×

Когда работник не должен возмещать компании траты на его переподготовку при досрочном увольнении?

ВС указал, что вопрос об уважительности причин увольнения работника до истечения обусловленного сторонами срока следует разрешать с учетом нормативных положений ТК и совокупности обстоятельств дела
Фотобанк Freepik
Один из экспертов «АГ» назвал определение ВС примером эталонного судебного разбирательства, когда Верховный Суд в очередной раз указал на необходимость ухода от формального применения норм права, которое не означает вынесение законного и обоснованного судебного акта. Другая посчитала, что судебный акт поможет работодателям избежать просчетов, а работникам – повысить их правовую грамотность в сфере трудового права.

Верховный Суд опубликовал Определение № 18-КГ19-145 от 13 января 2020 г. по спору о взыскании авиакомпанией с ее бывшего пилота расходов на обучение по ученическому договору.

Пилот уволился до истечения срока обязательной работы

9 февраля 2015 г. ОАО «Авиакомпания «Аврора» трудоустроила Дениса Курганского на должность второго пилота воздушного судна Боинг-737. В следующем году работодатель перевел его на аналогичную должность другого типа воздушного судна, заключив с ним ученический договор на обучение по программе переподготовки. Договор обязывал гражданина проработать в авиакомпании не менее пяти лет с даты окончания ввода в строй по специальности. В случае же увольнения работника по собственному желанию без уважительных причин до истечения установленного срока обязательной работы последний должен был возместить работодателю денежные средства, затраченные на его переподготовку.

С апреля по май 2016 г. Денис Курганский находился в служебной командировке в Мадриде, где успешно прошел обучение. Спустя три месяца авиакомпания решила направить работника в служебную командировку в Сиэтл для прохождения тренажерной подготовки на воздушном судне, но пилот подал рапорт на увольнение по собственному желанию и был уволен соответствующим приказом руководителя АО.

Суды разошлись в оценках уважительности причин увольнения

Авиакомпания обратилась в суд с иском к бывшему работнику о возмещении расходов на его обучение и задолженности за неотработанные дни ежегодного отпуска. Совокупный размер исковых требований превысил 1,6 млн руб.

В возражениях Денис Курганский ссылался на то, что он был вынужден уволиться по уважительной причине, так как работодатель после окончания обучения по программе переподготовки не предоставил ему работу по полученной им квалификации.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска в связи с тем, что обучение работника являлось повышением его квалификации из-за вывода из эксплуатации воздушного судна, поэтому работодатель был обязан нести расходы по его обучению. Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания расходов на служебную командировку в Сиэтл, суд исходил из того, что поездка планировалась в период с 18 по 29 октября 2016 г., однако ответчик уже с 6 октября не работал в авиакомпании. Следовательно, представленные в материалы дела платежные документы не свидетельствуют о несении истцом затрат по направлению в эту командировку именно Дениса Курганского. Суд также сделал вывод о том, что положения спорного ученического договора об обязанности работника в случае расторжения трудового договора возместить работодателю все фактические затраты на его обучение противоречили нормам Трудового кодекса.

Однако впоследствии апелляция отменила решение нижестоящего суда, удовлетворив иск авиакомпании в полном объеме. Вторая инстанция сочла, что ответчик должен был проработать не менее пяти лет в авиакомпании, но уволился оттуда без уважительных причин. Соответственно, истец имел право на возмещение понесенных расходов, которые были в достаточной мере обоснованы в суде.

Верховный Суд выявил многочисленные нарушения апелляции

В кассационной жалобе в Верховный Суд Денис Курганский оспорил апелляционное определение как незаконное.

После изучения материалов дела и анализа норм ТК РФ Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отметила, что именно работодатель для собственных нужд определяет необходимость подготовки работников (их профессионального образования и обучения) и предоставления им дополнительного профобразования. В целях профессиональной подготовки работников между работодателем и работником может заключаться в том числе ученический договор, в который должно включаться условие об обязанности последнего проработать у работодателя в течение определенного срока. В противном случае работник возмещает работодателю затраты, связанные с его обучением, пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени.

В рассматриваемом деле, подчеркнул ВС, вопрос об уважительности причин увольнения работника до истечения обусловленного сторонами срока следует разрешать в том числе с учетом нормативных положений ч. 3 ст. 80 «Расторжение трудового договора по инициативе работника (по собственному желанию)» ТК РФ и совокупности установленных по делу обстоятельств. Как пояснил Суд, апелляции следовало выяснить, имелась ли у ответчика реальная возможность для продолжения трудовых отношений с авиакомпанией, то есть какова причина увольнения работника по собственному желанию – уважительная или нет.

Верховный Суд также отметил, что апелляция неверно применила к спорным отношениям нормы трудового законодательства, регулирующие порядок и условия возмещения работником работодателю затрат, связанных с обучением за счет средств последнего, не установив действительные правоотношения сторон. Так, ВС пояснил, что направление работника на обучение в Мадрид авиакомпания оформляла как служебную командировку, и все произведенные в связи с данной командировкой расходы считались командировочными. Соответственно, включение этих расходов в затраты, понесенные работодателем на обучение работника, противоречит ТК РФ.

«Действующее трудовое законодательство не конкретизирует также состав расходов работодателя, которые включаются в стоимость обучения как возмещаемые затраты. Данный вопрос может быть урегулирован в локальном акте организации и в ученическом договоре. При этом факт понесенных затрат на обучение должен быть подтвержден надлежащими документами и размер этих расходов должен быть с достоверностью установлен», – отмечено в определении.

ВС РФ добавил, что в деле имелись документы (соглашение на обучение авиационного персонала, заключенное между авиакомпанией и иностранной обучающей организацией, и платежное поручение), на которые истец ссылался в качестве доказательства несения расходов на обучение Курганского. Вместе с тем Денис Курганский в своих возражениях на иск указывал, что эти документы имеют противоречивые сведения и не подтверждают, что понесенные обществом расходы касаются именно его обучения. Тем не менее в своем судебном акте апелляция не пояснила, почему она отвергла доводы ответчика, формально сославшись на доказанность понесенных истцом расходов.

В связи с этим Верховный Суд отменил определение апелляции и отправил спор на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

Эксперты поддержали выводы Суда

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Наталья Корнилевская полагает, что в рассматриваемом деле ВС РФ установил ошибочность выводов апелляции, основанных на неправильном применении норм материального и процессуального права. «Суд апелляционной инстанции, в частности, оставил без рассмотрения доводы ответчика об уважительности причин его увольнения – непредоставлении истцом работы по полученной им в ходе переподготовки квалификации, то есть реальной возможности для продолжения трудовых отношений с истцом. Доводы работника о вынужденном характере его увольнения судом проверены не были, что свидетельствует о нарушении требований ст. 56, 67, 196 ГПК РФ», – пояснила эксперт.

Наталья Корнилевская отметила, что анализ судебного акта не позволяет сделать вывод о кардинальном изменении подхода к разрешению споров работодателей с работниками о взыскании средств, затраченных на профессиональную переподготовку. «Скорее его можно отнести к “работе над ошибками” при оформлении договорных отношений в данной области, что поможет работодателям избежать подобных просчетов, а работникам – повысить их правовую грамотность в сфере трудового законодательства», – пояснила адвокат.

По словам эксперта, указание кассационной инстанции на то, что выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, касаются качества и сути судебного разбирательства, направлены на повышение этого качества, что свидетельствует в большей степени о несоблюдении судом второй инстанции требований норм процессуального права.

«Отражение в кассационном определении дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, в виде оценки доказательств с изложением ее результатов в судебном решении, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом, а также необходимость проверки доводов обеих сторон спора», – подытожила Наталья Корнилевская.

Старший юрист АБ «Халимон и партнеры» Игорь Ершов назвал определение примером эталонного судебного разбирательства: «В очередной раз Верховный Суд РФ указал на необходимость ухода от формального применения норм права, которое не означает вынесение законного и обоснованного судебного акта».

По словам эксперта, в рассматриваемом деле ВС остался все же в пределах норм трудового законодательства, не отдав приоритет ни работнику (что, вероятно, следовало бы ожидать), ни работодателю. «Верховный Суд логично обозначил параметры рассмотрения аналогичных споров. Очевидно, что работодатель имеет право на возмещение расходов, понесенных на обучение работника, но это право не является абсолютным, в некоторых случаях это право может быть ограничено или же работодатель даже может быть лишен такого права. Правовой подход судебной коллегии, конечно, не может быть применен ко всем спорам о возмещении расходов на обучение работника, поскольку в рассмотренном деле суд предложил обратить внимание на уважительность причины увольнения работника по собственному желанию. Как правильно заметила гражданская коллегия, судам следовало установить уважительность причины увольнения работника по собственному желанию. Как следствие, в случае уважительности необходимо было установить, была ли возможность продолжения трудовой деятельности», – пояснил Игорь Ершов.

Юрист добавил, что если работник хотел осуществлять деятельность в соответствии с приобретенными в процессе обучения знаниями или же мог продолжать аналогичную трудовую деятельность, занимать аналогичную должность, но был поставлен в условия, когда отсутствовали такие возможности и ему пришлось преждевременно уволиться, не проработав установленный срок, то о возмещении расходов говорить не приходится.

«Справедливо и обратное – если работодатель понес расходы, но работник, получив новые знания, без уважительных причин увольняется, то последний должен понести ответственность. Допустим, если пилот авиакомпании прошел переобучение, научился за счет работодателя летать на новом типе воздушного судна, но запланировал перейти в конкурирующую авиакомпанию и не проработал установленный срок по ученическому договору, должен ли такой работник и в таком случае возместить расходы работодателю? Ответ должен быть утвердительным», – отметил Игорь Ершов.

Рассказать: