×

Адвокат спорит с судом о порядке подачи электронных ходатайств в рамках уголовного дела

Апелляция рассмотрит жалобу адвоката на определение суда об отказе принять его административный иск к другому суду, отклонившему его электронное ходатайство об ознакомлении с протоколом заседания
Фото: «Адвокатская газета»
Как сообщил «АГ» адвокат Михаил Зельдин, ранее ни он, ни его коллеги не сталкивались с ситуацией по искусственному созданию препятствий для участия адвоката в уголовном процессе, несмотря на неоднократное использование портала госуслуг. Советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян считает, что в данной ситуации у суда не было выбора, однако она полагает, что в указанном случае не очень последовательно было требовать с адвоката дополнительно идентифицировать свою личность.

Свердловский областной суд передал на рассмотрение в судебном заседании частную жалобу управляющего партнера компании «Зельдин и Партнеры» Михаила Зельдина на определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга, который отказался принять поданный защитником административный иск к Ленинскому районному суду. Заседание назначено на 19 декабря. 

Суд отказался удовлетворить электронное ходатайство адвоката

Поводом для судебного спора стала следующая ситуация. Летом Михаил Зельдин защищал доверителя, обвинявшегося в разбое. 17 июля судья Ленинского районного суда г. Екатеринбурга вынес приговор по уголовному делу.

Через два дня адвокат направил в суд электронное ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания через систему ГАС «Правосудие» в соответствии со ст. 474 УПК РФ. Однако 23 июля Ленинский районный суд отклонил ходатайство, мотивировав это тем, что к нему не был приложен документ, подтверждающий полномочия предъявителя.

«Я считаю данное решение абсолютно незаконным, – заявил Михаил Зельдин. – В конце 2017 г. ВС РФ разъяснил, что требование о приложении к обращению в суд документа, подтверждающего полномочия предъявителя, относится к случаям, когда у суда отсутствуют сведения о наличии подобных полномочий у конкретного лица». По словам адвоката, поскольку он являлся защитником в данном процессе, при подаче документов в электронном виде ему достаточно было просто ввести номер дела при заполнении формы обращения в суд и удостоверить документ электронной подписью, что он и сделал. Убедиться в его полномочиях обязан сотрудник аппарата суда Ленинского райсуда, ответственный за прием обращений.

В административном иске указано, что в ходатайстве был указан номер дела, однако работник суда в устной беседе сообщил Михаилу Зельдину, что не собирается проверять полномочия каждого обращающегося по картотеке дел.

По этому поводу адвокат обратился с жалобой на имя председателя Ленинского районного суда, однако она была оставлена без удовлетворения. При этом в своем ответе адвокату (имеется у «АГ») суд привел иное обоснование отказа в принятии электронного ходатайства, а именно то, что он подписал его простой электронной подписью, а не усиленной квалифицированной, как того требует п. 3.4.1 вышеуказанного Порядка.

Отказал в приеме административного иска

Ситуация вынудила Михаила Зельдина обратиться с административным иском к Ленинскому районному суду, в котором он просил признать решение об отклонении ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания незаконным.

Однако Кировский районный суд г. Екатеринбурга отказался принимать исковое заявление к производству. В своем определении он указал, что судьи независимы в своих решениях и подчиняются только Конституции и федеральному закону. «Действия (бездействие) судей, судебных органов и органов судейского сообщества, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральным законом, не могут быть предметом самостоятельного судебного разбирательства в порядке административного судопроизводства. Поскольку в противном случае нарушается принцип независимости судей, их неприкосновенности и подчинения только по закону», – указано в определении.

Адвокат не согласился с позицией районного суда: «Обжалуются действия не судьи, выступающего от имени суда, а сотрудника канцелярии, иной порядок обжалования для таких незаконных действий не предусмотрен. Фактически получается, что сотрудники аппарата суда могут совершать не подлежащее обжалованию беззаконие и впредь, что не согласуется с Конституцией».

Обжалование отказа приема иска в областной суд

В октябре Михаил Зельдин направил частную жалобу в Свердловский областной суд (имеется у «АГ»). Он вновь указал, что просмотр поданных в суд в электронном виде документов осуществляется ответственным за это работником аппарата суда. Этот сотрудник должен убедиться в том, что документы, поступившие в информационную систему, адресованы суду, доступны для прочтения, оформлены в соответствии с Порядком, включая соблюдение требования о наличии графической подписи лица в электронном образе обращения в суд, требований к электронной подписи. 

Читайте также
Работать по-новому
С 1 января 2017 г. в судах общей юрисдикции вводится электронный документооборот
28 Декабря 2016 Новости

Указанные требования установлены п. 4.4 Приказа Судебного департамента при ВС РФ об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, от 27 декабря 2016 г. № 251. Если данные условия соблюдены, пользователю в личный кабинет направляется уведомление о получении судом поданных в электронном виде документов.

«Из буквального толкования данной правовой нормы следует, что решение об отклонении ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания принимается не судьей, а уполномоченным работником аппарата суда, ответственным за принятие документов в электронном виде, – отмечено в тексте жалобы. – Однако, вынося обжалуемое решение, данный работник действовал от имени суда, при этом само решение в каком-либо письменном виде не оформлено. Оно заключается только в бездействии, то есть в непередаче им моего ходатайства для рассмотрения судье».

Как сообщил «АГ» Михаил Зельдин, ни он, ни его коллеги ранее не сталкивались с такой ситуацией по искусственному созданию препятствий для участия адвоката в уголовном процессе, несмотря на неоднократное использование портала госуслуг. По словам защитника, в рассматриваемой ситуации недопустима подмена понятий. «Простая подпись – это просто ввод пароля в систему ГАС “Правосудие”, – пояснил защитник. – После чего на портале создается соответствующее уведомление об этом». Как пояснил защитник, без ввода указанного пароля войти в систему просто невозможно.

При этом Михаил Зельдин сообщил «АГ», что ходатайство об ознакомлении с судебным протоколом было подписано именно усиленной квалифицированной подписью, что подтверждалось соответствующей квитанцией. А Ленинский районный суд, по словам адвоката, в своем отказе в удовлетворении жалобы сослался на другой протокол – проверки простой подписи, которая используется в начале сессии при входе в систему ГАС.

Говоря о позиции судов, адвокат указал на очевидное их нежелание признавать допущенную ошибку. «Также очевиден факт круговой судебной поруки, направленной на укрывательство допущенных ошибок», – заключил Михаил Зельдин.

Перспективы изменений порядка

Советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян, ознакомившись с администартивным иском и частной жалобой, полагает, что в данной ситуации у суда не было выбора. «Правила подачи документов в электронном виде устанавливают, что при подаче любых документов в электронном виде в рамках уголовного процесса они должны быть подписаны усиленной квалифицированной электронной подписью, – пояснила она. – В отличие от всех остальных процедур в рамках гражданского, арбитражного, административного процессуального законодательства». По словам эксперта, в УПК РФ отсутствует понятие «УКЭП», однако есть ссылка на установленный порядок Суддепартаментом при ВС РФ совместно с Верховным Судом.

Елена Авакян считает, что достаточно сложно говорить о том, нарушает ли Порядок права и законные интересы защитника: «В гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве тоже есть оговорки тех видов документов, которые могут быть подписаны исключительно усиленной квалифицированной подписью».

По мнению эксперта, сама идея законодателя состоит в том, что все те документы, которые сторона полагает электронными документами, а не электронными образами, должны быть подписаны усиленной электронной подписью, так как сегодня лишь она обеспечивает глобальную аутентичность документа. «Но и в рамках гражданского, и арбитражного процессуального законодательства есть понимание того, что заявление может быть подано как в форме электронного документа, так и в форме электронного образа документа, – отметила она. – И все, что дается в форме электронного образа, подписывается простой подписью».

Кроме того, Елена Авакян считает, что для уголовного законодательства логика введения такого требования заключалась в том, что в уголовном процессе установлены крайне короткие сроки и каждое действие имеет безусловное сугубо процессуальное значение. «Законодатель полагал, что здесь не должно быть никаких сомнений в личности лица, подающего соответствующее заявление. И в этом, я полагаю, и была ошибка», – отметила она.

Как пояснила эксперт, одно дело, когда с новым заявлением в рамках уголовного дела обращается некое третье лицо, о котором в процессе ничего не известно. Совсем другое дело, когда с ходатайствами обращается адвокат и в деле имеется его ордер, он сам непосредственно участвует в процессе: «Когда он обращается с ходатайством, не очень последовательно требовать с него дополнительно идентифицировать свою личность путем проставления усиленной квалифицированной электронной подписи».

По мнению Елены Авакян, в этой части сложившаяся ситуация требует пересмотра. При этом она отметила, что если административный истец в итоге дойдет до Верховного Суда, то вряд ли оспаривание окажется эффективным, так как он сам устанавливал существующий порядок.

Также эксперт полагает, что сейчас нужна некая законодательная нормативная инициатива, которая бы разделила эти потоки не пообъектно (образы и не-образы), а посубъектно для уголовного законодательства – на лиц, участвующих в деле, в том числе адвокатов, и всех остальных лиц. «Для всех остальных лиц по умолчанию – только усиленная квалифицированная подпись, а вот для адвокатов возможны оба варианта, – отметила она. – С учетом того, что их личность подтверждена, они уже идентифицированы». Елена Авакян также добавила, что при вступлении в дело адвокат может представить данные о своей электронной подписи и тех способах и средствах связи, с которыми он реально будет работать.

Рассказать: