×

Снижение неустойки – далеко не безусловное право суда

Необходимо четко указать в законе на сферу применения ст. 333 ГК РФ
Белоусова Надежда
Белоусова Надежда
Адвокат АП г. Москвы, адвокат МКА «СЕД ЛЕКС»

А. обратился в суд с иском к крупной лизинговой компании о расторжении договора купли-продажи автомобиля, возврате уплаченных денежных средств, а также о взыскании неустойки, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя и компенсации морального вреда.

В исковом заявлении А. указал, что на приобретенный автомобиль наложено ограничение (арест службы судебных приставов), о котором не сообщалось потребителю при продаже транспортного средства. В силу ареста невозможны постановка автомобиля на государственный регистрационный учет и, соответственно, полноценное использование и распоряжение.

Ответчик возражал, что в соответствии со ст. 23 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» на предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя, в том числе в случаях, если предмет лизинга зарегистрирован на имя лизингополучателя. О наложении ограничений на автомобиль в момент заключения договора ответчику известно не было.

Рассмотрев аргументы сторон, суд первой инстанции решил, что исковые требования следует удовлетворить частично: договор купли-продажи подлежит расторжению, а уплаченные денежные средства должны быть взысканы с ответчика. Суммы неустойки, штрафа и компенсации морального вреда суд уменьшил в пять раз, применив ст. 333 Гражданского кодекса РФ по своей инициативе, в отсутствие соответствующего заявления ответчика и доказательств несоразмерности неустойки и штрафа.

Суд указал на предоставленное ему право снизить размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств. Такая возможность – один из предусмотренных в законе правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е. по существу – на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В обоснование своей позиции суд привел Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О, в котором выражено мнение, что в п. 1 ст. 333 ГК РФ «речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба».

Определением апелляционной инстанции вышеназванное решение оставлено без изменения, а определением кассационной инстанции отказано в передаче дела на рассмотрение Президиума Московского городского суда.

Исходя из буквального толкования ст. 333 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) суду не запрещено уменьшать размер неустойки без заявления должника, если последний не является лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность.

В п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено: применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки допустимо.

Аналогичные положения, предусматривающие инициативу ответчика в уменьшении неустойки на основании ст. 333 ГК РФ, предусмотрены в п. 72 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», в котором также указано, что заявление ответчика о применении положений ст. 333 ГК РФ может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции.

Полагаю, что с учетом смысла приведенных правовых норм и постановлений Пленума ВС РФ, а также принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ) размер неустойки может быть снижен судом на основании ст. 333 ГК РФ только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика. Кроме того, помимо самого заявления о снижении неустойки и штрафа, ответчик в силу положений ч. 1 ст. 56 ГПК РФ обязан представить суду доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки и штрафа последствиям нарушенного обязательства, а суд должен обсудить данный вопрос в судебном заседании и указать мотивы, по которым он пришел к выводу об удовлетворении такого заявления.

Таким образом, в настоящем деле для применения ст. 333 ГК РФ необходимо одновременное наличие двух условий:

  • заявления о несоразмерности неустойки;
  • представления доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

В описанном мной деле ответчик является юридическим лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность; в суды первой и апелляционной инстанций с заявлением о снижении суммы неустойки и штрафа не обращался, доказательств наличия исключительных обстоятельств, не позволивших ответчику выполнить требование истца, не представил. Несогласие с заявленными исковыми требованиями не эквивалентно заявлению о снижении размера взыскиваемых штрафных санкций в связи с их несоразмерностью.

Положение п. 1 ст. 333 ГК РФ в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, не допускает возможности решения судом вопроса о снижении размера неустойки (штрафа) по мотиву явной несоразмерности последствиям нарушенного обязательства без заявлений ответчиками соответствующих требований, представления доказательств, подтверждающих такую несоразмерность и без обсуждения этого вопроса в судебном заседании (определения Конституционного Суда РФ от 15 января 2015 г. № 7-О, от 15 января 2015 г. № 6-О; определения СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 января 2018 г. № 32-КГ17-36, от 12 сентября 2017 г. № 32-КГ17-28, от 6 июня 2017 г. № 71-КГ17-5, от 20 декабря 2016 г. № 71-КГ16-17, от 1 ноября 2016 г. № 5-КГ16-172, от 5 июля 2016 г. № 34-КГ16-8, от 30 июня 2015 г. № 5-КГ15-82, от 30 июня 2015 г. № 5-КГ15-77).

Несмотря на отсутствие перечисленных обстоятельств, суды применили ст. 333 ГК РФ к отношениям сторон, при этом в судебных актах не привели основанных на законе мотивов, по которым сочли возможным снизить размер взыскиваемой неустойки и штрафа, а также не указали, в чем заключается несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

Итак, суды применяют на практике ст. 333 ГК РФ даже в отсутствие соответствующих заявлений сторон, а если такие заявления делаются, в них отсутствует аргументация несоразмерности неустойки (штрафа), т.е. суды в большинстве случаев, уменьшая размер неустойки (штрафа), нарушают принцип состязательности сторон.

Данная правовая проблема уже давно существует в правоприменительной практике, однако пока все больше вопросов, нежели ответов.

По моему мнению, для разрешения проблемы применения ст. 333 ГК РФ необходимо установить категорию споров (где должник – не предприниматель), на которые распространяется  действие данной статьи, исключить из нее споры о защите прав потребителей или установить исключительные критерии несоразмерности неустойки (штрафа) последствиям нарушения обязательств, служащие основанием для  снижения  судом неустойки (штрафа) по данной категории споров.

Рассказать:
Другие мнения
Баранов Игорь
Баранов Игорь
Адвокат АП г. Москвы, Партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), эксперт Национального антикоррупционного комитета, Преподаватель Академии информационных систем (АИС)
Собственник и владелец – не тождества
Уголовное право и процесс
Проблема подмены понятий при обеспечении участия в обыске лица, в помещении которого он проводится
21 июня 2024
Переладов Андрей
Переладов Андрей
Адвокат АП Кемеровской области, сопредседатель КА «Регионсервис», управляющий партнер офиса Коллегии в г. Кемерово, руководитель практики «Экология и природопользование»
К вопросу о собственнике отходов
Природоохранное право
Создатель отходов – лицо, чья деятельность привела к их образованию
20 июня 2024
Широков Сергей
К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли требование о ежегодной индексации арендной платы на уровень инфляции?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Какие аргументы могут обеспечить защиту интересов лизингополучателя?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли взыскание с подрядчика расходов на устранение недостатков работ за пределами годичного срока давности?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Кто является ответчиком за нарушение права на товарный знак
Право интеллектуальной собственности
На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Яндекс.Метрика