×

ЕСПЧ признал правомерным изъятие недвижимости в связи с проведением Олимпиады в Сочи

При этом судья от Кипра заявил о категорическом несогласии с выводами Суда, а судья от России выступил с особым мнением, в котором он не согласился с позицией ВС РФ и ЕСПЧ о том, что заявительница не была добросовестным приобретателем
Фотобанк Лори
По мнению одного из экспертов «АГ», дело Нины Беловой продолжает серию дел, в которых государство истребует из частной собственности граждан недвижимое имущество, которое было приобретено или приватизировано якобы с нарушениями закона, но отличается тем, что при похожем наборе фактических обстоятельств нарушения права собственности найдено не было. Другая отметила, что Европейский Суд придал слишком большое значение нуждам государства для проведения Олимпийских игр и защиты природы, не вдаваясь в вопрос о том, действительно ли заявительница была недобросовестным приобретателем.

15 сентября Европейский Суд вынес Постановление «Белова против России» по жалобе жительницы Сочи на изъятие у нее недвижимости российскими властями в преддверии зимней Олимпиады-2014.

У жительницы Сочи изъяли приобретенную ею недвижимость накануне Олимпиады

В 1977 г. совхоз «Южные культуры» вырыл оросительный пруд на Голубой улице в г. Сочи. На берегу пруда были возведены баня и контейнерный дом. Эти объекты строились на земельном участке, принадлежащем государству, который находился в хозяйственном ведении совхоза.

В апреле 2003 г., после судебного разбирательства в рамках мирового соглашения совхоз передал право собственности на пруд, баню и бытовку гражданину К., перед которым у предприятия имелась задолженность за содержание пруда. Мужчина зарегистрировал право собственности на объекты в Росреестре, а спустя несколько месяцев продал их М. Новый собственник недвижимости также оформил в установленном законом порядке права на нее, получив свидетельства о праве собственности.

В мае 2004 г. президиум Краснодарского краевого суда отменил мировое соглашение между совхозом и К. Далее М. продал недвижимость Нине Беловой, которая зарегистрировала право собственности в Росреестре. Женщина оградила недвижимость четырьмя рядами колючей проволоки и стала использовать ее в личных целях. Впоследствии в пользу К. была взыскана денежная сумма с совхоза в счет погашения задолженности.

В 2012 г. Агентство по управлению государственным имуществом пыталось истребовать недвижимость у Нины Беловой под предлогом того, что ранее совхоз не испрашивал разрешения у государства на передачу таких объектов в частную собственность. Тем не менее суд общей юрисдикции отклонил иск ведомства за истечением срока давности. Впоследствии Краснодарский краевой суд отменил решение первой инстанции и признал сделку по приобретению женщиной спорных объектов недействительной, обязав ответчицу вернуть их в собственность государства. Краевой суд счел, что земля, на которой находилась спорная недвижимость, принадлежала государству и предназначалась для строительства спортивных объектов в рамках подготовки к Олимпийским играм, поэтому такая собственность может быть истребована в соответствии со ст. 301 и 302 ГК РФ.

В дальнейшем кассационные инстанции, включая Верховный Суд, отказались рассматривать жалобу женщины по существу. В частности, ВС РФ отказался считать Нину Белову добросовестным приобретателем, мотивируя это тем, что ответчица должна была знать о том, что покупаемая ею недвижимость являлась предметом судебного разбирательства и выбыла из собственности совхоза против его воли.

В рамках судебного разбирательства женщина потребовала введения обеспечительной меры в виде обозначения на кадастровом плане границ ее земельного участка, и суды первых двух инстанций удовлетворили такое требование. Далее Агентство по управлению государственным имуществом обжаловало вынесенные судебные акты в кассацию, которая отменила такое решение судов, фактически признав, что спорная земля принадлежит государству и предназначена для использования в качестве орнитологического резервата и пятизвездочного отеля на 500 номеров для размещения представителей Международного олимпийского комитета.

Позиция сторон в Европейском Суде

В жалобе в Страсбургский суд Нина Белова указала на нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению заявительницы, изъятое имущество никогда не принадлежало государству, а ее собственность была присвоена компанией, аффилированной с миллиардером, который стремился получить прибыль от строительства спортивных объектов в рамках подготовки к Олимпиаде.

Кроме того, она сообщила, что кассация в рамках разбирательства по обжалованию обеспечительной меры не уведомила надлежащим образом ее и ее адвоката о назначенном судебном заседании, что нарушило ее право на справедливое судебное разбирательство в соответствии со ст. 6 Конвенции. Как пояснила женщина, когда ее адвокат узнал о предстоящем судебном заседании, суд проигнорировал его ходатайство о переносе времени рассмотрения ввиду судебных процессов в других городах и нехватки времени на ознакомление с материалами дела. Нина Белова просила присудить ей компенсацию морального вреда в размере на усмотрение ЕСПЧ.

В своих возражениях Правительство РФ назвало необоснованной жалобу Нины Беловой, так как имущество было изъято на законных основаниях. Российская сторона пояснила, что спорное имущество выбыло из собственности государства помимо его воли, К. никогда не приобретал права собственности на него, а сделка по покупке заявительницей недвижимого объекта была ничтожной. Государство-ответчик также указало на надлежащее судебное уведомление сторон при кассационном разбирательстве в деле об установлении границ земельного участка.

ЕСПЧ согласился с изъятием недвижимости, но выявил нарушение при рассмотрении дела в национальном суде

После изучения материалов дела Европейский Суд отметил, что вмешательство государства в права собственника носило законный характер в силу ст. 301 и 302 ГК, отвечало общественным интересам, поскольку государство намеревалось вернуть собственность, утраченную в результате неправильного управления, и использовать ее для проведения крупного международного спортивного мероприятия и защиты природы. В рассматриваемом деле, пояснил ЕСПЧ, следовало определить, было ли такое вмешательство пропорциональным вышеуказанным интересам и было ли возложено на заявительницу чрезмерное бремя, однако стороны не представили соответствующих доказательств в этом аспекте.

При этом Страсбургский суд поддержал вывод ВС РФ, который ранее отказался считать заявительницу добросовестным приобретателем, так как женщину должно было насторожить то, что приобретаемые объекты в течение года сменили трех собственников и были предметом судебных тяжб. Как пояснил Суд, государство не компенсировало Нине Беловой стоимость изъятого имущества, это обстоятельство не мешает последней предъявить иск о взыскании ущерба к другим виновным лицам.

«Наконец, заявительница не пояснила, как она использовала имущество, и поэтому Суд не может сделать вывод о том, что ее личные интересы перевешивали очевидные общественные интересы проведения Олимпийских игр и защиты природы», – отмечено в постановлении ЕСПЧ, который не обнаружил в рассматриваемом деле нарушения ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

При этом Страсбургский суд отметил, что представленные Ниной Беловой документы не содержали в себе доказательств того, что они были надлежащим образом отправлены судом заявительнице и ее адвокату, которые проживали в разных городах. Таким образом, Европейский Суд выявил нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и присудил заявительнице 5,2 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

Два судьи не согласились с выводами Суда

Судья от Кипра Георгиос Сергидес выступил с заявлением о категорическом несогласии с решением большинства коллег по делу об отсутствии нарушения ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. По его мнению, надлежащее применение положений Конвенции в рассматриваемом деле обязательно привело бы к выводу о нарушении этой нормы права, чего в рассматриваемом случае не произошло. Он также высказался за увеличение компенсации морального вреда, подлежащей выплате Нине Беловой, но воздержался от ее определения.

В свою очередь, судья от России Дмитрий Дедов выступил с особым мнением, в котором подверг анализу выводы ВС РФ и ЕСПЧ относительно отказа признать заявительницу добросовестным приобретателем.

Он отметил, что покупатель обязан проявлять разумную осмотрительность для проверки действительности сделки и является ли приобретаемое им имущество предметом каких-либо судебных тяжб. В рассматриваемом случае, подчеркнул российский судья, в РФ не существовало единой базы судебных актов, и заявительница не могла узнать о проблемном характере приобретаемой ею недвижимости, поэтому она полагалась сугубо на свидетельства о праве собственности М. на покупаемые объекты. Кроме того, отметил он, в тот период времени государство отменило требование нотариально удостоверять сделки с недвижимым имуществом. Тем не менее ВС РФ, отметил Дмитрий Дедов, не стал исследовать все эти обстоятельства и отказался считать Нину Белову добросовестным приобретателем.

Таким образом, российский судья счел чрезмерным бремя, возложенное на заявительницу, и подверг сомнению, что все судебное разбирательство в национальных судах по рассматриваемому спору было справедливым, а власти РФ стремились установить справедливый баланс между индивидуальными и общими интересами.

«Вопрос о добросовестном приобретателе как ключевом решающем обстоятельстве при рассмотрении дела против заявительницы был рассмотрен единолично судьей на уровне высшего национального суда без каких-либо публичных слушаний или состязательных разбирательств, которые могли бы позволить заявителю доказать, что она действовала добросовестно и проявила должную осмотрительность. Таким образом, она была лишена процессуальных гарантий. В противном случае ее дело должно было быть возвращено Верховным Судом на новое рассмотрение, – отметил Дмитрий Дедов. – Я также голосовал против установления нарушения ст. 6 Конвенции, поскольку процедура определения границы не имела прямого решающего значения для имущественных прав заявителя, и, следовательно, жалоба в этой части должна была быть признана неприемлемой».

Эксперты прокомментировали позицию Суда

Юрист ФБК Legal Анна Актанаева отметила, что работа Европейского Суда по правам человека ориентирована в первую очередь на защиту личных прав и свобод человека, и дела, связанные с защитой имущественных прав, встречаются значительно реже.

«Конвенция защищает существующую собственность заявителя от наличия какого-либо вмешательства, однако, как отмечала Большая палата Европейского Суда в деле «Stec and others v. UK» (No.65731/01, 65900/01), отсутствует “водонепроницаемый” раздел между сферой экономических и социальных прав и сферой гражданских и политических прав, закрепленных Конвенцией, – пояснила она. – Так случилось и в рассматриваемом кейсе. В 2012 г., при подготовке к зимним Олимпийским играм – 2014 в Сочи встал вопрос о необходимости изъятия части земельных участков для строительства олимпийских объектов и необходимой инфраструктуры. Государство предлагало собственникам другое жилье или компенсацию, сумма которой оказывалась значительно ниже рыночной».

В деле Нины Беловой Агентство по управлению государственным имуществом в 2012 г. требовало безвозмездного изъятия имущества заявительницы в пользу государства для строительства пятизвездочного отеля, ссылаясь на недобросовестность приобретения последней объекта недвижимости в собственность. «Европейский Суд, анализируя возможное нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции, указал, что изъятие имущества было вмешательством государства в право на мирное пользование этим имуществом. Однако суд не нашел нарушения прав, поскольку изъятие было обусловлено общественными интересами, а именно “использованием имущества для проведения крупного международного спортивного мероприятия и охраны природы”. Вместе с тем представляется, что, оценивая “справедливый баланс” между общими интересами общества и правами личности (Sporrong and Lonnroth v. Sweden), Суд придал слишком большое значение нуждам государства для проведения Олимпийских игр и защиты природы, не вдаваясь в вопрос о том, действительно ли заявительница была недобросовестным приобретателем», – полагает Анна Актанаева.

Она также обратила внимание на особое мнение Дмитрия Дедова, который также указал, что вывод Суда о том, что заявительница недостаточно тщательно исследовала происхождение имущества, поскольку не обнаружила, что на момент покупки оно являлось предметом спора, является неверным. «Заявительница приобрела имущество в результате цепочки сделок, в связи с чем установление действительности предыдущих переходов права собственности является чрезмерным бременем, возлагаемым на нее. Данный вывод судьи Дедова коррелирует с предшествующей практикой ЕСПЧ, когда суд признавал нарушением «справедливого баланса» лишение заявителя имущества, поскольку предыдущий владелец квартиры приобрел ее мошенническим путем (Gladysheva v. Russia, 2011)», – заключила Анна Актанаева.

Эксперт отметила, что на момент приобретения имущества в 2004 г. отсутствовала как единая база решений судов общей юрисдикции в Интернете, так и электронная база Росреестра, в связи с чем установление заявительницей наличия спора в отношении приобретаемого объекта недвижимости также нарушает требование «справедливого баланса».

«Вместе с тем необходимо отметить повышенный по сравнению с общей тенденцией размер справедливой компенсации, присужденный в пользу Нины Беловой за нарушение ст. 6 Конвенции, что может указывать на понимание судом несправедливости действий РФ в части непредсказуемости осуществления государством его полномочий по изъятию объекта недвижимости по прошествии 8 лет с момента осуществления сделки», – подытожила Анна Актанаева.

Юрист по работе с ЕСПЧ Андрей Есин полагает, что рассматриваемое дело продолжает серию дел, в которых государство истребует из частной собственности заявителей недвижимое имущество, которое было приобретено или приватизировано с нарушениями закона, где заявители являлись (по мнению государства) недобросовестными приобретателями.

«Дело “Гладышева против России” – это самый известный представитель такой категории дел и, возможно, своеобразный шаблон, по которому решались многие похожие дела. Тогда российскими судами было установлено, что один из предыдущих собственников приватизировал квартиру мошенническим путем, а впоследствии купившая квартиру заявительница должна была об этом знать и, таким образом, являлась недобросовестным приобретателем. ЕСПЧ, в частности, установил, что ошибка в этой цепочке была допущена как раз госорганами, так как именно они должны были проявить осмотрительность и при наличии ряда процедур, специально предназначенных для исключения таких ситуаций (приватизация, государственная регистрация прав на недвижимое имущество), вовремя заблокировать подозрительную приватизацию или сделку, а не делать “виноватым” последующего добросовестного приобретателя)», – отметил он.

По словам эксперта, дело Нины Беловой отличается тем, что при похожем фактическом «паттерне» нарушения права собственности найдено не было: «В параграфе 41 постановления ЕСПЧ напомнил, что и приобретатель собственности “должен тщательно проверить ее [собственности] происхождение, чтобы исключить возможные требования о конфискации”. Таким образом, ЕСПЧ согласился с утверждением Верховного Суда РФ в деле заявительницы о том, что, если бы она надлежаще проверила статус приобретаемой собственности, она бы была в курсе, что недвижимость является предметом текущего судебного разбирательства».

«Кроме того, по мнению Страсбургского суда, заявительницу должен был насторожить факт того, что собственность меняет руки уже третий раз за год. Практически с сожалением ЕСПЧ отметил, что в меморандумах стороны никак не высказались по проблеме пропорциональности лишения собственности. Несомненно, если бы заявительница решилась на более глубокий анализ пропорциональности вмешательства в ее право собственности, постановление было бы длиннее, и, вероятно, Суд бы пришел к иному выводу», – убежден Андрей Есин.

Юрист также обратил внимание на то, что двое из семи судей палаты ЕСПЧ проголосовали против решения большинства. «Судья Георгиос Сергидес написал лишь короткую заметку, где просто обозначил свое несогласие с решением пятерых коллег, а судья Дмитрий Иванович Дедов – развернутое мнение, где указал, что ситуация, когда заявитель должен проверять добросовестность перехода собственности в рамках не одной сделки, а целой цепочки, накладывает на лиц чрезмерную ношу, и они вынуждены доверять документам, предоставленным последним собственником, и в отсутствие объективных фактов, которые могли бы их насторожить, вынуждены следовать гражданско-правовому принципу bona fide. Кроме того, как отметил судья Дедов, хоть на приобретателе и лежит обязанность проверять статус имущества при совершении сделки, в то время, когда сделка совершалась, в России еще не было единой базы судебных решений (скорее всего, имеется в виду ГАС “Правосудие”), и заявительнице было сложно проверить, является ли имущество предметом судебного спора. Совокупность этих факторов, как посчитал судья Дедов, накладывала на заявительницу “чрезмерное бремя”, поэтому ее право собственности было нарушено», – отметил эксперт.

Андрей Есин добавил, что второй заявленной в деле проблемой стало рассмотрение Краснодарским краевым судом кассационной жалобы в отсутствие заявительницы и ее представителя. «Так как подобная категория дел уже хорошо “отработана” ЕСПЧ, Суд со ссылками на многочисленные российские дела быстро пришел к выводу о том, что было нарушение права на справедливое судебное разбирательство – ст. 6 Конвенции. Во-первых, на предъявленных государством повестках не было почтовых штампов или иных обозначений, которые бы доказывали, что заявительница или ее представитель действительно их получили. Также повестки были высланы за восемь дней до слушания, что, по мнению Суда, было слишком мало, учитывая, что заявительница жила в другом городе. Во-вторых, как это нередко бывает в подобных делах, ЕСПЧ остался недоволен тем, что Краснодарский краевой суд оставил без внимания и должного ответа факсы представителя заявительницы с просьбой отложить заседание для ознакомления с материалами, а также по причине того, что у защитника были уже запланированы слушания в других судах на ту же дату», – отметил он.

Рассказать: