×

Адвокатура подмосковья: кочующие проблемы

28 января состоялась конференция адвокатов Адвокатской палаты Московской области
В докладе президента АПМО Алексея Галоганова были подняты проблемы, большинство из которых плавно перешло из прошлого и позапрошлого отчетных периодов: вытеснение адвокатских образований из арендуемых помещений, нарушение профессиональных прав защитников, невозможность реализовать деньги, выделяемые государством на оказание юридической помощи малообеспеченным гражданам.

Шагреневая кожа бесплатной помощи

Особенно ошеломляюще выглядит статистика снижения государственных ассигнований на бесплатную помощь ввиду нереализации отпускаемых средств. Первоначально сумма, отпущенная государством на оплату труда областных адвокатов по консультированию малоимущих, составляла 10 миллионов рублей. После того как ни один рубль из этой суммы освоен не был, ее урезали чуть ли не вдвое. В прошлом году ассигнования на бесплатную помощь сократились до 150 тыс. рублей, а в нынешнем – до 100.

Причина хронически неизменна: слишком узок круг категорий граждан, которым полагается бесплатная юридическая помощь, слишком много бумаг необходимо представить для подтверждения статуса нуждающегося и оказания самой помощи. Об этом руководство палаты докладывает собранию из года в год. При этом совершенно непонятно, что является главной причиной нерешаемости проблемы: упертость чиновников, неповоротливость законодателей, неумение представителей адвокатского сообщества области наладить диалог с людьми, от которых зависит решение данного вопроса или единороссовский патриотизм, выраженный в стремлении любой ценой сэкономить бюджетную копейку?
Выражая озабоченность этим вопросом, А. Галоганов привел в пример Санкт-Петербург, где на бесплатную помощь городские власти выделяют по 5 млн руб. ежегодно и все эти средства расходуются до копейки.

– Товарищи адвокаты, проявляйте сознательность! – посетовал президент палаты. – Я понимаю, что вам проще помочь нуждающимся бесплатно, чем заниматься бумажной волокитой. Но все же…

Государству свойственно экономить на тех услугах, которые предоставляются гражданам бесплатно, в том числе и в порядке уголовного судопроизводства. Даже при защите по назначению адвокаты Московской области недополучили свыше 7 млн рублей. При этом в числе основных должников выступает Судебный департамент. Однако, как выясняется, в тех районах области, где руководители занимают принципиальную позицию в данном вопросе, задолженности нет. Алексей Павлович привел в пример руководителя егорьевского филиала Коллегии адвокатов Московской области Юрия Пайгачкина, который сумел отладить не только систему четкого представительства адвокатов по назначению органов следствия и суда на всех стадиях процесса, но и безусловную оплату их труда. Кстати, по ротации Ю. Пайгачкин введен в члены Совета. Возможно, его опыт пригодится для решения вопроса о реализации выделяемых государством средств на оплату юридической помощи гражданам, пользующим правом ее получения бесплатно.

Отовсюду гонимые

Еще один крик души президента – выдавливание адвокатов из насиженных мест – помещений, которые они традиционно занимали с советских времен. Ныне арендные ставки на них оказались столь высоки, что оплачивать их защитникам не по карману. При этом администрации районов, устанавливающих эти ставки, «глубоко начхать» на то, что адвокаты выполняют социально значимую функцию. Они руководствуются буквой закона, предусматривающего льготы для адвокатских палат, и обосновывают это тем, что на адвокатские образования данная льгота не распространяется. Комментируя этот казус, Алексей Павлович заметил, что нас подвела законодательная техника. Избавляясь от перечисления форм, в которых действуют адвокатские образования, законодатели якобы стремились оптимизировать текст закона: мол, адвокатская палата включает в себя всех адвокатов со всеми образованиями. На деле же оказалось совсем иначе: льготы по аренде получили только организационные структуры самих палат.

Обидно, что в то время, когда законопроект готовился к принятию, доводы ряда экспертов, усмотревших в поправках сужение действия льгот, адвокатским руководством услышаны не были и тревоги никто не забил…

Адвокатов изгоняют и из помещений судов, которые в советские времена специально отводились для защитников. Приостановить этот процесс пока тоже не удается.

Недавно президент АПМО на себе испытал последствия «антиадвокатской политики» представителей судебного ведомства. А. Галоганов поведал коллегам о том, что был остановлен на пороге Дорогомиловского суда с адвокатским удостоверением, которое судебный пристав отказался принять в качестве документа, устанавливающего личность. Пристав заметил, что согласно новому распоряжению Судебного департамента адвокаты наравне с другими гражданами могут проходить в суд по предъявлении паспорта. При этом представителей прокуратуры по-прежнему пропускают в суд по служебным удостоверениям.

Совет АПМО намерен обратиться с открытым письмом к руководителю Судебного департамента с требованием не ограничивать адвокатов в профессиональной деятельности.

Грядут структурные изменения

В докладе прозвучал тезис о готовящихся изменениях в регулировании системы юридической помощи. Президент АПМО А. Галоганов считает, что адвокатура должна быть готова к преобразованиям, открывающим двери в единое сообщество для юридических консультантов, чья деятельность соответствует требованиям законодательства об адвокатуре.

Эту тему развил президент Адвокатской палаты г. Москвы, вице-президент ФПА Генри Резник, приглашенный для участия в работе конференции в качестве гостя. Он назвал позорной ситуацию, при которой в России продолжает оставаться неравенство в организации и осуществлении юридической практики. По его мнению, деятельность по оказанию юридической помощи организациям и гражданам не должна ставиться в один ряд с производством женских колготок или закупками продовольствия. Между тем условия осуществления вольной юридической практики оказываются гораздо более выгодными не только с организационной, но прежде всего с экономической точки зрения. Вот почему представители так называемого юридического бизнеса не хотят идти в адвокатуру. По мнению Г. Резника, в законодательстве об адвокатской деятельности необходимо предусмотреть возможность осуществления адвокатскими образованиями полного спектра услуг по сопровождению бизнеса. Ведь, к примеру, в Москве около трети адвокатов специализируются на оказании помощи корпоративным клиентам.

«Нам не нужно стыдиться говорить, что целью адвокатской деятельности является извлечение доходов, – заметил Г. Резник, – но это – не главная цель. Особое место адвокатуры как института, призванного обеспечивать квалифицированную защиту граждан, определено Конституцией и решениями Конституционного Суда. Миссия судебной защиты была и останется определяющей в профессии адвоката».

Корр. «АГ»
Рассказать: