×

Доказывание устранения нарушений – обязанность нарушителя

Верховный Суд указал, что бремя доказывания устранения ранее выявленных несоответствий образовательным стандартам лежит на учебном заведении, допустившем нарушения
По словам одного из экспертов, ВС РФ подтвердил, что процессуальные правила должны применяться разумно и с учетом доказывания того или иного факта. Другой назвал дело важным прецедентом для практики, поскольку теперь в подобных случаях образовательные учреждения будут обязаны доказывать устранение нарушений, а суды – становиться на сторону надзорных органов во избежание обвинений в недостаточном исследовании доказательств.

В результате внеплановой выездной проверки Рособрнадзором коммерческого вуза были выявлены нарушения в деятельности учебного заведения. Так, были допущены нарушения государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности «Юриспруденция»:  на очной форме для проведения аудиторных занятий учебным планом было предусмотрено менее 50% общего времени изучения учебных дисциплин, на заочной – менее 10%; на очной форме объем теоретического обучения составлял 9558 часов вместо 9882; максимальный объем недельной учебной нагрузки на пять часов превышал установленные стандартом 54 часа. Кроме того, был нарушен и образовательный стандарт  по направлению «Информатика и вычислительная техника»: объем максимальной недельной нагрузки превышал установленный на 2 часа.

Приказом Рособрнадзора было приостановлено действие государственной аккредитации образовательной деятельности института в отношении отдельных уровней образования, вузу был дан полугодовой срок на устранение нарушений. Однако по результатам контрольной проверки был сделан вывод о неустранении выявленных несоответствий содержания и качества подготовки обучающихся требованиям госстандарта, что повлекло лишение вуза государственной аккредитации.

Институт обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным приказа Рособрнадзора о лишении его государственной аккредитации, поскольку выявленные нарушения были устранены.

В подтверждение этого был представлен отчет со ссылками на копии выписок из протоколов Ученого совета, заседаний различных кафедр института и методических комиссий, копию учебного плана по специальности «Юриспруденция», приказы ректора о наложении дисциплинарных взысканий, а также скриншоты страниц официального сайта.

При этом Рособрнадзор в отзыве на заявление ссылался на отсутствие доказательств, подтверждающих устранение нарушений фактически: рабочих программ дисциплин, в которые внесены изменения содержания разделов и тем, подлежащих изучению аудиторно и самостоятельно в соответствии с учебным планом; расписаний дополнительных занятий по дисциплинам, по которым был увеличен объем аудиторных занятий; документов, подтверждающих ознакомление учащихся с изменениями, внесенными в образовательную программу.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявление института было удовлетворено, приказ Рособрнадзора признан незаконным и отменен.

Суды исходили из того, что меры государственного принуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств. При этом они руководствовались ст. 198, 201 АПК РФ и ч. 9 ст. 93 Закона об образовании, а также ссылались на разъяснения Конституционного Суда РФ, изложенные в постановлениях от 12 мая 1998 г. № 14-П, от 30 июля 2001 г. № 13-П и от 21 ноября 2002 г. № 15-П. Также суды посчитали, что превышение максимального объема учебной нагрузки студента в неделю по специальности «Юриспруденция» является незначительным, а превышение максимальной нагрузки преподавания в пределах двух часов по предмету «Информатика и вычислительная техника» не может являться основанием для лишения института аккредитации.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Рособрнадзор обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассмотрев материалы дела, сочла жалобу подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия указала, что в силу ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения возлагается на орган или лицо, которые приняли акт или решение. Но в то же время ч. 1 ст. 65 АПК РФ обязывает каждое лицо, участвующее в деле, доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Верховный Суд РФ указал, что нижестоящие суды, отклоняя доводы Рособрнадзора, ссылались на то, что обязанность представления рабочих программ в подтверждение устранения нарушений законодательно не установлена. По их мнению, рабочие программы были размещены на сайте учебного учреждения в соответствии с приказом Рособрнадзора, и ведомство имело возможность их исследовать, в связи с чем вывод о неустранении нарушений является необоснованным.

Однако на сайте института рабочие программы дисциплин отсутствовали, имелись только их аннотации, а Приказом Рособрнадзора от 29 мая 2014 г. № 785 установлены требования, касающиеся структуры официального сайта образовательной организации, а также форма предоставления на нем обязательной к размещению информации об образовательной организации, о чем Рособрнадзор сообщал судам.

В связи с этим Судебная коллегия пришла к выводу о том, что судами были проигнорированы доводы ведомства о непредставлении институтом доказательств фактического устранения нарушений. Вывод о достаточности доказательств, представленных институтом, для отмены приказа Рособрнадзора сделан без надлежащего исследования и оценки материалов дела. На основании этого Судебная коллегия отменила все принятые по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Адвокат АП г. Москвы Михаил Красильников отметил, что определение ВС РФ говорит о том, что процессуальные правила должны применяться разумно и с учетом доказывания того или иного факта. «Эта мысль красной нитью пролегает через положения процессуальных кодексов. Ярким ее проявлением является правило о том, что допущенное процессуальное нарушение может стать основанием для отмены судебного акта лишь в том случае, если оно привело к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 288 АПК РФ). Следовательно, применение положений ч. 5 ст. 200 АПК РФ должно согласовываться с общими правилами доказывания (ч. 1 ст. 65 Кодекса)», – пояснил Михаил Красильников. 

Таким образом, добавил эксперт, при распределении доказывания судом должно быть учтено, в сфере контроля кого из лиц, участвующих в деле, находится то или иное доказательство. По мнению Михаила Красильникова, суд должен был истребовать у института соответствующие доказательства о фактическом устранении нарушения, а при непредоставлении их – отказать в требовании признания акта Рособрнадзора незаконным.

По мнению руководителя коммерческого департамента BMS Law Firm Дениса Фролова, данное дело является важным прецедентом для практики: «В подобных случаях образовательные учреждения теперь будут обязаны доказывать устранение нарушений. Суды будут становиться на сторону надзорных органов, так как иначе их можно будет обвинить в недостаточном исследовании доказательств».

Рассказать: