×

ЕСПЧ отказал в приеме жалобы съемочной группы телеканала Россия-24 на депортацию из Литвы в 2016 г.

Европейский Суд поддержал выводы литовских судов о том, что действия российских тележурналистов во время проведения Форума свободной России угрожали национальной безопасности Литвы, поэтому их выдворение было законным
Фотобанк Лори
У одного из экспертов «АГ» вызвал удивление тот факт, что, несмотря на отказ в приеме жалобы, судьи ЕСПЧ решили подробно рассмотреть вопрос о том, была ли нарушена в рассматриваемом случае свобода выражения мнений. Другой отметил, что выводы Страсбургского суда вполне предсказуемы с учетом его прецедентной практики.

19 декабря Европейский Суд по правам человека отказался рассматривать жалобы членов съемочной группы телеканала Россия-24 на выдворение из Литвы во время проведения Форума свободной России в 2016 г. При этом в решении приведен подробный анализ обстоятельств дела судьями ЕСПЧ.

Обстоятельства дела

С 8 по 10 марта 2016 г. в Литовской Республике проходила конференция российской оппозиции «Форум свободной России». Организаторами мероприятия выступили МИД Литвы и два вильнюсских исследовательских центра. Участники конференции обсуждали ряд вопросов: внутреннюю и внешнюю политику РФ, ее важнейшие экономические и политические события, ситуацию в области прав человека, а также перспективы отношений российского государства с западными странами.

Для освещения событий форума в Литву прибыла съемочная группа телеканала Россия-24, у которой не было соответствующей аккредитации на участие в мероприятии. В нее входили репортер Павел Зарубин, звукооператор Александр Макаров, оператор Андрей Мельников, редактор Алексей Казаков.

Во время проведения форума несколько литовских СМИ распространили информацию о том, что российские тележурналисты стали участниками драки и ряда конфликтов, пытаясь попасть на мероприятие. По заявлениям литовских министра иностранных дел и главы департамента государственной безопасности, российская съемочная группа намеревалась устроить провокации, чтобы «психологически терроризировать» участников форума. В связи с этим 9 марта литовские власти приняли решение о выдворении журналистов и запрете их въезда на территорию государства сроком на один год. Все четверо россиян были вынуждены покинуть Литву.

Безуспешная попытка съемочной группы обжаловать выдворение в литовских судах

Впоследствии члены съемочной группы российского телеканала обжаловали вынесенные в их адрес решения литовской миграционной службы о депортации в Вильнюсском окружном административном суде.

В жалобах они не только утверждали о своем мирном и вежливом поведении во время форума, но и о том, что они сами подверглись атаке со стороны некоторых организаторов и участников мероприятия, которые напали на съемочную группу и повредили ее оборудование. В частности, 9 марта во время нахождения в вильнюсском отеле российские тележурналисты хотели взять интервью у Гарри Каспарова, однако два участника форума попытались отобрать у них микрофоны и видеокамеру, а также вызвать полицию.

Кроме того, члены съемочной группы указали, что оспариваемые ими документы имели одинаковые формулировки и не раскрывали, каким образом их действия представляли угрозу национальной безопасности Литвы, ведь сам форум был посвящен российской политике. Россияне также указали на то, что их не подозревали в какой-либо преступной деятельности и ранее они не получали никаких претензий от правоохранительных органов.

Несмотря на то что российские тележурналисты ходатайствовали о необходимости своего присутствия на судебных заседаниях и, соответственно, приостановлении временного запрета на въезд в Литву, вильнюсский суд отказал в удовлетворении их требований. Он указал, что их представляет литовский адвокат и, следовательно, они имеют возможность знакомиться со всеми материалами дела.

В дальнейшем суд первой инстанции отказался удовлетворять жалобы. Он счел, что российские журналисты вели себя агрессивно на площадках форума в Вильнюсе и Тракае, что подтверждалось показаниями сотрудников местной полиции и департамента государственной безопасности. В частности, съемочная группа пыталась попасть на форум обманным путем, что спровоцировало конфликт с некоторыми участниками конференции и охранниками. Несмотря на то что сотрудники российского телеканала получили предупреждение от литовской полиции, они продолжили действовать провокационно. Так, в вильнюсском отеле, как пояснил суд, россияне снимали его постояльцев, что также привело к конфликту. В связи с этим суд расценил действия съемочной группы как реальную и очевидную угрозу национальной безопасности Литвы.

Суд добавил, что действия литовской миграционной службы не нарушили ст. 10 (свобода выражения мнения) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как действия россиян носили конкретный, преднамеренный и провокационный характер. Годовой запрет на въезд съемочной группы на территорию Литвы не нарушает права ее членов, так как никто из них не имеет каких-либо семейных, социальных, экономических и иных связей в указанном государстве.

Впоследствии Высший административный суд Литвы отклонил жалобы россиян на это решение. Высшая судебная инстанция отметила, что литовское законодательство не предусматривает конкретное определение угрозы национальной безопасности. В связи с этим высылка лиц может происходить по различным соображениям такой безопасности. При этом суд подчеркнул, что высылка иностранца не является санкцией за уголовное преступление, поэтому она не должна расцениваться с позиции норм уголовного права. Он также пояснил, что российская съемочная группа не имела аккредитации на форум, а во время инцидента в отеле ее члены не использовали профессиональную технику, а снимали на мобильный телефон. Кроме того, Высший административный суд Литвы заявил, что свобода выражения мнений не является абсолютной, поэтому она может быть ограничена для защиты других важных интересов, даже когда выражение мнений касается общественно значимых вопросов.

Позиция заявителей в ЕСПЧ

В жалобах в Европейский Суд сотрудники российского телеканала сослались на нарушения ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 10 (свобода выражения мнения), 13 (право на эффективное средство правовой защиты), 14 (запрещение дискриминации) и 18 (пределы использования ограничений в отношении прав) Конвенции, а также ст. 4 протокола № 4 к Конвенции.

В обоснование своих требований заявители указали, что их высылка и годовой запрет на въезд, обусловленные журналистской деятельностью, нарушили их свободу выражения мнений, для подавления которой использовался предлог в качестве национальной безопасности Литвы. Они также отметили, что литовские суды были предвзяты по отношению к ним, не позволив присутствовать на судебных разбирательствах, а часть материалов дела базировалась на засекреченной информации, к которой они не имели доступа.

По мнению российских тележурналистов, судебное разбирательство в Литве не было эффективным средством защиты, а сама высылка носила дискриминационный характер. Кроме того, они отметили, что все оспариваемые решения литовской миграционной службы были идентичны по своей формулировке, поэтому каждый из них был выслан из страны без предварительной оценки его конкретного случая.

Европейский Суд отказался рассматривать жалобу российских тележурналистов

После изучения жалоб заявителей Европейский Суд объединил их в одно производство, но отказался принимать единую жалобу к своему рассмотрению по ряду причин. Так, Страсбургский суд подчеркнул, что действия заявителей носили агрессивный и вызывающий характер во время политического мероприятия высокого уровня, организатором которого был в том числе МИД Литвы. В связи с этим ЕСПЧ согласился с выводом литовских судов о том, что такие действия российских тележурналистов представляли угрозу для национальной безопасности государства, поэтому их выдворение носило законный характер.

Как пояснил Европейский Суд, установленные ст. 10 Конвенции гарантии свободы слова распространяются на журналистов лишь при условии добросовестности их действий в целях распространения достоверной информации на принципах ответственной журналистики. При этом концепция ответственной журналистики распространяется не только на содержание распространяемой информации, но и поведение журналиста, которое должно быть законным, чего не наблюдалось в рассматриваемом случае. Поскольку литовские власти доказали законный характер выдворения заявителей из страны, их действия не нарушили положения Конвенции и были соразмерны преследуемой законной цели.

Что касается формулировок соответствующих решений о депортации, ЕСПЧ отметил, что в каждом из них указывались индивидуальные основания для применения такой меры. Ведь спорные действия заявителей, являвшихся сотрудниками одного российского телеканала, преследовали единые цели, которые были расценены как угроза национальной безопасности.

Эксперты «АГ» прокомментировали решение

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов выразил удивление тем, что европейские судьи в итоге решили подробно рассмотреть вопрос о том, была ли нарушена в рассматриваемом деле свобода выражения мнений. «Столь основательный анализ был вызван резонансом дела, его политической составляющей. В иных обстоятельствах ЕСПЧ довольствовался бы той оговоркой, которую судьи дали в самом начале мотивировочной части своего решения: санкции литовских властей касались агрессивных и провокационных действий, а не распространения идей или публикаций, поэтому сам предмет жалобы не охватывается ст. 10 Конвенции, закрепляющей свободу выражения мнений», – отметил он.

По словам эксперта, страсбургские судьи все же решили провести тест на соразмерность «вторжения» Литвы в права заявителей, видимо, чтобы напомнить окружающим о концепции ответственной журналистики. «В итоге ЕСПЧ отклонил жалобу заявителей, так как высылка иностранцев является исключительной прерогативой государств, дела о нарушении Конвенции в таких ситуациях возникают крайне редко, да и то в основном в случаях разлучения членов семьи (когда, например, спецслужбы какой-то страны на 50 лет запрещают въезд иностранцу, чьи многочисленные дети живут в этой самой стране, да еще и засекречивают его дело так, что даже местные судьи не имеют к делу полного доступа)», – пояснил Антон Рыжов.

Он добавил, что несостоятельной оказалась и жалоба россиян на нарушение ст. 4 Протокола № 4 к Конвенции, запрещающей коллективную высылку иностранцев. «ЕСПЧ еще раз напомнил, что эта норма применяется исключительно к ситуациям, когда по политическим мотивам люди массово выдворяются из одной страны только в силу паспортной принадлежности к попавшему в немилость другому государству (можно привести в пример действия России в конце 2006 г. в отношении грузинских граждан, ставшие предметом рассмотрения ЕСПЧ). Здесь же было выдворение пусть и группы лиц, но за вполне конкретные действия», – заключил Антон Рыжов.

Адвокат КА г. Москвы «Малик и Партнеры» Илларион Васильев отметил, что ст. 10 Конвенции не предоставляет абсолютной защиты от вмешательства в защищаемые ею права. «Защита государственных интересов, в том числе и путем применения ограничений въезда-выезда, пребывания иностранцев на своей территории, является одним из прав, сопутствующих суверенитету государства. Именно об этом ЕСПЧ в очередной раз напомнил в комментируемом решении, которое было принято единогласно семью судьями палаты», – пояснил он.

По словам адвоката, такие ограничения должны быть применены соразмерно угрозам, которые, в свою очередь, должны быть очевидны. «С учетом личности иностранца, его привязанности к стране пребывания, наличия семьи и социализации в стране пребывания решения о депортации должны быть обоснованны, мотивированны, открыты и доведены до выдворяемого, они также могут обжаловаться в суде – это необходимо для оценки процесса как справедливого. При этом ЕСПЧ предоставляет национальным судам право самостоятельно оценить возникшие угрозы и риски. В данном деле Страсбургский суд вновь оставил право на судебное усмотрение национальной судебной системы Литовской Республики, согласившись с правомерностью выдворения российских журналистов. Он также не нашел в деле запрета на распространение информации», – подчеркнул Илларион Васильев.

«В решении приводится ссылка на резолюцию Европейского парламента от 23 ноября 2016 г. о стратегических коммуникациях ЕС для противодействия пропаганде против него третьими сторонами (2016/2030 (INI), которая дает жесткие характеристики российской пропаганде и дезинформации, оценивая ее как попытку "бросить вызов демократическим ценностям, разделить Европу, собрать внутреннюю поддержку и создать восприятие несостоявшихся государств в ЕС". К сожалению для России в целом данная резолюция является частью правового поля и политического фона современной Европы, а в частности – в данном деле она была эффективна использована страной-ответчиком и стала одним из мотивированных доводов решения ЕСПЧ», – отметил адвокат, добавив, что выводы ЕСПЧ вполне предсказуемы с учетом его прецедентной практики.

Рассказать: