×

Апелляция подтвердила обвинительный приговор следователю за незаконный обыск у адвоката

Суд поддержал приговор первой инстанции, которым осужденному назначен штраф, и запретил в течение года занимать должности в правоохранительных органах, связанные с осуществлением функций представителя власти
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Анатолий Рипинский назвал приговор законным и обоснованным, отметив, что на строгом наказании для следователя он не настаивал, поскольку в данном случае важен сам факт признания его виновным в превышении должностных полномочий ввиду проведения незаконного обыска у адвоката. Член Совета ФПА РФ, президент АП Воронежской области Олег Баулин отметил, что коллега грамотными настойчивыми действиями доказал, что игнорирование адвокатского статуса и связанных с ним гарантий – преступление.

5 марта Воронежский областной суд оставил без изменения обвинительный приговор Центрального районного суда г. Воронежа, вынесенный в отношении следователя по ч. 1 ст. 286 УК за проведение обыска у адвоката без соответствующей санкции суда.

Согласно приговору первой инстанции (имеется у «АГ»), 23 августа 2018 г. следователь отдела по расследованию преступлений на территории Левобережного района СУ УМВД России по г. Воронежу Н. возбудил и принял к своему производству уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту завладения земельным участком. Н. дал поручение ОЭБ и ПК УМВД России по г. Воронежу установить документы с признаками подделки, касающиеся в том числе Т., который знаком с Анатолием Рипинским. У последнего якобы могли находиться документы, имеющие отношение к хищению земельного участка. Кроме того, он, по версии следствия, мог быть причастен к совершению преступления.

Органом, осуществляющим ОРД, была предоставлена оперативная информация о возможном нахождении в жилище Анатолия Рипинского веществ и предметов, запрещенных в свободном гражданском обороте на территории РФ, а также иных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела. В связи с этим 6 октября 2018 г. Н. подал ходатайство о производстве обыска. 8 октября Левобережный районный суд г. Воронежа разрешил производство обыска. Впоследствии данное постановление было отменено судом апелляционной инстанции.

Проведение обыска было назначено на 9 октября. Хотя Анатолий Рипинский находился в квартире, он не открыл дверь правоохранителям, при этом он сообщил следователю, что является адвокатом АП Воронежской области. После этого Н. принял решение выломать дверь.

Когда между дверным проемом и самой дверью образовалась щель, адвокат попросил представить постановление о разрешении производства обыска. Ознакомившись с документом, Анатолий Рипинский обратил внимание Н., что постановлением дано разрешение на производство обыска не у спецсубъекта-адвоката, а в обычном порядке, а также что в нем не перечислены предметы, подлежащие отысканию. Адвокат разъяснил положения ст. 450.1 УПК и отметил необходимость получения нового разрешения с согласия руководителя следственного комитета по субъекту РФ, однако Н. проигнорировал данные сведения.

Впоследствии Н. согласился позвонить президенту АП Воронежской области Олегу Баулину, которого он пригласил для участия в обыске. После этого на место прибыла представитель палаты Вера Белкина.

В ходе обыска следователь просмотрел сведения, составляющие адвокатскую тайну, – материалы на бумажных носителях и информацию на компьютере. Обыск был также проведен в двух автомобилях адвоката. Однако предметы, имеющие значение для уголовного дела, обнаружены не были.

Как пояснил «АГ» Анатолий Рипинский, он подал заявление в СУ СК РФ по Воронежской области о возбуждении уголовного дела в отношении следователя после того, как апелляция признала постановление о разрешении обыска в жилище незаконным.

В Центральном районном суде г. Воронежа подсудимый вину не признал и показал, что по должностному регламенту он обязан лишь установить место жительства лица, у которого необходимо провести обыск, что он и сделал. Также Н. отметил, что ему не были знакомы нормы УПК, на которые ссылался адвокат, сообщая о незаконности постановления суда.

Следователь указал, что Анатолий Рипинский, оказывая содействие в производстве обыска, доставал документы из папок, комментируя их содержание, и передавал на обозрение Н. и оперуполномоченному. Полностью папки не просматривались. Сами документы касались непосредственно адвоката, а не его доверителей. При этом замечаний от представителя палаты, по словам Н., не поступало.

Н. пояснил, что в ходе поиска документов, связанных с земельным участком, на компьютере сотрудник УФСБ Росси по Воронежской области ввел данные для поиска только соответствующих документов, однако их обнаружено не было. Следователь также показал, что обыск в автомобилях проводился по инициативе сотрудника ФСБ, а сам он к этому отношения не имел.

Подсудимый посчитал, что его действия были законными, поскольку постановление о производстве обыска давало право на нахождение в квартире, обыск проводился в присутствии представителя адвокатской платы, не возражавшей против этого. По мнению следователя, против производства обыска не возражал и Олег Баулин, которому Н. сообщил о причинах необходимости его производства. Адвокатская тайна не была разглашена, поскольку был приглашен представитель палаты, а процессуальные документы, касающиеся доверителей Анатолия Рипинского, в ходе обыска не просматривались.

Н. также заметил, что до настоящего времени не имеется нормативной базы, регулирующей порядок производства обыска в случае, когда в ходе следственного действия становится известно о том, что он проводится у адвоката. В настоящее время имеется только указание МВД о необходимости прекращения обыска в случае, когда установлено, что обыск проводится у спецсубъекта.

Читайте также
Адвокатская тайна обрастает подробностями
Совет ФПА принял Рекомендации по обеспечению адвокатской тайны
07 Декабря 2009 Новости

В свою очередь, Анатолий Рипинский пояснил, что решил действовать согласно «Рекомендациям по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности», для чего попытался дозвониться до руководства палаты. Поскольку рабочий день еще не начался, сделать он это не смог.

Анатолий Рипинский сказал следователю, что ему ничего не известно о продаже Т. земельного участка. Он заметил, что оперуполномоченный просмотрел содержание всех папок – как с личными документами, так и с документами, связанными с его адвокатской деятельностью. Несмотря на замечания адвоката, также были просмотрены и документы, содержащиеся в компьютере.

Анатолий Рипинский настаивал, что Н. было известно о наличии у него статуса адвоката, поскольку следователь устанавливал данные о его личности. Кроме того, в Интернете имеются сведения о нем как об адвокате. По мнению Анатолия Рипинского, Н. превысил полномочия, нарушил его конституционное право на неприкосновенность жилища, причинил ущерб деловой репутации, а также нарушил право на неприкосновенность сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Вера Белкина отметила, что указывала на незаконность проведения обыска на основании постановления суда. Она пояснила, что обыск автомобилей также был проведен в ее присутствии. По ее мнению, Н., узнав о том, что следственные действия проводятся у адвоката, несмотря на присутствие представителя палаты, должен был прекратить обыск и получить надлежащее решение суда.

Суд указал, что доводы подсудимого о том, что его действия были законными в связи с имевшимся у него постановлением суда о разрешении производства обыска и присутствием представителя палаты, не возражающей против его производства, не могут быть приняты во внимание. Он отметил, что доводы надуманны и опровергаются показаниями потерпевшего, свидетелей обвинения и другими материалами дела.

Центральный районный суд г. Воронежа указал, что постановление суда о разрешении производства обыска после установления статуса адвоката противоречит требованиям ст. 450.1 УК, в связи с чем Н. не вправе был находиться в жилище Анатолия Рипинского и продолжать производство обыска, осматривать адвокатское досье и компьютер, несмотря на присутствие представителя адвокатской палаты.

Опираясь на показания понятого, суд счел несостоятельным довод Н. о том, что Вера Белкина не возражала против производства обыска. Кроме того, представитель палаты не вправе запрещать его производство, поскольку это не входит в ее компетенцию. По аналогичным основаниям суд не принял во внимание доводы о том, что президент АП Воронежской области также не возражал против производства обыска.

Суд заметил, что на нарушение права на неприкосновенность сведений, составляющих адвокатскую тайну, предусмотренного ст. 8 Закона об адвокатуре, указали в судебном заседании Анатолий Рипинский и свидетели, отметившие, что были просмотрены в папках и компьютере документы, касающиеся адвокатской деятельности, несмотря на наличие стикеров о хранении в них производств адвоката.

Читайте также
Гарантии защиты
19 февраля состоялось заседание Научно-консультативного совета ФПА РФ, посвященное вопросам адвокатской тайны
20 Февраля 2016 Новости

Первая инстанция указала, что в случае выявления нарушения положений ст. 450.1 УПК обыск у адвоката не может быть продолжен, что следует из самой нормы. Кроме того, требования для производства обыска у адвоката и обстоятельства его производства указаны в Постановлении КС от 17 декабря 2015 г. № 33-П.

Таким образом, Центральный районный суд г. Воронежа признал Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК, и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 35 тыс. руб. Согласно приговору, следователь в течение года также лишен права занимать должности в правоохранительных органах, связанные с осуществлением функций представителя власти.

5 марта Воронежский областной суд оставил приговор без изменений.

В комментарии «АГ» Анатолий Рипинский назвал приговор законным и обоснованным. «Наказание не строгое, но на строгом я и не настаивал. В данном конкретном случае важен сам факт признания следователя виновным в превышении должностных полномочий ввиду проведения незаконного обыска у адвоката», – заметил он.

Член Совета ФПА РФ, президент АП Воронежской области Олег Баулин сообщил пресс-службе ФПА РФ, что в АП Воронежской области рады за коллегу, защитившего себя и свою семью. «Для адвокатов это событие является знаковым и по другой причине: Анатолий Рипинский грамотными настойчивыми действиями доказал, что игнорирование адвокатского статуса и связанных с ним гарантий – преступление», – отметил Олег Баулин.

Рассказать: