×

КС: Размер выходного пособия не может зависеть от обстоятельств, имевших место после увольнения работника

Суд признал конституционным законоположение об определении среднего дневного заработка, отметив, что оно не предполагает возможности определения выплачиваемого увольняемому в связи с ликвидацией организации выходного пособия в размере, отличном от его среднего месячного заработка
Один из экспертов указал, что Конституционный Суд в очередной раз разрешил чрезвычайно важную как для работников, так и для работодателей ситуацию. Второй предположил, что конституционно-правовой смысл нормы был прояснен лишь спустя 12 лет с момента введения ее в действие потому, что правоприменители не всегда толкуют ее с нарушением.

13 ноября Конституционный Суд вынес Постановление № 34-П/2019 по делу о проверке конституционности абз. 4 п. 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы.

28 декабря 2018 г. Валентина Кормуш была уволена из АО «Интауголь» на основании п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса – в связи с ликвидацией организации. При увольнении ей было выплачено выходное пособие, исчисленное путем деления заработка за период с декабря 2017 г. по ноябрь 2018 г. включительно на количество отработанных ею за этот период дней с целью определения ее среднего дневного заработка. Затем средний дневной заработок был умножен на количество рабочих дней по производственному календарю в месячном периоде, следующем за датой увольнения, – с 29 декабря 2018 г. по 28 января 2019 г., без включения в расчет выпавших на этот период выходных и нерабочих праздничных дней.

Посчитав такой расчет неверным, поскольку выплаченная ей сумма оказалась меньше фактически получаемого среднего месячного заработка, Валентина Кормуш обратилась в Интинский городской суд Республики Коми с иском к бывшему работодателю о взыскании разницы между средним месячным заработком и суммой выходного пособия, денежной компенсации за задержку выплат и компенсации морального вреда. 28 февраля суд отказал в удовлетворении исковых требований. Руководствуясь, в частности, абз. 4 п. 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы», суд признал правильным исчисление размера выходного пособия. 

Не согласившись с таким решением, женщина обратилась в Конституционный Суд. Она посчитала, что абз. 4 п. 9 Положения не соответствует Конституции, поскольку данное нормативное положение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет уменьшать размер выходного пособия уволенному по инициативе работодателя работнику, получавшему должностной оклад, путем расчета размера этого выходного пособия без учета среднего дневного заработка за нерабочие праздничные дни, приходящиеся на месячный период со дня увольнения.

В своем постановлении КС указал, что в отличие от зарплаты, которая зависит от квалификации работника, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и выплачивается состоящему в трудовых отношениях работнику за отработанный период, размер выходного пособия определяется исключительно на основе исчисленного в установленном порядке среднего месячного заработка, не является оплатой какого-либо периода (прошедшего или будущего) и выплачивается при увольнении. Размер выплаты зависит от ранее полученных работником в качестве оплаты его труда денежных сумм. Выплата, отметил Суд, призвана обеспечить уволенному лицу средства к существованию в размере не меньшем, чем средний месячный заработок, исчисленный исходя из его заработной платы за 12 календарных месяцев, предшествовавших увольнению. Соответственно, размер выходного пособия не может зависеть от каких бы то ни было обстоятельств, имевших место после увольнения работника. 

Конституционный Суд указал, что закрепленные Положением правила определения размера среднего заработка по существу направлены на создание технического инструментария, обеспечивающего подсчет заработка в установленных законом случаях. Они не имеют самостоятельного значения для регулирования трудовых отношений и должны применяться в системной связи с положениями Трудового кодекса, предусматривающими случаи сохранения за работником среднего заработка и целевое назначение предоставления соответствующей гарантии.

КС подчеркнул, что при определении размера выходного пособия на основании Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы необходимо учитывать предписания ч. 1 ст. 178 ТК. При этом способ подсчета среднего месячного заработка в силу своего технического, вспомогательного характера должен не только согласовываться с требованиями нормы закона, но и обеспечивать ее реализацию в строгом соответствии с целью установленной этой нормой выплаты, которая по своей правовой природе является одной из гарантий реализации конституционного права на труд. «В противном случае допускалась бы не только корректировка положений закона подзаконными нормативными актами, но и ухудшение – вопреки вытекающим из статей 2, 7 и 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации требованиям об обеспечении максимально возможной поддержки работника как более слабой стороны трудового правоотношения – материального положения уволенного по инициативе работодателя работника», – резюмировала высшая инстанция.

Суд посчитал, что из буквального смысла п. 9 Положения следует, что средний дневной заработок для всех случаев определения среднего заработка (кроме случаев применения суммированного учета рабочего времени) используется, во-первых, для определения размера подлежащей выплате работнику денежной суммы, когда такая сумма исчисляется для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованный отпуск, а во-вторых, в иных случаях, когда Трудовым кодексом предусмотрен такой порядок исчисления денежной суммы, причитающейся работнику в качестве оплаты какого-либо периода.

Вместе с тем, отметил КС, в правоприменительной практике указанные нормативные положения расцениваются как предписывающие использовать средний дневной заработок для всех случаев исчисления среднего заработка, а для определения размера выходного пособия работникам, уволенным по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, принимается во внимание месячный период после даты увольнения работника, исходя из количества рабочих дней в котором и осуществляется расчет (апелляционные определения Московского городского суда от 14 сентября 2016 г. № 33-31071/2016 и от 16 декабря 2016 г. по делу № 33-48738/2016, Суда Ненецкого автономного округа от 15 мая 2018 г. по делу № 33-64/2018 и др.).

Конституционный Суд указал, что на основании такого толкования в деле заявительницы размер выходного пособия, который по буквальному смыслу ч. 1 ст. 178 ТК должен составлять средний месячный заработок работника, исчислен с учетом количества рабочих дней, приходящихся на первый месячный период после увольнения, как если бы осуществлялась оплата трудовой деятельности за этот период. «Однако и при исчислении заработной платы, являющейся оплатой отработанного периода, действуют специальные правила: наличие в календарном месяце нерабочих праздничных дней не является основанием для снижения заработной платы работникам, получающим оклад (должностной оклад) (часть четвертая статьи 112 данного Кодекса); работникам, для которых установлена система оплаты труда, не предполагающая установление оклада (должностного оклада), за нерабочие праздничные дни, в которые они не привлекались к работе, выплачивается дополнительное вознаграждение (часть третья статьи 112 данного Кодекса)», – подчеркнул КС.

Таким образом, указал Суд, работники, подлежащие увольнению по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 81 ТК, вопреки воле законодателя, предусмотревшего пособие в связи с увольнением в размере среднего месячного заработка, ставятся в худшее положение по сравнению с работниками, продолжающими трудовую деятельность, заработок которых не может снижаться в зависимости от наличия в оплачиваемом месяце нерабочих праздничных дней. 

«Кроме того, увольняемые по указанным основаниям работники ставятся в различное положение в зависимости от даты увольнения и наличия в календарном периоде после увольнения нерабочих праздничных дней: размер получаемого ими выходного пособия при сложившемся понимании пункта 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы (в том числе его абзаца четвертого) напрямую зависит от количества рабочих дней в периоде после прекращения трудового договора. Такой подход фактически приводит к определению размера выходного пособия на основе случайного фактора (количества рабочих и нерабочих праздничных дней в месяце, непосредственно следующем за увольнением), что недопустимо при осуществлении в социальном правовом государстве правового регулирования в сфере труда», – посчитал КС.

Таким образом, Суд постановил признать абз. 4 п. 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы не противоречащим Конституции, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системной связи с иными нормами данного пункта, а также со ст. 139 и ч. 1 ст. 178 ТК он не предполагает возможности определения размера выплачиваемого увольняемому в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации работнику выходного пособия в размере, отличном от его среднего месячного заработка, исчисленного исходя из размера полученной им заработной платы за 12 календарных месяцев, предшествовавших увольнению. 

КС отметил, что выявленный конституционно-правовой смысл абз. 4 п. 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. Он также постановил пересмотреть решения, принятые по делу Валентины Кормуш, если для этого нет иных препятствий. 

В комментарии «АГ» юрист, эксперт по трудовому праву Елена Красетская указала, что Конституционный Суд в очередной раз разрешил чрезвычайно важную как для работников, так и для работодателей ситуацию. «В рассматриваемом случае речь идет о выходном пособии, выплачиваемом при ликвидации организации, но наиболее актуален этот вывод в отношении выплат, которые производятся при увольнении при сокращении штата, – считает юрист. – На практике многие организации проводят сокращения работников с начала очередного календарного года, и, если для расчета выходного пособия работодатель применяет абз. 4 п. 9 Положения об исчислении среднего заработка, работники получают сумму, которая не сопоставима с их фактическим средним месячным заработком».

Елена Красетская отметила, что, несмотря на то что судебная практика по данному вопросу крайне противоречива, проблема существовала продолжительное время. Ей представляется очевидным, что положение работника ухудшается, если он получает в качестве выходного пособия средний заработок только за рабочие дни за месяц с многочисленными праздничными днями. «Я всегда рекомендовала работодателям при расчете выходного пособия в подобной ситуации исходить из размера среднемесячного заработка, то есть посчитать годовой средний заработок работника и разделить этот показатель на 12. Но не все доверители разделяли эту позицию, особенно когда находили в судебной практике подтверждение возможности выплаты пособия только за рабочие дни. Важно, что теперь установлены четкие “правила игры” и работодателям уже не надо будет самим разрешать эту дилемму», – заключила Елена Красетская.

Адвокат Санкт-Петербургского адвокатского бюро «Адвокатская Группа ОНЕГИН» Татьяна Заседателева указала, что позиция КС представляется абсолютно верной и обоснованной, подтверждающей положение об установлении единого, гарантированного и однозначно толкуемого способа исчисления средней зарплаты, зависящей только от полученных работником сумм в период работы и более ни от каких иных условий.

Она отметила, что применение норм Положения, регулирующих особенности порядка исчисления средней заработной платы, ежедневно осуществляется работодателями в течение многих лет. «При этом, как следует из текста постановления Конституционного Суда, сформулированный законодателем порядок исчисления среднего заработка является законным, не вступая в противоречие с конституционными принципами, а неверным является лишь толкование нормы, данное правоприменителями при рассмотрении конкретных спорных ситуаций», – подчеркнула Татьяна Заседателева. 

Таким образом, посчитала адвокат, толкование оспариваемой нормы с момента вступления постановления в силу и до настоящего момента не всегда осуществлялось правоприменителями с нарушением правового смысла. «Это и, возможно, неактивная процессуальная позиция сторон, в деле которых применялось иное толкование нормы, обусловили оценку конституционности нормы Положения только спустя 12 лет с момента введения ее в действие», – предположила Татьяна Заседателева.

Рассказать: