×

ВС усмотрел в премии юристам «гонорар успеха»

Практика судов общей юрисдикции по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов

21 октября «АГ» опубликовала новость об Определении Верховного Суда РФ от 30 сентября по делу № 78-КГ19-32. Высшая судебная инстанция разбиралась, можно ли в договоре об оказании юридических услуг предусмотреть дополнительную премию юристам в виде процента от взысканных в гражданском споре средств в пользу их клиента.

Данным Определением ВС РФ признал недопустимым положение договора об оказании юридических услуг, предусматривающее премию в размере 10% от взысканной суммы («гонорар успеха»). Данная позиция существенно расходится с практикой арбитражных судов, которые часто допускают «гонорар успеха» при условии «разумности» его размера.

Напомню, что в рассмотренном ВС РФ деле юридическая фирма предъявила иск к клиенту, требуя оплатить услуги по двум договорам, связанным с судебным представительством: 14 млн руб. по одному договору и 15 млн руб. – по другому. Речь в обоих делах шла о взыскании миллионов долларов, так что сумма гонорара не кажется сверхъестественной. Иск к клиенту был подан в суд общей юрисдикции.

Что касается первого договора, то суды в ходе рассмотрения иска выявили странную неувязку. В договоре речь шла о представительстве в государственном суде, а в реальности услуги по представительству были оказаны в третейском суде. В результате суды всех инстанций без колебаний отклонили иск. Мысль о том, что юристам стоит заплатить хоть что-то за проделанную работу, по-видимому, никому в голову не пришла.

До Верховного Суда РФ дошел спор по второму договору, в котором было предусмотрено представительство в государственном суде (и юристы действительно представляли клиента именно там). Договор содержал условие, согласно которому исполнителю полагается премия в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Иначе говоря, стоял вопрос о типичном «гонораре успеха».

Несмотря на то что исковые требования были удовлетворены, клиент платить премию юристам не пожелал, потребовав признать данное положение договора недействительным. Однако петербургские суды двух инстанций не нашли в спорном условии договора ничего предосудительного и разрешили спор в пользу юристов, сославшись на свободу договора.

Суд первой инстанции отметил, в частности, что «размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, который будет принят в будущем». Апелляция также сочла, что «выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями… по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда». Суды взыскали долг с клиента в полном объеме.

Однако ВС РФ не согласился с позицией нижестоящих судов.

В обоснование своего решения Коллегия ВС РФ привела три аргумента. Во-первых, суды неправильно оценили доказательства. Что конкретно имела в виду Коллегия, не совсем ясно – вроде бы никакого спора о фактах, а значит, и об оценке доказательств в деле не было, неоднозначна лишь оценка правовой квалификации условий договора.

Во-вторых (и это, на мой взгляд, главное): Коллегия со ссылкой на позицию Конституционного Суда РФ (Постановление от 23 января 2007 г. № 1-П) указала, что «гонорар успеха» в российском праве не допускается. В Постановлении КС РФ, в частности, отмечено, что включение в договор о возмездном оказании правовых услуг условия о «гонораре успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», поскольку «означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора».

В-третьих, по мнению Коллегии, нижестоящие суды неправильно истолковали договор, сочтя, что премия определяется как процент «от цены иска», в то время как в договоре указано, что это процент «от взысканной суммы».

В итоге ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части удовлетворения требований по договору и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Вопрос «гонорара успеха» по договору оказания юридических услуг – традиционно «больной» для российского права. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ выпустил Информационное письмо (от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»), в котором указал, что условия о «гонораре успеха» не подлежат судебной защите. Одна из юридических фирм оспорила в КС РФ практику отрицания «гонорара успеха», однако Суд в названном Постановлении № 1-П полностью подтвердил упомянутую практику.

Впоследствии эта жесткая позиция в системе арбитражных судов была значительно смягчена. По сути, многие суды приходили к выводу, что «гонорар успеха» допустим, если его размер «разумен». Соответственно, во многих случаях он подлежит взысканию с клиента. Этот гонорар – при условии «разумности» его размера – выигравшая дело сторона может даже взыскать с проигравшей в качестве судебных расходов. Данный подход ВАС РФ сформулировал в п. 6 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Практика арбитражных судов продолжала колебаться. Так, в 2015 г. Коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что «гонорар успеха» в принципе не подлежит взысканию с процессуального оппонента (дело № А60-11353/2013). Впрочем, о возможности взыскания этого гонорара с самого клиента ВС РФ в том деле ничего не сказал.

Буквально за несколько дней до принятия обсуждаемого судебного акта судья ВС РФ Елена Зарубина вынесла отказное определение, фактически утвердившее позицию нижестоящих арбитражных судов, в котором указывалось на допустимость исчисления суммы оплаты как процента «от взысканной суммы» (дело № А76-26478/2018). Кстати, речь шла тоже о 10%.

Однако все это происходило во «вселенной арбитражных судов». Что касается «вселенной судов общей юрисдикции», то, похоже, время там остановилось в 2007 г. – времени принятия постановления КС РФ № 1-П. Позиции ВАС РФ для судов общей юрисдикции – все равно что позиции марсианского верховного суда: «очень интересно, но какое это имеет к нам отношение?»

Гражданская коллегия ВС РФ в рассматриваемом деле не анализирует практику арбитражных судов. Как, впрочем, и практику судов общей юрисдикции. Не обсуждаются также и политико-правовые, догматические или какие-либо иные основания запрета «гонорара успеха». Видимо, названная Коллегия ВС РФ рассматривает формулировки постановления КС РФ как истину в последней инстанции, не нуждающуюся в дополнительном осмыслении, творческом толковании, а тем более – изменении: если указано, что «гонорар успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», то вопрос решен и обсуждать больше нечего.

Абсурдность и контрпродуктивность абсолютного запрета «гонорара успеха» неоднократно обсуждалась в юридической прессе. Представляется очевидным, что аккуратное применение этого способа оплаты труда представителя весьма способствовало бы улучшению качества юридических услуг. Возможные отрицательные эффекты могут без особых проблем купироваться судебным контролем на предмет «разумности» размера вознаграждения.

К сожалению, все эти политико-правовые аргументы остаются вне сферы внимания ВС РФ. Как это зачастую и бывает, мотивировка, по сути, ограничивается цитированием норм закона и чужих правовых позиций (в данном случае КС РФ). Каких-либо самостоятельных соображений насчет того, почему «гонорар успеха» плох или хорош, Коллегия не формулирует.

В свое время в качестве главной из заявленных целей ликвидации ВАС РФ называлась необходимость унификации судебной практики. Рассмотренное Определение ВС РФ демонстрирует, что данная цель достигнута не была. Практика судов общей юрисдикции, включая Коллегию ВС РФ по гражданским делам, по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов, в том числе Коллегии по экономическим спорам. Спрашивается, стоило ли тогда огород городить?

Рассказать:
Другие мнения
Шишанова Антонина
Юрист практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и партнеры»
Единственное преимущество – адвокатский запрос
Правовые вопросы статуса адвоката
Основная трудность в спорах о незаконном использовании объектов интеллектуальной собственности в Сети – определение субъекта нарушения
01 Декабря 2020
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Партнер юридической группы «Парадигма»
Особый публично-правовой статус адвоката – не гарантия выигрыша
Правовые вопросы статуса адвоката
Адвокатский запрос эффективен, но адвокат несет и специальные обязанности
01 Декабря 2020
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, к.ю.н., доцент Университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АПМО
Не следует широко трактовать статусные права и пределы охраняемых законом тайн
Правовые вопросы статуса адвоката
Осмотр адвокатом места предложения к продаже, реализации и хранению контрафактных товаров и проведение фиксации контента веб-сайтов – за пределами его прав
01 Декабря 2020
Зуйков Сергей
Зуйков Сергей
Управляющий партнер, патентный поверенный РФ, Евразийский патентный поверенный
Преимущество привлечения адвоката – право на адвокатский запрос
Правовые вопросы статуса адвоката
По профессиональным навыкам патентный поверенный –предпочтительнее
01 Декабря 2020
Малахов Борис
Малахов Борис
Партнер, руководитель практики интеллектуальной собственности LIDINGS
Эксклюзивные преимущества статуса адвоката
Правовые вопросы статуса адвоката
О целесообразности взаимодействия правообладателей с адвокатами для надлежащей защиты интеллектуальной собственности
01 Декабря 2020
Трушкин Александр
Трушкин Александр
Адвокат АП Московской области
Использование примирительных процедур в додисциплинарном производстве
Адвокатура, государство, общество
Как это поможет урегулированию споров между заявителями жалоб и адвокатами
09 Ноября 2020