×

Иностранные арбитражные учреждения обяжут иметь обособленные подразделения в России

В Госдуму направлен законопроект, уточняющий процедуру предоставления российским НКО и иностранным арбитражным учреждениям права создания третейского суда в России
Эксперты неоднозначно оценили предлагаемые изменения. По мнению одного, они являются следующим закономерным шагом в контексте продолжающейся реформы арбитража. Другой отметил, что требование о наличии обособленного подразделения на территории РФ для иностранного арбитражного учреждения противоречит международной практике и под ним сложно увидеть какие-либо разумные основания.

Правительство РФ направило в Государственную Думу законопроект, вносящий изменения в ст. 44 Закона об арбитраже. Поправки направлены на совершенствование порядка предоставления российским НКО, при которых создаются постоянно действующие арбитражные учреждения, и иностранным арбитражным учреждениям права на осуществление деятельности третейского суда, а также на повышение роли Совета по совершенствованию третейского разбирательства, сформированного при Минюсте России, в процедуре предоставления данного права.

Напомним, ранее приказом Минюста Совет был наделен новыми полномочиями, повышающими его роль в процессе первоначального рассмотрения документов, предоставляемых некоммерческими организациями для получения права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

В развитие положений данного приказа законопроект предусматривает, что право на осуществление функций третейского суда предоставляется российским некоммерческим организациям актом Правительства РФ, а отказ в его предоставлении – решением Минюста. В обоих случаях решение принимается на основании соответствующей рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства. В отношении иностранного арбитражного учреждения это право предоставляется, только если оно включено в перечень иностранных арбитражных учреждений, признаваемых постоянно действующими в соответствии с законодательством.

Включение в перечень осуществляется Минюстом на основании рекомендации Совета, которая дается, если иностранное арбитражное учреждение обладает широко признанной международной репутацией и имеет обособленное подразделение на территории РФ либо юридическое лицо, при котором создано такое иностранное арбитражное учреждение в соответствии с законодательством РФ.

В случае выдачи Советом отрицательной рекомендации Минюст России принимает решение об отказе во включении иностранного учреждения в указанный перечень и представленные документы возвращаются заявителю. Такой отказ может быть обжалован в суде.

Законопроектом предусматривается также наделение Совета полномочиями по обобщению практики применения законодательства РФ об арбитраже (третейском разбирательстве).

Ответственный администратор Арбитражного центра при АНО «Институт современного арбитража» Андрей Горленко счел предлагаемые изменения закономерным следующим шагом в контексте продолжающейся реформы арбитража в России. «Совет по совершенствованию третейского разбирательства как структура, объединяющая представителей бизнеса, науки и государственных органов, как никто другой может внести значимый вклад в формирование проарбитражного подхода государственных судов, для чего необходимы регулярный мониторинг и анализ практики применения законодательства об арбитраже. Ясность в вопросе получения статуса ПДАУ иностранными учреждениями также значима, с учетом интереса ряда зарубежных арбитражных центров в администрировании арбитража в России», – сказал Андрей Горленко.

Иную точку зрения высказал адвокат, член Международного арбитражного суда ICC от Российской Федерации, партнер московского офиса Clifford Chance Тимур Аиткулов. По его мнению, требование о наличии обособленного подразделения на территории РФ для получения иностранным арбитражным учреждением разрешения на осуществление функций третейского суда противоречит международной практике и под ним сложно увидеть какие-либо разумные основания.

По словам Тимура Аиткулова, в международном арбитраже концепция «места арбитража» является юридической фикцией. «“Место арбитража” – не то же самое, что “место проведения слушаний”, где арбитраж фактически проводится: заслушиваются стороны, свидетели, проходят совещания арбитров. В российском законе прямо предусмотрено, что место арбитража и место проведения слушаний могут не совпадать. Место арбитража имеет значение, прежде всего, для того, чтобы определить, какое право применяется к арбитражной процедуре и какие суды обладают компетенцией по принятию решений, связанных с арбитражем (например, по отмене арбитражных решений)», – пояснил эксперт.

Таким образом, уверен Тимур Аиткулов, для того, чтобы администрировать арбитраж с юридическим местом арбитража в России, иностранному арбитражному центру нет никакой необходимости создавать в России обособленные подразделения. «Насколько мне известно, отношение многих международных арбитражных центров к этому требованию на данный момент крайне негативно – есть опасения в том, что в будущем через обособленные подразделения на них может быть оказано давление со стороны российских властей, да и заниматься хлопотной административной работой никто не хочет», – сказал эксперт.

Рассказать: