×
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Советник ФПА РФ, управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры», вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов по международным связям

Статья 17 КПЭА находит недопустимой информацию, если она содержит оценочные характеристики адвоката и отзывы других лиц о его работе. То есть речь идет о нашей репутации, ну или о том… что мы вправе о себе публично узнавать.

Возьмем, к примеру, «диплом» омбудсмена предпринимателей Бориса Титова, ежегодно вручаемый защитникам прав бизнеса, и адвокатам в том числе. В офисный кабинет его в рамке вывесить можно, а на официальном сайте адвоката опубликовать – уже вопрос?!

С одной стороны, при формальном подходе к толкованию нормы любая публикация о поощрении адвоката может быть признана «отзывом других лиц» и нарушением требований кодекса. Разве не так?

С другой стороны, текущая редакция ст. 17 КПЭА с позиции приемлемой юридической техники конструирования норм об адвокатской деятельности и адвокатуре, очевидно, нуждается либо в официальном толковании, либо в дополнении.

Поднятая коллегами в блогах «АГ» (Романом Мельниченко, Андреем Сучковым, Геннадием Шаровым, Львом Бардиным, Борисом Золотухиным) проблема «хвалебных отзывов» показательна. Назрела настоятельная необходимость размежевания понятий допустимой и недопустимой информации применительно к нашей профессии вообще, по тексту КПЭА – в частности. На мой взгляд, имеющаяся в ст. 17 КПЭА неопределенность относительно использования понятия «информация» стала почвой для многочисленных дискуссий.

Согласитесь, что этическую грань дозволенности в распространении информации об адвокатской деятельности определить весьма затруднительно, поскольку в ст. 17 КПЭА содержатся лишь критерии допустимости информации об адвокате путем указания на ее недопустимые формы, но нет указания на дозволенные способы ее доведения до потенциальных доверителей.

Нельзя забывать о том, что вопрос о публичной подаче информации об адвокатской деятельности имеет важное значение не только для самих адвокатов, но и для потенциальных клиентов. А помимо рыночного аспекта сведений о репутации, на который обратил внимание уважаемый Геннадий Шаров, существует еще публично-правовой: адвокатская деятельность есть способ реализации конституционного права граждан на квалифицированную юридическую помощь. Будущий наш доверитель не просто может, он вправе иметь доступ к информации об адвокате, его квалификации, компетентности, репутации. И здесь как раз только достоверная и полная информация об адвокатской помощи – как реально «квалифицированной юридической» – обеспечит и облегчит доступ к механизмам правовой защиты нарушенных интересов.

Однако для того, чтобы не допустить подмены достоверной информации завуалированными под нее хитрыми маркетинговыми шагами, необходимо сформулировать четкое определение понятий допустимой и недопустимой информации об адвокатской деятельности.

Таким образом, если ставить задачу внесения изменений в ст. 17 КПЭА, очень важно удовлетворить и публичный интерес, дать возможность обществу и рынку как можно эффективнее реализовать свои интересы в адвокатуре, но и не впасть в излишний формализм.

Между тем не стоит забывать и о возможностях локального нормотворчества в нашем сообществе. Ведь одно из первых разъяснений Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ, в которой имею честь состоять, касалось именно «семнадцатой, репутационной»: «указание адвокатом в интернете, а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах сведений о наличии у него положительного профессионального опыта, а также информации о профессиональной специализации адвоката само по себе не противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката».

Репутация адвоката должна быть публично и медийно опрятной. Как и информация о нем.


Рассказать:
Другие мнения
Репринцев Павел
Репринцев Павел
Адвокат, советник юридической фирмы INTELLECT
Только ли во благо?
Методика адвокатской деятельности
О судебном контроле над осуществлением права на эффективную защиту
15 Декабря 2020
Голуб Анна
Голуб Анна
Адвокат, партнер АБ Criminal Defense Firm
Обсуждение продолжается
Методика адвокатской деятельности
Необходимо ли вмешательство суда в вопросы эффективности защиты?
15 Декабря 2020
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат АП Владимирской области, к.ю.н.
От пассивности до экстравагантности
Методика адвокатской деятельности
Действия/бездействие адвоката, связанные с защитой подсудимого, и реакция на них со стороны судов
15 Декабря 2020
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н., доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП МО
Медиация: преодолеть малоизвестность ради полезности
Методика адвокатской деятельности
Адвокат как представитель и как собственно медиатор
15 Декабря 2020
Мамров Феликс
Мамров Феликс

Адвокат АБ «Правовая гарантия»
Значимый, но недооцененный фактор
Методика адвокатской деятельности
Как психологическое состояние доверителя влияет на исход дела
09 Декабря 2020
Заблоцкис Александр
Заблоцкис Александр
Председатель Московской коллегии адвокатов А1
Новая модель социальной адвокатуры: помощь малому и среднему бизнесу
Адвокатура, государство, общество
Социальные некоммерческие проекты помогут усилить роль адвокатуры в обществе
07 Декабря 2020