×

Семнадцатая, «репутационная»

Текущая редакция ст. 17 КПЭА нуждается либо в официальном толковании, либо в дополнении
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры», советник ФПА РФ
Статья 17 КПЭА находит недопустимой информацию, если она содержит оценочные характеристики адвоката и отзывы других лиц о его работе. То есть речь идет о нашей репутации, ну или о том… что мы вправе о себе публично узнавать.

Возьмем, к примеру, «диплом» омбудсмена предпринимателей Бориса Титова, ежегодно вручаемый защитникам прав бизнеса, и адвокатам в том числе. В офисный кабинет его в рамке вывесить можно, а на официальном сайте адвоката опубликовать – уже вопрос?!

С одной стороны, при формальном подходе к толкованию нормы любая публикация о поощрении адвоката может быть признана «отзывом других лиц» и нарушением требований кодекса. Разве не так?

С другой стороны, текущая редакция ст. 17 КПЭА с позиции приемлемой юридической техники конструирования норм об адвокатской деятельности и адвокатуре, очевидно, нуждается либо в официальном толковании, либо в дополнении.

Поднятая коллегами в блогах «АГ» (Романом Мельниченко, Андреем Сучковым, Геннадием Шаровым, Львом Бардиным, Борисом Золотухиным) проблема «хвалебных отзывов» показательна. Назрела настоятельная необходимость размежевания понятий допустимой и недопустимой информации применительно к нашей профессии вообще, по тексту КПЭА – в частности. На мой взгляд, имеющаяся в ст. 17 КПЭА неопределенность относительно использования понятия «информация» стала почвой для многочисленных дискуссий.

Согласитесь, что этическую грань дозволенности в распространении информации об адвокатской деятельности определить весьма затруднительно, поскольку в ст. 17 КПЭА содержатся лишь критерии допустимости информации об адвокате путем указания на ее недопустимые формы, но нет указания на дозволенные способы ее доведения до потенциальных доверителей.

Нельзя забывать о том, что вопрос о публичной подаче информации об адвокатской деятельности имеет важное значение не только для самих адвокатов, но и для потенциальных клиентов. А помимо рыночного аспекта сведений о репутации, на который обратил внимание уважаемый Геннадий Шаров, существует еще публично-правовой: адвокатская деятельность есть способ реализации конституционного права граждан на квалифицированную юридическую помощь. Будущий наш доверитель не просто может, он вправе иметь доступ к информации об адвокате, его квалификации, компетентности, репутации. И здесь как раз только достоверная и полная информация об адвокатской помощи – как реально «квалифицированной юридической» – обеспечит и облегчит доступ к механизмам правовой защиты нарушенных интересов.

Однако для того, чтобы не допустить подмены достоверной информации завуалированными под нее хитрыми маркетинговыми шагами, необходимо сформулировать четкое определение понятий допустимой и недопустимой информации об адвокатской деятельности.

Таким образом, если ставить задачу внесения изменений в ст. 17 КПЭА, очень важно удовлетворить и публичный интерес, дать возможность обществу и рынку как можно эффективнее реализовать свои интересы в адвокатуре, но и не впасть в излишний формализм.

Между тем не стоит забывать и о возможностях локального нормотворчества в нашем сообществе. Ведь одно из первых разъяснений Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ, в которой имею честь состоять, касалось именно «семнадцатой, репутационной»: «указание адвокатом в интернете, а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах сведений о наличии у него положительного профессионального опыта, а также информации о профессиональной специализации адвоката само по себе не противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката».

Репутация адвоката должна быть публично и медийно опрятной. Как и информация о нем.


Рассказать коллегам:
Другие мнения
Тарасов Никита
Тарасов Никита
Адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов (адвокатская консультация № 31), старший преподаватель ЮФ НИУ ВШЭ-Санкт-Петербург
Мимикрия под адвокатов
Профессиональная этика
О незаконном заимствовании репутации адвокатского сообщества
06 Февраля 2018
Шаров Геннадий
Шаров Геннадий
Вице-президент ФПА РФ
Особый статус
Профессиональная этика
Адвокаты вправе критиковать судебную систему при условии соблюдения норм закона и правил профессиональной этики
06 Февраля 2018
Клювгант Вадим
Клювгант Вадим
Вице-президент Адвокатской палаты Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов
О серьезном – всерьез
Профессиональная этика
Цель сохранения конфиденциальности полученных от подзащитного сведений была правомерной, однако избранный способ ее достижения – нет
05 Февраля 2018
Баренбойм Петр
Баренбойм Петр
Адвокат АП Г. Москвы, адвокатская контора «Аснис и партнеры»
Роботы-юристы наступают
Методика адвокатской деятельности
О новых технологиях и адвокатуре
02 Февраля 2018
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»
Решение – неубедительное
Профессиональная этика
Совет АП г. Москвы должен был проанализировать поведение адвоката Динзе с точки зрения его соответствия международным актам
02 Февраля 2018
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент АП Московской области
Заверенная копия не есть оригинал
Методика адвокатской деятельности
Декларация о принятии ответственности за соответствие представляемой суду копии оригиналу не создает «надлежаще заверенную копию документа»
02 Февраля 2018