×

Адвокат добился отмены приговора осужденному в особом порядке за распространение порнографии

Кассационная инстанция указала на недоказанность того, что обвиняемый, скачав порнографические материалы из интернета на свой ПК, предлагал или передавал их кому-либо или каким-то образом распространил их
В комментарии «АГ» защитник Андрей Власов выразил удовлетворение определением суда и рассказал о сложностях уголовного дела. По мнению одного из экспертов «АГ», изложенные в определении выводы коррелируют с позицией Верховного Суда РФ и окончательно формируют судебную практику по таким делам. Другой отметил, что уголовного дела не должно было быть, а суд первой инстанции полностью проигнорировал отсутствие состава преступления и вынес обвинительный приговор по сфабрикованным доказательствам.

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции своим определением отменила обвинительный приговор гражданину С., осужденному за распространение порнографических материалов (в том числе с участием несовершеннолетнего лица) посредством интернета и отменила производство по делу за отсутствием составов преступлений.

Адвокат АП Новосибирской области Андрей Власов, защищавший С., рассказал «АГ» об особенностях дела и о том, как ему удалось добиться оправдания доверителя.

Первая инстанция рассмотрела уголовное дела в особом порядке

По версии следствия, не позднее 19 июня 2018 г. С. установил себе на персональный компьютер программу-клиент пиринговой файлообменной сети Direct Connect, дающую пользователям возможность обмена файлами при подключении к файлообменным серверам.

Следствие полагало, что до этого гражданин скопировал из интернета порнографические материалы (в том числе с несовершеннолетним лицом) на свой компьютер, и тогда же у него возник умысел на незаконное распространение таких материалов, что и было сделано с помощью файлообменной сети. Это, по версии следствия, сделало доступным порнографическое видео для неограниченного круга пользователей.

Тем самым, как было указано в обвинительном заключении, С. совершил незаконное распространение порнографических материалов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, а также распространение материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетнего, не достигшего 14-летнего возраста. В итоге С. были предъявлены обвинения по ст. 242 и 242.1 УК РФ.

Уголовное дело рассматривалось в Советском районном суде г. Красноярска в особом порядке. После изучения материалов дела суд счел, что предъявленное подсудимому обвинение является обоснованным и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел активное способствование обвиняемым раскрытию и расследованию преступления, неудовлетворительное состояние его здоровья, чистосердечное раскаяние виновного.

«Обстоятельства, отягчающие наказание подсудимого, отсутствуют. С учетом фактических обстоятельств совершенных С. преступлений, степени их общественной опасности, суд не находит оснований для изменения их на менее тяжкую. Суд убежден, что целям восстановления социальной справедливости, а также исправления и перевоспитания подсудимого С., не оспаривающего факт совершения рассматриваемых преступлений, раскаявшегося в содеянном, предупреждения совершения им новых преступлений, в полной мере соответствует наказание в виде реального лишения свободы», – отмечено в приговоре от 4 марта 2019 г. (есть у «АГ»).

Как пояснил суд, запрет на назначение условного наказания распространяется в том числе на преступления, предусмотренные ст. 242.1 УК РФ, совершенные в отношении несовершеннолетних лиц, не достигших 14-летнего возраста. Таким образом, суд приговорил С. к двум годам и двум месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался и вступил в силу 14 марта 2019 г.

Кассационное обжалование приговора

Позднее родственники осужденного обратились к адвокату Андрею Власову, который подал в интересах С. кассационную жалобу (имеется у «АГ»). В ней он напомнил, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления, а также виновность лица в совершении преступления: «Данные обстоятельства должны были быть установлены органом предварительного следствия и отражены в предъявленном С. обвинении».

Защитник подчеркнул, что предусмотренные ст. 242 и 242.1 УК РФ деяния могут быть совершены только с прямым умыслом, когда виновный осознает, что он распространяет материалы с порнографическими изображениями, в том числе с изображениями несовершеннолетних, и желает этого. «Совершение указанных действий с косвенным умыслом, когда лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает таких последствий, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично, не влечет уголовную ответственность по ст. 242, 242.1 УК РФ», – отмечалось в кассационной жалобе.

Читайте также
Признание вины – не приговор
Верховный Суд РФ удовлетворил кассационную жалобу адвоката АП Волгоградской области
28 Октября 2019 Мнения

Как отметил Андрей Власов, указывая в приговоре на то, что С. скачивал в открытую папку видеозаписи порнографического характера, содержимое которой могли видеть и скачивать все пользователи файлообменной сети, суд не учел, что, скачивая и храня файлы на своем персональном компьютере, обвиняемый никому их не предлагал и не передавал. Со ссылкой на кассационное Определение Верховного Суда по делу № 16-УД19-7 он отметил, что высшая судебная инстанция фактически пресекла порочную практику, в результате которой лица по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных вышеуказанными статьями Кодекса, привлекались к уголовной ответственности только за то, что размещали в открытой папке файлообменной сети порнографические видеофайлы, при этом не совершая умышленных действий по передаче этих файлов третьим лицам.

«Из обжалуемого приговора видно, что в нарушение ст. 73 УПК РФ в описательной части приговора отсутствует указание о том, что С. кому-то передал имеющиеся у него видео файлы с порнографическим содержанием, т.е. совершил умышленные действия, направленные на распространение! Так как описательная часть приговора повторяет предъявленное С. обвинение, следует вывод, что данное обстоятельство (умышленные действия, факт передачи видео файлов с порнографическим изображением третьим лицам) органом предварительного следствия установлено не было. Как видно из обжалуемого приговора, удовлетворяя ходатайство С. о рассмотрении дела в особом порядке, суд не удостоверился в том, что по делу имеются доказательства, подтверждающие совершение С. умышленных действий, связанных с распространением видеофайлов порнографического содержания», – отметил Андрей Власов в своей жалобе.

Защитник добавил, что следователь самостоятельно изменил норму уголовного права, исключив из диспозиции п. «г» ч. 2 ст. 242.1 и п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ упоминание о средствах массовой информации, включающих в себя сеть «Интернет». В жалобе Андрей Власов отметил, что из дословного толкования содержания этих пунктов следует, что законодателем при конструировании норм закона между словосочетаниями «с использованием средств массовой информации» и «информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)» использован присоединительный оборот с союзом «в том числе», который в соответствии с правилами толкования русского языка употребляется при присоединении члена предложения, являющегося частью целого, о котором говорится в первой части предложения. «Таким образом, словосочетание “информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)” является частью от целого, т.е. составной частью словосочетания “средств массовой информации”. Из вышеизложенного следует, что п. “б” ч. 3 ст. 242 и п. “г” ч. 2 ст. 242.1 УК РФ применимы в уголовной квалификации деяния только в тех случаях, когда противоправные действия были совершены с использованием сайтов, являющимися средствами массовой информации», – отмечено в кассационной жалобе.

Андрей Власов указал, что согласно статистическим данным подавляющее большинство преступлений, связанных с незаконным оборотом (распространением) порнографии, совершается без какого-либо прямого или косвенного использования интернет-ресурсов, зарегистрированных как средства массовой информации. «Таким образом, вместо того, чтобы доказывать, относится ли сеть Peers к средствам массовой информации, следователь поступил проще: он просто выдернул выгодные ему слова из диспозиции уголовного закона, тем самым нарушив права обвиняемого на защиту, фактически выдумав новую формулировку уголовного закона. А суд, рассматривая уголовное дело, фактически узаконил порочную практику!» – отметил он в своей жалобе. В этой связи защитник просил отменить обвинительный приговор и направить дело на новое рассмотрение.

Кассация согласилась с доводами защитника

В своем определении Восьмой кассационный суд общей юрисдикции перечислил основания, служащие для отмены обвинительного приговора. Как отметила кассация, уголовное дело в отношении С. было рассмотрено судом в особом порядке, однако первая судебная инстанция не учла, что субъективная сторона преступлений по ст. 242 и 242.1 УК РФ характеризуется наличием у виновного прямого умысла, т.е. последний должен был осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

«Однако фабула предъявленного обвинения и описательно-мотивировочная часть приговора не содержат данных о том, что С., скачивая (копируя) и храня материалы порнографического характера на своем персональном компьютере, кому-либо их предлагал или передавал; доказательства, подтверждающие то, что видеофайлы с изображениями порнографического характера, в том числе несовершеннолетних, указанные в приговоре, были распространены осужденным, т.е. получены или просмотрены другими конкретными лицами в результате целенаправленных действий осужденного, в материалах дела также отсутствуют. Судом не учтено, что наличие у С. компьютерной программы, позволяющей скачивать и раздавать файлы другим пользователям в автоматическом режиме, и его осведомленность об этом сами по себе не свидетельствуют о прямом умысле на совершение преступлений, предусмотренных ст. 242 и 242.1 УК РФ, поскольку на момент приобретения (скачивания, копирования) им данных файлов они уже были распространены в сети “Интернет” и находились в свободном доступе», – указано в кассационном определении.

Как заметил кассационный суд, нижестоящая инстанция не учла, что квалифицирующий признак данных преступлений «с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)» распространяется только на интернет-ресурсы, которые зарегистрированы в качестве СМИ. «Однако фабула обвинения и описательно-мотивировочная часть приговора не содержат данных о том, что С., используя принадлежащий ему персональный компьютер, на котором хранились файлы порнографического характера, был зарегистрирован в качестве пользователя средств массовой информации», – указано в судебном акте.

Таким образом, заключила кассация, выдвинутое против С. обвинение, как оно было сформулировано органами предварительного следствия, объективно добытыми в ходе предварительного расследования доказательствами не подтверждено. В свою очередь суд первой инстанции не обсудил вопрос о необходимости рассмотрения уголовного дела в общем порядке, хотя в нем имелись основания для этого.

«Между тем обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу обвиняемого», – заключил Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, отменив обвинительный приговор С. и прекратив уголовное дело за отсутствием в его действиях составов преступлений.

Защитник прокомментировал решение кассации

В комментарии «АГ» Андрей Власов отметил, что, хотя в настоящее время существует положительная судебная практика по ст. 242, 242.1 УК РФ, где суды оправдывают подсудимых ввиду отсутствия умысла на распространение порнографии при использовании торрент-клиентов и файлообменных сетей, рассматриваемое уголовное дело осложнялось тем, что осужденный признал свою вину и дело было рассмотрено судом в особом порядке без исследования доказательств.

Читайте также
Адвокат смог доказать, что детскую порнографию распространяла компьютерная программа, а не его доверитель
Отменив обвинительный приговор, апелляция отметила, что то, что осужденный знал о сохранении загруженных из Интернета порнороликов в папке, откуда их могут скачать другие пользователи, само по себе не говорит о его умысле на распространение этих материалов
18 Февраля 2020 Новости

«Следовательно, суд кассационной инстанции мог не вдаваться в оценку виновности осужденного. При этом сам приговор был вынесен 4 марта 2019 г., поэтому обжалование в кассационной инстанции было возможно только в порядке выборочной кассации. С учетом указанных обстоятельств при подаче кассационной жалобы акцент был сделан на нарушения уголовно-процессуального закона и, в первую очередь, на несоответствие предъявленного обвинения диспозиции п. “б” ч. 3 ст. 242 УК РФ, п. “а”, “г” ч. 2 ст. 242.1 УК РФ», – пояснил защитник.

Адвокат отметил, что в качестве существенного процессуального нарушения он акцентировал внимание на то, что орган предварительного следствия, чтобы не доказывать, являются ли файлообменные сети СМИ, самостоятельно изменил нормы уголовного закона. «В настоящее время часто стали встречаться подобные уголовные дела, где следственные органы, чтобы не доказывать квалифицирующий признак, интерпретируют уголовный закон на свое усмотрение. Считаю, что это судебное решение дает шанс на пересмотр уголовных дел по аналогичным статьям, которые были рассмотрены в особом порядке, а также позволит в будущем пресекать незаконные действия при расследовании подобных дел», – резюмировал Андрей Власов.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы кассации

Адвокат, младший партнер АБ «ЗКС» Виктория Буклова полагает, что вмененные С. составы преступления являются самыми массовыми в гл. 25 УК РФ, конкурируя только с составом преступления «организация занятия проституцией». «Исходя из сводных статистических сведений о состоянии судимости в России за 2019 г. Судебного департамента при ВС РФ, можно констатировать, что наказание за данные преступления судом обычно назначается в 50% случаев в виде реального лишения свободы», – отметила она.

Читайте также
Адвокаты прокомментировали статистику Суддепа о состоянии судимости
Число осужденных в 2019 г. по некоторым статьям снизилось по сравнению с предыдущим годом
26 Июня 2020 Обзоры и аналитика

По словам эксперта, выводы, изложенные в определении кассационной инстанции, коррелируют с позицией Верховного Суда по делу № 16-УД19-7 и окончательно формируют судебную практику, согласно которой факт скачивания порнографической продукции из интернета, ее сохранение и предоставление доступа к ней неограниченному количеству пользователей Сети посредством файлообменной программы не свидетельствуют ни о наличии прямого умысла на распространение, ни о факте распространения таковой.

«По мнению высших судов, скачивание обвиняемым материалов уже указывает на их наличие в Сети, а поэтому вменить в вину распространение того, что уже имеется в Сети, невозможно. Действия по скачиванию порнографических материалов пользователями Сети производятся самими пользователями, а не обвиняемым, что исключает прямой умысел у него на эти действия. Осознание обвиняемым возможности совершения таких действий пользователями Сети также не образует прямого умысла», – заключила Виктория Буклова.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус», адвокат Алексей Иванов полагает, что данного уголовного дела не должно было быть. «Защита по уголовным делам – это дорога по минному полю, где под каждым камнем спрятана ловушка, которая может сработать в любой момент. Суд первой инстанции полностью игнорирует отсутствие состава преступления и выносит обвинительный приговор по сфабрикованным доказательствам. Абсурдная ситуация, кажется, что это должно быть очевидно даже ребенку, но не суду! Работая, как раз и навсегда запущенный механизм, система ниппель – в одну сторону: тратится масса энергии и ресурсов на пустое и неправомерное действие – обвинительный приговор, который суду вынести гораздо легче, чем увидеть правду и оправдать невиновного», – отметил он.

Читайте также
Судебные штрафы стали применяться чаще
Опубликована статистика деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей по уголовным делам за 2019 г.
14 Мая 2020 Обзоры и аналитика

Эксперт считает, что в таких ситуациях защита вынуждена «сворачивать горы и поворачивать реки вспять», ведь механизм суда – громоздкая система, утратившая изначальный смысл – судить по справедливости. «Сфальсифицированные факты принимаются безоговорочно, а оправдательный приговор – настолько редкое явление, что стал подобен чуду. Благодаря квалифицированным действиям защиты суд кассационной инстанции усмотрел отсутствие доказательств вины и прямого умысла у подзащитного и, применив принцип презумпции невиновности, принял решение об оправдании. Справедливость торжествует, но сколько энергии потребовалось – хватило бы с лихвой на запуск ракеты в космос! По данным Судебного департамента Верховного Суда РФ в 2019 г. вынесли 2256 оправдательных приговора (0,36%). Так держать!» – резюмировал Алексей Иванов.

Рассказать: