×

Адвокат добилась оправдания, доказав, что ее доверитель не был на месте преступления

Суд согласился с доводом защитника о том, что доказательства стороны обвинения подтверждают факт совершения кражи, но не причастность подсудимого к ней
В комментарии «АГ» адвокат оправданного Юлия Чумак отметила, что после вступления приговора в законную силу будут поданы иски о возмещении как морального вреда, так и расходов, связанных с оплатой юридической помощи.

7 октября Пресненский районный суд г. Москвы вынес оправдательный приговор (имеется у «АГ») в отношении К., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК.

По версии следствия, 12 марта 2018 г. К. вступил в предварительный сговор со своим братом Р., направленный на тайное хищение чужого имущества. Соучастники распределили между собой роли. В этот же день в период с 21 ч. до 23 ч. 40 мин Р. и К. прибыли на машине к дому, где Р. достал неустановленный предмет, предназначенный для совершения преступления. Они подошли к окну квартиры дома, где общество арендовало жилое помещение. Р отжал оконную раму и проник в квартиру. К. же остался наблюдать за окружающей обстановкой. В итоге компании был нанесен незначительный материальный ущерб на сумму почти в 190 тыс. руб.

В дальнейшем оперуполномоченный ОМВД России по району Арбат г. Москвы С. Сиканов, просмотрев камеры городского видеонаблюдения «Безопасный город», расположенные поблизости от места совершения преступления, обнаружил автомобиль, на котором перемещался Р.

Так как Р. был ранее судим по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК, в 2017 г. Хамовническим районным судом по уголовному делу, по которому как соучастник проходил его младший брат К., Сиканов в ходе проведения проверки задержал последнего, однако тот отказался от показаний, сославшись на ст. 51 Конституции.

Полицейский неоднократно пытался связаться с Р., однако на телефонные звонки тот не отвечал, дверь не открывал, а при встрече на улице, когда оперативник принял решение задержать его и показал служебное удостоверение, скрылся на автомобиле. Тем не менее Р. был задержан через несколько дней. В последующем у Р. в ходе обыска были изъяты предметы, которые опознала генеральный директор общества.

Кроме того, на стадии предварительного расследования по ходатайству следователя было сделано два заключения эксперта, в соответствии с одним из которых с вероятностью не менее 75% на видеозаписи запечатлен К. Согласно второму заключению, не исключается, что на видеозаписи запечатлен Р.

Также, согласно обвинительному заключению (имеется у «АГ»), была допрошена супруга К., которая пояснила, что 12 марта примерно с 17 ч. по 19 ч. шла с работы домой, после чего до 8 ч. утра 13 марта не выходила из квартиры. К. в это время находился дома, квартиру покидал только на 10 мин. чтобы сходить в магазин.

В суде Р. и К. отказались давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции.

Защиту К. осуществляла адвокат АП г. Москвы Юлия Чумак. В комментарии «АГ» она отметила, что позиция стороны защиты заключалась в отсутствии достаточных доказательств причастности подсудимого к совершению данного преступления. «Мы исходили из того, что доказательства, подтверждающие его причастность на этапе следствия, добыты не были, заключение эксперта носит вероятностный характер, а объективные следы присутствия на месте совершения кражи отсутствуют», – пояснила она. Адвокат указала, что оспаривался сам факт доказанности участия К. в совершении преступления. Кроме того, ставился вопрос о признании ряда доказательств недопустимыми.

Выслушав стороны и изучив материалы дела, суд отметил, что представленные стороной обвинения доказательства подтверждают факт совершения кражи имущества, полномочия генерального директора и факт нахождения юридического лица по месту совершения преступления. Но при этом, по мнению суда, какой-либо причастности К. к совершению кражи не установлено.

Протокол выемки видеозаписи, осмотра предметов, личного досмотра, на котором был осмотрен телефон Р., протокол осмотра предметов, согласно которым был осмотрен автомобиль, по мнению суда, не указывают и не устанавливают какую-либо причастность К. к совершению преступления. Не подтверждает позицию стороны обвинения и протокол обыска по месту проживания Р., в ходе которого были обнаружены и изъяты предметы, которые опознала генеральный директор компании.

Суд отметил, что первое заключение эксперта проведено в отношении Р., а второе указывает, что с вероятностью не менее 75% на представленной видеозаписи запечатлен К. Таким образом, экспертом не сделан четкий, конкретный вывод о том, изображен ли на представленной видеозаписи К. или другое лицо. «С учетом положений ч. 3 ст. 14 УПК РФ, которые предусматривают, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, а также ч. 4 ст. 14 УПК РФ, согласно которой обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, суд делает вывод о том, что представленное заключение не может являться надлежащим и достаточным доказательством, которое бы подтверждало причастность К. и его вину в совершении преступления», – посчитал суд.

Таким образом, Пресненский районный суд г. Москвы признал К. невиновным и разъяснил порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

В то же время Р. был признан судом виновным, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В связи с тем что на момент вынесения приговора он отбывал наказание в виде лишения свободы на два года без ограничения свободы в связи с совершением преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 158, п. «а», «б», ч. 2 ст. 158 УК, Р. по совокупности было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 г. и 6 мес. без ограничения свободы.

«На сегодняшний день информация об обжаловании приговора в отношении К. со стороны прокуратуры отсутствует. Вместе с тем в ходе судебных прений сторона обвинения настаивала на доказанности его вины и предлагала постановить обвинительный приговор в отношении обоих подсудимых с назначением им наказаний в виде реального лишения свободы», – рассказала «АГ» Юлия Чумак. Она добавила, что после вступления приговора в законную силу будут поданы иски о возмещении оправданному как морального вреда, так и расходов, связанных с оплатой юридической помощи.

Рассказать: