×

Буквально на днях стало известно, что Федеральная палата адвокатов РФ выступила с предложением о внесении изменений и дополнений в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации в части наделения адвокатского удостоверения статусом документа, удостоверяющего личность.

Читайте также
Для адвоката – доступ без паспорта
ФПА просит Минюст повысить статус удостоверения адвоката для целей беспрепятственного доступа адвоката в здания учреждений, судов и прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности
15 Ноября 2017 Новости

С одной стороны, лично меня как адвоката это порадовало, поскольку я давно обратил внимание на эту проблему и меня удивляло, почему этот очевидный пробел в законе остается без внимания адвокатского сообщества с 2002 г. Но с другой стороны – расстроило, потому что предложенные меры, по моему мнению, недостаточны.

Мне кажется, на данную проблему следует смотреть шире. Предлагаемые адвокатским сообществом поправки в Закон должны носить более существенный характер.

На сегодня из п. 3 ст. 15 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре следует, что «удостоверение является единственным документом, подтверждающим статус адвоката… Удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

Статья 15 Закона – единственная норма, в которой упоминается такой документ, как удостоверение адвоката. При этом наименование данной статьи звучит как «Внесение сведений об адвокате в региональный реестр». С моей точки зрения, это похоже на не очень удачную шутку законодателя: единственный документ, подтверждающий полномочия адвоката и его право на защиту граждан и организаций, даже не был удостоен отдельной статьи в Законе, а упоминание о нем содержится в норме, которая по своему наименованию и содержанию совершенно не подходит для этого с точки зрения юридической техники.

Положение о том, что удостоверение «подтверждает право беспрепятственного доступа», звучит несколько иронично, поскольку само по себе такое право не закреплено в статье об имеющихся у адвоката полномочиях. Таким образом, право беспрепятственного доступа в любые помещения для осуществления профессиональной деятельности, в том числе в здания судов, должно содержаться в ст. 6 Закона «Полномочия адвоката». Между тем она в текущей редакции подобным правом адвоката не наделяет, что в итоге и становится причиной ожесточенных споров по данному вопросу.

По смыслу своей деятельности адвокат действительно вправе входить куда угодно для защиты прав своего подзащитного, но с точки зрения текущей редакции Закона это совсем не так. На сегодня Закон об адвокатуре скомканными нормами говорит лишь о том, что удостоверение подтверждает его статус как адвоката. Личность адвокат должен подтверждать любыми другими способами, и на практике это сводится к представлению паспорта гражданина РФ.

На моей памяти ни один сотрудник МВД, СК, прокуратуры или ФСБ не пользовался паспортом при осуществлении своей профессиональной деятельности. Почему? Очень просто. Законы о полиции, прокуратуре, Федеральной службе безопасности, Следственном комитете, о службе в органах внутренних дел определяют статус служебного удостоверения и закрепляют его как документ, удостоверяющий личность. При этом в упомянутых законах подробное описание полномочий сотрудников указанных ведомств, статуса их служебных удостоверений содержится в соответствующих для этого нормах.

По замыслу Закона об адвокатуре, взаимодействуя с гражданами, должностными лицами и организациями, адвокат реализует свои полномочия посредством удостоверения. Но на практике это не так. Для некоторых адвокатов до сих пор является открытием, что судебную доверенность в суды общей юрисдикции следует оформлять только на удостоверение адвоката и выступать в суде в качестве представителя следует на основании удостоверения и ордера, а также доверенности – если необходимы соответствующие полномочия. Но при наличии доверенности, оформленной к тому же на паспорт, адвокаты иногда не считают нужным представлять судье ордер и удостоверение. Про арбитражный процесс можно не говорить, поскольку АПК РФ не требует у адвоката представлять суду ордер для подтверждения своих полномочий.

Кроме того, нотариусы иногда отказываются оформлять судебные доверенности с полномочиями представителя на адвокатское удостоверение, поскольку последнее не является удостоверением личности и не позволяет установить адрес адвоката, к примеру, для того чтобы знать, куда отправлять уведомление о том, что доверенность отозвана.

В итоге складывается плачевная ситуация, при которой девальвируется ценность не только адвокатского удостоверения, но и всего института. Действительно, как можно считаться полноценным представителем чьих-либо прав, если тебя постоянно просят предъявить личные документы, которые по умолчанию не должны требоваться при оказании юридической помощи (паспорт, водительское удостоверение или иное).

С моей точки зрения, в контексте недавно опубликованного проекта Концепции регулирования рынка юридической помощи и возможного начала ее реализации нормы, касающиеся прав адвоката, особенно в части того, какие именно документы дают ему право на осуществление профессиональной деятельности, должны быть скорректированы, чтобы исключить любые противоречивые толкования. На сегодня задача адвокатского сообщества – постараться создать благоприятные условия не только для себя, но и для коллег, которые только собираются вступать в корпорацию.

В связи с этим, полагаю, адвокатское сообщество должно разработать и представить проект изменений и дополнений в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре более широкий, чем предложенный в письме президента ФПА РФ к заместителю министра юстиции РФ, не забыв про корреспондирующие поправки в другие законы.

Во-первых, необходимо дополнить ст. 6 Закона, определяющую полномочия адвоката, правом на беспрепятственный доступ адвоката в здания учреждений, организаций, в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур.

Во-вторых, указанный закон следует дополнить новой статьей «Удостоверение адвоката», которую следует изложить в примерно такой редакции:

«Адвокатам выдаются удостоверения установленного федеральным органом юстиции образца.

Удостоверение адвоката является документом, подтверждающим статус адвоката, его личность, регистрационный номер в реестре адвокатов субъекта Российской Федерации, полномочия и гарантии, предоставленные законодательством Российской Федерации и настоящим Законом.

Удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания учреждений, организаций, в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур».

В-третьих, следует изложить ч. 3 ст. 61 АПК РФ в следующей редакции: «Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

Таким образом, полагаю, что адвокатским сообществом выбран правильный путь для решения проблемы с доступом адвокатов в места осуществления профессиональной деятельности, однако представляется, что окончательный проект изменений и дополнений должен включать положения, указанные выше, – думаю, они позволят исключить противоречивость толкований норм о статусе адвокатского удостоверения правоприменителями.


Рассказать:
Другие мнения
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
Поправки в «законопроект Клишаса»
Адвокатура, государство, общество
Вариант корректировки проблемных моментов в предложенных поправках в Закон об адвокатуре
14 Января 2019
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Возможности фотографии
Адвокатский досуг
Об инструменте личностного и профессионального роста адвоката
26 Декабря 2018
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры», вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов по международным связям
Адвокатский опрос – не доказательство, но средство для их получения
Правовые вопросы статуса адвоката
Противоречивую практику можно преодолеть, обратившись к опыту Франции
20 Декабря 2018
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат МКА «Железников и партнеры»
Участие адвоката в госзакупках юридической помощи
Адвокатура, государство, общество
Необходимо законодательно урегулировать фактически сложившиеся правоотношения
19 Декабря 2018
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Регулирование адвокатуры – дело адвокатуры
Адвокатура, государство, общество
Об участии в корпоративном нормотворчестве в установленных и доказавших свою эффективность процедурах
18 Декабря 2018
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
Корпоративные акты региональных палат: польза или вред?
Адвокатура, государство, общество
Назрела необходимость упорядочить нормотворческий процесс адвокатских палат
18 Декабря 2018