×

Буквально на днях стало известно, что Федеральная палата адвокатов РФ выступила с предложением о внесении изменений и дополнений в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации в части наделения адвокатского удостоверения статусом документа, удостоверяющего личность.

Читайте также
Для адвоката – доступ без паспорта
ФПА просит Минюст повысить статус удостоверения адвоката для целей беспрепятственного доступа адвоката в здания учреждений, судов и прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности
15 Ноября 2017 Новости

С одной стороны, лично меня как адвоката это порадовало, поскольку я давно обратил внимание на эту проблему и меня удивляло, почему этот очевидный пробел в законе остается без внимания адвокатского сообщества с 2002 г. Но с другой стороны – расстроило, потому что предложенные меры, по моему мнению, недостаточны.

Мне кажется, на данную проблему следует смотреть шире. Предлагаемые адвокатским сообществом поправки в Закон должны носить более существенный характер.

На сегодня из п. 3 ст. 15 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре следует, что «удостоверение является единственным документом, подтверждающим статус адвоката… Удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

Статья 15 Закона – единственная норма, в которой упоминается такой документ, как удостоверение адвоката. При этом наименование данной статьи звучит как «Внесение сведений об адвокате в региональный реестр». С моей точки зрения, это похоже на не очень удачную шутку законодателя: единственный документ, подтверждающий полномочия адвоката и его право на защиту граждан и организаций, даже не был удостоен отдельной статьи в Законе, а упоминание о нем содержится в норме, которая по своему наименованию и содержанию совершенно не подходит для этого с точки зрения юридической техники.

Положение о том, что удостоверение «подтверждает право беспрепятственного доступа», звучит несколько иронично, поскольку само по себе такое право не закреплено в статье об имеющихся у адвоката полномочиях. Таким образом, право беспрепятственного доступа в любые помещения для осуществления профессиональной деятельности, в том числе в здания судов, должно содержаться в ст. 6 Закона «Полномочия адвоката». Между тем она в текущей редакции подобным правом адвоката не наделяет, что в итоге и становится причиной ожесточенных споров по данному вопросу.

По смыслу своей деятельности адвокат действительно вправе входить куда угодно для защиты прав своего подзащитного, но с точки зрения текущей редакции Закона это совсем не так. На сегодня Закон об адвокатуре скомканными нормами говорит лишь о том, что удостоверение подтверждает его статус как адвоката. Личность адвокат должен подтверждать любыми другими способами, и на практике это сводится к представлению паспорта гражданина РФ.

На моей памяти ни один сотрудник МВД, СК, прокуратуры или ФСБ не пользовался паспортом при осуществлении своей профессиональной деятельности. Почему? Очень просто. Законы о полиции, прокуратуре, Федеральной службе безопасности, Следственном комитете, о службе в органах внутренних дел определяют статус служебного удостоверения и закрепляют его как документ, удостоверяющий личность. При этом в упомянутых законах подробное описание полномочий сотрудников указанных ведомств, статуса их служебных удостоверений содержится в соответствующих для этого нормах.

По замыслу Закона об адвокатуре, взаимодействуя с гражданами, должностными лицами и организациями, адвокат реализует свои полномочия посредством удостоверения. Но на практике это не так. Для некоторых адвокатов до сих пор является открытием, что судебную доверенность в суды общей юрисдикции следует оформлять только на удостоверение адвоката и выступать в суде в качестве представителя следует на основании удостоверения и ордера, а также доверенности – если необходимы соответствующие полномочия. Но при наличии доверенности, оформленной к тому же на паспорт, адвокаты иногда не считают нужным представлять судье ордер и удостоверение. Про арбитражный процесс можно не говорить, поскольку АПК РФ не требует у адвоката представлять суду ордер для подтверждения своих полномочий.

Кроме того, нотариусы иногда отказываются оформлять судебные доверенности с полномочиями представителя на адвокатское удостоверение, поскольку последнее не является удостоверением личности и не позволяет установить адрес адвоката, к примеру, для того чтобы знать, куда отправлять уведомление о том, что доверенность отозвана.

В итоге складывается плачевная ситуация, при которой девальвируется ценность не только адвокатского удостоверения, но и всего института. Действительно, как можно считаться полноценным представителем чьих-либо прав, если тебя постоянно просят предъявить личные документы, которые по умолчанию не должны требоваться при оказании юридической помощи (паспорт, водительское удостоверение или иное).

С моей точки зрения, в контексте недавно опубликованного проекта Концепции регулирования рынка юридической помощи и возможного начала ее реализации нормы, касающиеся прав адвоката, особенно в части того, какие именно документы дают ему право на осуществление профессиональной деятельности, должны быть скорректированы, чтобы исключить любые противоречивые толкования. На сегодня задача адвокатского сообщества – постараться создать благоприятные условия не только для себя, но и для коллег, которые только собираются вступать в корпорацию.

В связи с этим, полагаю, адвокатское сообщество должно разработать и представить проект изменений и дополнений в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре более широкий, чем предложенный в письме президента ФПА РФ к заместителю министра юстиции РФ, не забыв про корреспондирующие поправки в другие законы.

Во-первых, необходимо дополнить ст. 6 Закона, определяющую полномочия адвоката, правом на беспрепятственный доступ адвоката в здания учреждений, организаций, в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур.

Во-вторых, указанный закон следует дополнить новой статьей «Удостоверение адвоката», которую следует изложить в примерно такой редакции:

«Адвокатам выдаются удостоверения установленного федеральным органом юстиции образца.

Удостоверение адвоката является документом, подтверждающим статус адвоката, его личность, регистрационный номер в реестре адвокатов субъекта Российской Федерации, полномочия и гарантии, предоставленные законодательством Российской Федерации и настоящим Законом.

Удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания учреждений, организаций, в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур».

В-третьих, следует изложить ч. 3 ст. 61 АПК РФ в следующей редакции: «Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

Таким образом, полагаю, что адвокатским сообществом выбран правильный путь для решения проблемы с доступом адвокатов в места осуществления профессиональной деятельности, однако представляется, что окончательный проект изменений и дополнений должен включать положения, указанные выше, – думаю, они позволят исключить противоречивость толкований норм о статусе адвокатского удостоверения правоприменителями.


Рассказать:
Другие мнения
Беньяш Михаил
Беньяш Михаил
Адвокат АП Краснодарского края
За показным «уважением» скрывается равнодушие
Защита прав адвокатов
Только те, кто не умеют мириться с несправедливостью, смогут защищать доверивших им свою судьбу
09 Ноября 2018
Домащенко Роман
Домащенко Роман
Управляющий партнер АБ «Домащенко и партнеры»
Михаил Беньяш: адвокат или политик?
Профессиональная этика
Помощь адвокату в трудной ситуации не обязательно означает поддержку его политических взглядов
26 Октября 2018
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Адвокат АП Московской области, адвокат МКА «ГРАД», кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Адвокатам нужно не преподавание, а обмен опытом
Стандарты адвокатской деятельности
Вопрос лицензирования не возникнет при применении сугубо адвокатских форм повышения квалификации
25 Октября 2018
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат МКА «Железников и партнеры»
Защита адвокатского гонорара от включения в конкурсную массу
Гражданское право и процесс
Суды ставят нормы законодательства о банкротстве выше конституционных ценностей
24 Октября 2018
Иванов Владимир
Иванов Владимир
Адвокат АП Курской области
Протокол адвокатского опроса и протокол налогового органа – равные по силе доказательства
Арбитражное право и процесс
Судебная практика демонстрирует обратную тенденцию
23 Октября 2018
Пегов Игорь
Пегов Игорь
Адвокат АП Московской области
Неправосудный приговор в целях сокрытия тяжких должностных преступлений
Защита прав адвокатов
Адвокат был избит и осужден без всяких законных оснований
22 Октября 2018