнью присяжных поверенных» (Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1877–1878 гг.).

Кстати, земляки моего оппонента – члены Иркутского Совета присяжных (Отчет за 1907–1908 гг.), разбирая более века назад случай о недобросовестной игре в карты и неуплате карточных долгов присяжным, отмечали, что «страж законности и корректности позорит себя, забывая, что позор этот падает на него и как на члена корпорации, к которой он принадлежит, а тем самым вызывает нарекания и на всю корпорацию, подрывая ее престиж в глазах общества».

Таким образом, российская присяжная адвокатура не разделяла довод в статье Олега Смирнова о том, что «границы контроля органов профессионального сообщества не должны простираться дальше того, что относится собственно к профессии».

Казалось бы, на этом доводе можно было бы и поставить точку в дискуссии о пределах действия правил адвокатской профессии. Но она имеет весьма практический и при этом крайне насущный аспект. Так, в одном из обращений в ФПА из региональной АП описывается случай, когда адвокат (дама) в подпитии устроила дебош в кафе, поскандалила с посетителями, в отместку поцарапала одному из обидчиков припаркованную рядом автомашину, побила и попортила униформу прибывшему на ее усмирение наряду полиции и продолжала буйство в полицейском отделении. И все это сопровождалось размахиванием адвокатским удостоверением и угрозами всех «затаскать по судам» и даже «посадить». Так вот, постановление о возбуждении дисциплинарного производства адвокат обжаловала в суд, поскольку была «не при исполнении» и, по ее мнению, не подлежала дисциплинарной ответственности.

И случаи, подобные этому, не единичны. Не думаю, что будет много приверженцев позиции о невозможности рассмотрения таких инцидентов в рамках дисциплинарной процедуры. Так вот, п. 5 ст. 9 КПЭА такую возможность предоставляет, повторюсь, как и ст. 4 Кодекса. Так что, с одной стороны, мы имеем реальную проблему (и не единичную) и введение надлежащего инструменты для ее решения, а с другой – ничем не подтвержденные опасения и страхи по поводу возможных злоупотреблений данной нормой. Вот и мой оппонент – один из противников ее принятия – подтвердил, что за год существования этой наводящей страх на некоторых наших коллег нормы еще не было случая ее применения, хотя повод для этого все же возникал. Что подтверждает презумпцию разумности и добросовестности органов адвокатского самоуправления, в том числе (а может, прежде всего) в Адвокатской палате Иркутской области.

Мой вывод и даже призыв из озвученного выше посыла – давайте бороться с реальными проблемами, а не с надуманными страхами.

По древнегреческой легенде, Пандора из любопытства открыла запретный ящик, и находящиеся в нем беды и несчастья обрушились на мир. На дне ящика осталась лишь Надежда – ведь она всегда остается последней. Однако в случае с обсуждаемыми поправками никаких катаклизмов с их принятием не произошло, беды и несчастья не свалились на адвокатский мир. Ящик Пандоры оказался пуст. Хотя нет – как и прежде, там остается Надежда – обоснованная надежда на разумность органов адвокатуры в применении этой нормы и на правильность выбора адвокатов, которые избирают эти органы.

Рассказать:
Другие мнения
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент АП Ставропольского края
Проблемы адвокатского запроса в уголовном судопроизводстве
Методика адвокатской деятельности
Почему адвоката-защитника следует наделить исключительными полномочиями
23 Ноября 2020
Жучкова Анна
Жучкова Анна
Бухгалтер, налоговый консультант
Почему налоговая отказывает адвокатам в профессиональном вычете
Методика адвокатской деятельности
Как определить и подтвердить расходы, подлежащие включению в состав затрат
20 Ноября 2020
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент АП Ставропольского края
Вступая в защиту по назначению…
Участие в судопроизводстве по назначению
Советом АП Ставропольского края утверждены Рекомендации для адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве
16 Ноября 2020
Ковалёв Егор
Ковалёв Егор
Адвокат КА «Делькредере»
Помогаем защитить бизнес
Бесплатная юридическая помощь и pro bono
Участие в работе Штаба – не только правовая поддержка предпринимателей, но и солидарность в преодолении общих проблем
06 Ноября 2020
Саушкин Денис
Саушкин Денис
Управляющий партнер Адвокатского бюро «ЗКС» г. Москвы
Как уголовному адвокату помочь компании?
Адвокатская деятельность
Вникнуть в систему коммуникаций в компании, организовать семинары, подготовить памятку
20 Октября 2020
Загайнов Дмитрий
Загайнов Дмитрий
Адвокат, медиатор, партнер юридической фирмы INTELLECT
Без адвоката компании не обойтись
Адвокатская деятельность
Любые своевременные превентивные меры полезны, но практическая ценность просвещения бизнес-сообщества преувеличена
20 Октября 2020