×

Снятие с жилищной очереди по закону – незаконно

Городские власти лишили москвичей права на продвижение в очереди по улучшению жилищных условий при наличии в собственности жилых домов без необходимых коммуникаций
Минушкина Анна
Минушкина Анна
Адвокат АП г. Москвы

Всех жителей Москвы, состоящих на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, волнует вопрос о продвижении в очереди по предоставлению им новых жилых помещений. В связи с реновацией указанный вопрос стал невероятно обсуждаем, так как если дом расселяется по программе реновации, то проживающим в указанном доме гражданам, состоящим на жилищном учете, одновременно улучшаются жилищные условия (чего ранее предусмотрено не было).

Однако хотелось бы разобраться в следующем: каким образом указанная гарантия работает и будет ли она работать при обеспечении жилищных прав жителей Москвы?

В СМИ активно обсуждался Закон о реновации, да и до настоящего времени споры не утихают, при этом незамеченными остались поправки в ч. 4 ст. 8 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» (далее – Закон), внесенные Законом г. Москвы от 28 декабря 2016 г. № 55 и вступившие в силу 9 января 2017 г., которые затрагивают жилищные права столичных жителей.

Старая редакция ч. 4 ст. 8 Закона
Согласно старой редакции ч. 4 ст. 8 Закона жители Москвы признавались нуждающимися в жилых помещениях, если проживали в домах, в которых отсутствует хотя бы один из видов удобств, указанных в Приложении № 1 к этому Закону, независимо от учетной нормы площади жилого помещения.

В силу этого приложения благоустроенные жилые помещения в Москве должны соответствовать следующему стандарту: дом (квартира) со всеми видами удобств (электроснабжение, водопровод, канализация, отопление, ванна или душ, газовая или электрическая плита, горячее водоснабжение или газовая колонка), независимо от материала стен.

Таким образом, если в жилом помещении, которое находилось в пользовании (собственности) жителя Москвы, не было хотя бы централизованного горячего водоснабжения, это жилье уже не могло учитываться при определении уровня обеспеченности жилым помещением указанного жителя Москвы.

Несмотря на такую редакцию Закона, Департамент городского имущества г. Москвы снимал с жилищного учета жителей столицы только лишь на основании того, что у них на праве собственности имелась, например, дача, которая по ошибке была задекларирована как жилой дом, или, что еще хуже, дом в глухой деревне без каких-либо коммуникаций.

Справедливости ради необходимо отметить, что такие дела имели положительную практику в суде, т.е. суды в подобных случаях удовлетворяли требования москвичей, восстанавливали их на жилищном учете. Однако, по статистике, из десяти снятых с жилищного учета в суд обращались двое – таким образом жилищная очередь в Москве и продвигалась.

ДГИ г. Москвы, зная, что подобные его действия судами признавались незаконными, все равно снимал с жилищного учета жителей Москвы по указанным основаниям, даже если они предоставляли в ДГИ сведения об отсутствии коммуникаций в принадлежащих им домах.

Новая редакция статьи
Скорее всего, в силу того что суды, как правило, удовлетворяли иски москвичей о признании незаконным снятия с жилищного учета «по причине наличия в собственности садового дома, дома без коммуникаций», ч. 4 ст. 8 Закона с 9 января 2017 г. действует в новой редакции: «Жители города Москвы признаются нуждающимися в жилых помещениях при наличии хотя бы одного из следующих оснований: заявители проживают в жилых помещениях в многоквартирных домах, в которых отсутствует хотя бы один из видов удобств, указанных в приложении 1 к настоящему Закону, независимо от учетной нормы площади жилого помещения».

Таким образом, если ранее при определении уровня обеспеченности не должны были учитываться любые дома, в которых отсутствовал хотя бы один вид коммуникаций, то после вступления в силу указанных изменений не должны учитываться только жилые помещения в многоквартирных домах, не имеющих коммуникаций. Это, я так понимаю, например, «бараки», которые имеют статус многоквартирного дома.

Считаю, что количество подобных жилых помещений в многоквартирных домах (без коммуникаций) невелико. Такие жилые помещения могут быть в поселках, деревнях. Соответственно, и иски в суды по таким делам, скорее всего, будут сведены на нет.

Каким образом на практике будут применяться положения ч. 4 ст. 8 Закона
С начала 2017 г. ДГИ г. Москвы начал «массово» снимать с жилищного учета жителей Москвы по причине наличия в собственности (пользовании) домов, дач. Со стоящих на жилищном учете требуют заключения о непригодности жилого дома к проживаю, в противном случае ДГИ г. Москвы издается распоряжение о снятии с жилищного учета. В настоящее время по подобным делам решений суда пока еще нет. Однако с учетом правила «закон обратной силы не имеет» считаю однозначным то, что применение указанных изменений в ч. 4 ст. 8 Закона к жителям Москвы, уже стоящим на жилищном учете, недопустимо. Указанная статья Закона в действующей редакции может быть применена только при определении уровня обеспеченности граждан жилым помещением при постановке на жилищный учет, т.е. к тем жителям Москвы, которые встали на жилищный учет после 9 января 2017 г.

Неконституционность ч. 4 ст. 8 Закона, изложенной в новой редакции
На мой взгляд, имеются основания полагать, что ч. 4 ст. 8 Закона в действующей редакции противоречит Конституции РФ, а именно ст. 19 (равенство всех перед законом), ст. 40 (право на жилище).

Считаю, что нахождение в пользовании (собственности) жителя Москвы жилого помещения в многоквартирном доме без необходимых коммуникаций абсолютно равнозначно нахождению в его собственности просто жилого дома (дачи) без коммуникаций. Утверждение об обратном противоречит Конституции РФ.

Вывод
На сегодняшний день сложилась следующая ситуация. Вместо того чтобы при имеющихся сотнях решений о признании незаконными распоряжений Департамента городского имущества о снятии с жилищного учета изменить политику ДГИ, т.е. не принимать заведомо незаконные распоряжения (а перед принятием распоряжения запросить информацию о наличии/отсутствии в доме необходимых коммуникаций), власти Москвы пошли по иному пути: проигнорировав положительную практику судов по указанному вопросу, изменили законодательство г. Москвы и исключили возможность дальнейшего принятия положительных для москвичей решений судов по указанному вопросу.

Рассказать:
Другие мнения
Зорин Николай
Зорин Николай
Адвокат АП Ростовской области
Не взысканная по вине банка сумма долга является убытком
Гражданское право и процесс
Как доказать это в отсутствие устойчивой судебной практики и разъяснений ВС РФ
27 Марта 2020
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ
«Беззалоговое» правосудие
Уголовное право и процесс
Судебная практика последних 10 лет превращает залог в «вымирающую» меру пресечения
25 Марта 2020
Павловский Николай
Павловский Николай
Адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Агарта»
Спецдекларация как вещдок: закон суду не указ?
Уголовное право и процесс
Тенденции правоприменения позволяют усомниться в абсолютной неприкосновенности данных декларанта
23 Марта 2020
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области
Удар по независимости адвокатуры
Уголовное право и процесс
Наивно думать, что уголовное преследование Булата Юмадилова предполагает иные цели, кроме контроля органов АП
20 Марта 2020
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области
Выше ответственность – больше гарантий защиты
Международное право
ЕСПЧ указал, что преследование и притеснение адвокатов «бьют по сердцу конвенционной системы»
19 Марта 2020
Гуляев Сергей
Адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT
Суды на стороне АСВ
Гражданское право и процесс
Законодатель создал преимущество для конкурсного управляющего
17 Марта 2020