×

КС не стал рассматривать жалобу на привлечение к ответственности за посещение магазина без маски

Суд указал, что оспариваемое регулирование обусловлено объективной необходимостью оперативного реагирования на беспрецедентную угрозу распространения коронавируса и не предполагает произвольного и необоснованного привлечения к административной ответственности
Фотобанк Лори
Один из экспертов посчитал, что сложно не согласиться с позицией Суда о беспрецедентности опасности распространения COVID-2019, равно как и с указанием на право и одновременно обязанность государства принять меры к снижению рисков распространения пандемии на территории России в целом и в соответствующих регионах в частности. Второй с сожалением заметил, что КС отказался рассматривать жалобу, в которой задавались важные и принципиальные вопросы о том, какого уровня акты могут ограничивать права и свободы и есть ли предел делегированию полномочий в этой сфере.

В Определении № 1668-О от 20 июля Конституционный Суд напомнил, что ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП не предполагает произвольного и необоснованного привлечения к ответственности без выяснения и учета всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

Михаил Лукин был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП, и ему с учетом смягчающих обстоятельств, связанных с состоянием здоровья, было назначено наказание в виде предупреждения. Основанием для привлечения к ответственности послужило то, что он не использовал медицинскую маску в магазине.

Оспорить привлечение к административной ответственности не удалось, поэтому Михаил Лукин обратился в Конституционный Суд. Он попросил КС признать неконституционными ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП, подп. «у» п. 1 ст. 11 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, п. 3 Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (утверждены Постановлением Правительства от 2 апреля 2020 г. № 417), п. 2.2 Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями при введении режима повышенной готовности в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Республики Саха (Якутия).

По мнению Михаила Лукина, оспариваемые нормативные положения не соответствуют Конституции, поскольку допускают введение ограничений прав и свобод актом ниже уровня федерального закона, обязывают соблюдать масочный режим, не конкретизируя понятие данного режима, а также позволяют правоприменительным органам необоснованно привлекать граждан к административной ответственности за нахождение в общественном месте без маски, не учитывая причин, препятствовавших ношению маски. Кроме того, заявитель оспаривал конституционность КоАП и Закона о полиции в целом.

Читайте также
КС признал конституционным положение постановления губернатора МО об ограничении передвижения в период пандемии
Как указал Суд, в сложившейся экстраординарной ситуации губернатором как высшим должностным лицом государственной власти субъекта РФ было осуществлено оперативное правовое регулирование, впоследствии легитимированное правовыми актами федерального уровня
31 Декабря 2020 Новости

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС сослался на свое Постановление от 25 декабря 2020 г. № 49-П, согласно которому органы государственной власти субъектов Федерации вправе принимать конкретные меры, направленные на борьбу с пандемией, не допуская при этом несоразмерного ограничения конституционных прав и свобод граждан; обеспечение при необходимости соблюдения ограничений мерами юридической ответственности, в том числе административной, является естественным элементом механизма правового регулирования.

В развитие положений Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера Постановлением Правительства от 2 апреля 2020 г. № 417 были утверждены Правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, п. 3 которых определяет обязанности граждан при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации, отметил КС.

Кроме того, в соответствии с подп. «у», «ф» п. 1 ст. 11 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера Указом главы Республики Саха (Якутия) от 27 апреля 2020 г. № 1143 были утверждены Правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями при введении режима повышенной готовности в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Республики Саха (Якутия). Данными Правилами к числу дополнительных обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации отнесена в том числе обязанность соблюдать масочный режим, в частности при нахождении в общественных местах (п. 2.2), указывается в определении.

Читайте также
ВС разъяснил применение законодательства и мер по противодействию распространению COVID-19
Обзор затрагивает вопросы применения процессуального, гражданского, уголовного законодательства, законодательства о банкротстве, а также законодательства об административных правонарушениях
21 Апреля 2020 Новости

Соблюдение указанных ограничений, указал Суд, обеспечивает наряду с прочим ст. 20.6.1 КоАП, ч. 1 которой предусматривает ответственность за невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 6.3 Кодекса. Как отмечал Верховный Суд, граждане, должностные лица, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП как за нарушение Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, так и за нарушение обязательных, а также дополнительных обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении на территории субъекта РФ режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (ответ на вопрос 17 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утвержденного Президиумом Верховного Суда 21 апреля 2020 г.).

При этом, заметил КС, ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП, рассматриваемая в действующей системе правового регулирования и с учетом правовых позиций Конституционного Суда, не предполагает произвольного и необоснованного привлечения к ответственности без выяснения и учета всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (ст. 26.1 Кодекса). Напротив, КоАП, основываясь на вытекающих из Конституции принципах справедливости и пропорциональности, предполагает, что органы административной юрисдикции обязаны избегать формального подхода к решению вопроса об административном наказании и учитывать применительно к делам об административных правонарушениях, связанных с соблюдением масочного режима, в том числе состояние здоровья гражданина, привлекаемого к административной ответственности в связи с неиспользованием средств защиты органов дыхания.

Таким образом, оспариваемое Михаилом Лукиным регулирование обусловлено объективной необходимостью оперативного реагирования на беспрецедентную угрозу распространения коронавирусной инфекции, не предполагает произвольного и необоснованного привлечения к административной ответственности и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, резюмировал Суд.

Оценка же обоснованности привлечения Михаила Лукина к административной ответственности не входит в компетенцию Конституционного Суда. КС отметил, что не относится к его полномочиям и проверка правовых актов главы Республики Саха (Якутия) на соответствие каким-либо актам Правительства, включая Постановление Правительства от 2 апреля 2020 г. № 417.

Относительно конституционности КоАП и Закона о полиции в целом КС заметил, что заявителем не представлены какие-либо судебные решения, подтверждающие применение названных законов в его деле. Кроме того, Михаил Лукин не привел конкретные нормы, которые, по его мнению, нарушают его конституционные права.

Руководитель практики уголовного права и процесса «Инфралекс» Артем Каракасиян с сожалением отметил, что КС отказался принимать к жалобу. «По сути, она касалась двух принципиальных вопросов. Первый – какого уровня акты могут ограничивать права и свободы? Есть ли предел делегированию полномочий в этой сфере? И второй – насколько соответствует принципу правовой определенности антиковидное законодательство?» – указал он.

Артем Каракасиян заметил, что на фоне эпидемиологических мер аналогичные вопросы рассматриваются судами многих стран. Например, в Испании и Германии суды признают антиковидные ограничения излишними. Исполнительной власти приходится корректировать свои действия, объяснять их. То есть идет столкновение мнений, живой процесс выработки новых норм поведения, и суды играют в этом одну из ведущих ролей.

Отказ Конституционного Суда рассматривать эту и похожие жалобы со ссылкой на Постановление № 49-П/2020 проблему, по его мнению, не решает. Безоговорочное одобрение судом всех действий административных органов только усиливает недоверие в принятых решениях. «Даже неважно, какую позицию занял бы в итоге Суд. Сам по себе обстоятельный разбор аргументов “за” и “против” был бы полезен для правовой системы», – посчитал адвокат.

Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н. Александр Чертков указал, что в определении Суд развивает правовые позиции, выраженные в Постановлении № 49-П/2020.

По его мнению, сложно не согласиться с позицией Суда о беспрецедентности опасности распространения COVID-2019, равно как и с указанием на право и одновременно обязанность государства принять меры к снижению рисков распространения пандемии на территории России в целом и в соответствующих регионах в частности. «Жизнь человека является высшей конституционной ценностью, без которой реализация гражданских, экономических, социальных и иных прав становится невозможной. Поэтому защита прав на жизнь и здоровье граждан образует одну из основополагающих конституционных обязанностей государства. Это предполагает принятие актов, ограничивающих права и свободы человека, из которых масочный режим является одним из наименьших ограничений и едва ли нарушает чьи-то права. КС в своих решениях стремится обеспечить справедливый баланс различных категорий прав при очевидном приоритете прав на жизнь и здоровье», – указал Александр Чертков.

Рассказать:
Дискуссии
Правовая сторона пандемии
Правовая сторона пандемии
Законодательство
30 Сентября 2021
Яндекс.Метрика