×

Потребителя нужно уведомить о предстоящей проверке счетчика при выявлении неучтенного потребления энергии

Верховный Суд указал, что акт о неучтенном потреблении электроэнергии не может быть составлен спустя более одного года после проведения проверки энергообъекта
По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС свидетельствует об окончании давней борьбы сетевых компаний с потребителями за право составлять акты неучтенного потребления электроэнергии спустя значительный промежуток времени, ссылаясь на наличие акта технической проверки прибора учета. Другой эксперт положительно оценила применение Судом в рассматриваемом деле принципа добросовестности участников правоотношений.

7 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 309-ЭС18-22373 по спору между сетевой компанией и гарантированным поставщиком по факту выявления неучтенного использования электроэнергии потребителем последнего.

Сетевая компания выявила факт неучтенного потребления электроэнергии предпринимателем

В октябре 2010 г. ПАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра и Приволжья» (исполнитель) и гарантирующий поставщик в лице АО «ЭнергосбыТ Плюс» (заказчик) заключили договор об оказании услуги по передаче электроэнергии и ее покупке для компенсации потерь в электросетях.

По условиям такого договора исполнитель ежемесячно самостоятельно или с привлечением территориальных сетевых организаций (ТСО) определяет объемы переданной по договору электроэнергии, а также выявляет, актирует факты и объемы безучетно потребленной потребителями заказчика электроэнергии. Суммарное количество объемов электроэнергии, определенное по составленным в расчетном периоде актам безучетного потребления, включается в объем поставленной потребителям заказчика электроэнергии, а также в объем оказанных за расчетный период услуг. Данный показатель также вычитается из объема электроэнергии, приобретаемой исполнителем в целях компенсации ее потерь в сетях, определенного за период, в котором надлежащий акт безучетного потребления был передан заказчику.

6 июня 2017 г. исполнитель составил акт о неучтенном потреблении электроэнергии в отношении ИП Петра Степанова. Согласно указанному документу безучетное потребление было выявлено при проверке его фермы в феврале 2016 г., в ходе которой прибор учета демонтировали и направили на исследование, взамен него сетевая организация установила другой.

По расчетам сетевой компании, объем безучетного потребления электроэнергии, включаемый в полезный отпуск электроэнергии за июнь 2017 г., составил 151 380 кВтч. Направленный ею акт о неучтенном потреблении фермой электроэнергии был возвращен гарантирующим поставщиком со ссылкой на нарушение порядка его оформления. Заказчик также проигнорировал факт направления ему претензии исполнителя о включении в полезный отпуск 151 380 кВтч электроэнергии и исключении указанного объема из ее потерь.

Кроме того, 11 ноября 2014 г. была выполнена проверка приборов учета другого потребителя – ООО «Производственное предприятие “Глобус”». По ее итогам было выявлено, что объем неучтенного полезного отпуска электроэнергии за период с августа по декабрь 2014 г. составил 157 738 кВтч. Претензия по данному поводу также была оставлена гарантирующим поставщиком без удовлетворения.

В связи с этим сетевая компания обратилась в суд с иском к гарантирующему поставщику об обязании последнего включить в полезный отпуск электроэнергии (в объем оказанных услуг по передаче электрической энергии) 309 118 кВтч, исключив указанный объем из потерь. К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Петр Степанов и ООО «Производственное предприятие “Глобус”».

Апелляция и окружной суд встали на сторону сетевой организации, в отличие от суда первой инстанции

В ходе судебного разбирательства арбитражный суд проанализировал, в частности, материалы проверки (экспертное заключение о наличии в приборе учета вмонтированного устройства, влияющего на его работу, а также акт о неучтенном потреблении электроэнергии). В итоге он обязал гарантирующего поставщика включить в полезный отпуск 157 738 кВтч электроэнергии и одновременно исключил указанный объем из потерь.

В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано со ссылкой на положения ГК РФ, Закона об электроэнергетике, Основные положения функционирования розничных рынков электроэнергии. Суд счел, что акт о неучтенном потреблении энергии предпринимателем, составленный спустя более года после проведения проверки, не доказывает факт безучетного потребления электроэнергии и нарушает требования п. 192 Основных положений. Кроме того, он отметил отсутствие в акте о неучтенном потреблении информации о наличии каких-либо повреждений, влияющих на работу прибора, в том числе нарушений средств маркировки.

В дальнейшем апелляция отменила решение суда первой инстанции, удовлетворив иск. Вторая инстанция обязала гарантирующего поставщика включить в полезный отпуск 309 118 кВтч электрической энергии, исключив указанный объем из потерь. Впоследствии суд округа поддержал решение апелляции. Обе инстанции сошлись во мнении, что акт о неучтенном потреблении соответствует требованиям Основных положений, и сочли доказанным факт безучетного потребления предпринимателем электроэнергии в заявленном истцом объеме.

Верховный Суд разъяснил, что является безучетным потреблением энергии

Ссылаясь на нарушения норм материального права, Петр Степанов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой он просил оставить в силе решение суда первой инстанции. По его мнению, истец не доказал вмешательство в работу спорного прибора учета и повреждение его пломб, а также совершение иных действий, которые привели к искажению данных об объеме потребления электроэнергии.

Кроме того, предприниматель сослался на отсутствие уведомления о проведении экспертного исследования принадлежащего ему прибора учета. В свою очередь гарантирующий поставщик в своем отзыве поддержал позицию предпринимателя и просил удовлетворить его кассационную жалобу.

Изучив материалы дела № А71-14267/2017, высшая судебная инстанция согласилась с нижестоящими судами в том, что обязанность по обеспечению безопасности эксплуатации находящихся в ведении абонента энергосетей и исправности используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением и учетом энергии, возложена на абонента согласно действующему законодательству.

Проанализировав термин «безучетное потребление», Верховный Суд заключил, что законодатель обусловливает такое понятие совершением потребителем различных действий, одни из которых являются основанием для квалификации в качестве безучетного потребления в силу факта их совершения, тогда как другие действия для подобной квалификации должны привести к искажению данных об объеме потребления электроэнергии. Поэтому бремя доказывания действий второго типа возлагается на проводящее проверку лицо.

«Потребитель – собственник прибора учета, приобретший прибор учета с вмонтированным в него посторонним электронным устройством, влияющим на работу прибора, признается совершившим действия, которые квалифицируются как иные, не связанные с вмешательством в работу прибора учета и приведшие к искажению данных об объеме потребления электрической энергии. Отсутствие явных признаков вмешательства в работу прибора учета, в том числе повреждения пломб и (или) знаков визуального контроля, не освобождает потребителя от последствий, наступающих при установлении факта безучетного потребления электрической энергии. Довод предпринимателя о том, что прибор учета приобретен им у сетевой организации и ею же установлен 3 августа 2015 г. на объекте потребителя, материалами дела не подтвержден», – отмечено в определении Суда.

ВС РФ также подчеркнул, что согласно текущему законодательству потребление энергоресурса с нарушением правил учета невыгодно для потребителя. Ведь факт выявления безучетного потребления электроэнергии влечет расчет потребленной электроэнергии исходя из максимальных значений. В этой связи российский законодатель предусмотрел определенные требования к процедуре проведения проверки и порядку фиксации ее результатов. Согласно им сетевая компания должна обеспечить участие потребителя (представителя) в проверке и при составлении соответствующих актов.

ВС поддержал выводы первой инстанции

«В целях сохранения баланса интересов сторон договора энергоснабжения (отношений по передаче электрической энергии и покупки ее для компенсации потерь) праву сетевой организации на проведение исследования прибора учета как своими силами, так и силами сторонних организаций корреспондирует обязанность уведомить потребителя о предстоящем исследовании с тем, чтобы предоставить последнему возможность присутствовать на вскрытии транспортировочных пломб, пломб и (или) знаков визуального контроля, нанесенных на прибор учета, вскрытии прибора учета, собственником которого он является, при исследовании прибора использовать средства фотосъемки и (или) видеозаписи, а также аргументированно возражать в случае несогласия с результатами исследования и проверки в целом и получить прибор для возможного последующего экспертного исследования», – пояснил ВС в своем определении.

Как подчеркнул Суд, в рамках рассматриваемого спора истец не отрицал, что предприниматель не был уведомлен о передаче прибора учета специалистам для согласования даты вскрытия и непосредственно исследования, указанное устройство не было возвращено ИП.

ВС РФ также отметил, что оформление акта о неучтенном потреблении не может быть отложено на срок свыше одного года. Ведь отсутствие в текущем законодательстве нормативного определения допустимого срока составления акта о неучтенном потреблении само по себе не свидетельствует о возможности субъектов электроэнергетики определять его произвольно. Следовательно, действия сетевой компании, не раскрывающей объективные причины, которые препятствовали составлению акта о неучтенном потреблении при выявлении факта безучетного потребления, подлежали исследованию и оценке судами наряду с иными обстоятельствами настоящего дела.

В этой связи Суд поддержал вывод суда первой инстанции о том, что с учетом допущенных сетевой компанией нарушений не имелось оснований для применения последствий безучетного потребления предпринимателем электроэнергии, а спорный объем электрической энергии неправомерно включен в объем полезного отпуска сетевой компании с уменьшением объема потерь. Таким образом, Верховный Суд РФ своим определением отменил судебные акты апелляции и кассации в части включения в объем полезного отпуска 151 380 кВтч электроэнергии и исключения данного объема из объема ее потерь и оставил в силе решение суда первой инстанции в указанной части.

Эксперты позитивно оценили выводы Верховного Суда

Комментируя определение ВС, адвокат АП Краснодарского края Анатолий Железняк пояснил, что давняя борьба сетевых компаний и потребителей за право составлять акты неучтенного потребления электроэнергии спустя значительный промежуток времени, ссылаясь на наличие акта технической проверки прибора учета, подходит к концу.

«Верховный Суд, учтя позицию сетевых компаний об отсутствии в законодательстве пресекательного срока составления акта неучтенного потребления, отметил, что необходимо исходить из принципа добросовестного поведения, которому в данной ситуации корреспондируют п. 172, 192, 193 Основных положений функционирования розничных рынков электроэнергии. Согласно им акт должен составляться непосредственно после выявления неучтенного потребления. При этом сетевые компании исходили и, наверняка, продолжат исходить из того, что акт инструментальной (технической) проверки прибора учета, составленный в момент выявления неучтенного потребления, вполне соответствует требованиям законодательства», – отметил эксперт.

Адвокат поддержал позицию ВС РФ, согласно которой судам необходимо в каждой конкретной ситуации оценивать причину, по которой сетевая компания составила акт неучтенного потребления не в месте его выявления и спустя значительное время. «Потребителям также внушает оптимизм упоминание Суда о необходимости доказывания сетевыми компаниями обстоятельств, свидетельствующих о непосредственном вмешательстве потребителя в прибор учета. Нередки случаи, когда весь круг инстанций арбитражных судов признает достаточным основанием для вывода о факте безучетного потребления ссылку в акте на повреждение пломбы», – пояснил он.

Анатолий Железняк добавил, что основная проблема состоит в том, что п. 2 Основных положений в части определения понятия «безучетное потребление» трактуется сетевыми компаниями как формальное нарушение (например, повреждение пломбы, истечение срока поверки). «Вместе с тем важным является замечание ВС РФ, что бремя доказывания действий, которые привели к искажению показаний прибора учета, возлагается на лицо, проводившее проверку. Таким образом, Верховный Суд говорит о безучетном потреблении как о действии, имеющем умысел на искажение показаний прибора учета (хищение электроэнергии)», – отметил адвокат.

По его словам, иск о взыскании безучетно потребленной электроэнергии является требованием о возмещении убытков, а по общему правилу ст. 15 ГК РФ для взыскания убытков необходимо доказать не только их наличие и размер, но и вину, причинно-следственную связь. «Своевременным и имеющим глубокие перспективы изменения судебной практики является замечание Верховного Суда РФ о необходимости обеспечения права потребителя присутствовать при проведении экспертизы. Такой вывод может существенно повлиять на подход нижестоящих судов к данной категории дел, поскольку значительная часть фактов безучетного потребления доказывается сетевыми компаниями именно за счет результатов проведенных исследований приборов учета. Вместе с тем такие исследования проводятся за счет сетевых компаний заводами – производителями приборов учета либо иными организациями в отсутствие потребителей, поскольку осуществляются они не в рамках состязательного процесса, а на основании гражданско-правового договора, заключенного составителем акта о безучетном потреблении», – пояснил Анатолий Железняк.

Адвокат добавил, что, как и в рассмотренном Верховным Судом РФ случае, прошедший внесудебную экспертизу прибор учета зачастую не возвращается потребителю, хотя является его собственностью, что лишает последнего возможности ходатайствовать о проведении судебной экспертизы и опровергнуть выводы сетевой компании. Следовательно, определение ВС РФ приводит нормы Основных положений к требованиям состязательности, установленным для экспертизы, проводимой в суде.

Старший юрист корпоративной практики юридической компании «Дювернуа Лигал» Анна Сенаторова положительно оценила применение ВС РФ принципа добросовестности участников правоотношений. «Высшая судебная инстанция сфокусировала внимание нижестоящих судов на необходимости определения обстоятельств составления акта о неучтенном потреблении электроэнергии при выявлении факта ее безучетного потребления (по сути, указав на необходимость определения разумных сроков для его составления), в то время как нормативно срок для составления такого акта не установлен», – отметила она.

По словам юриста, безучетное потребление электроэнергии порождает юридически установленную обязанность по ее оплате. «В отношениях, связанных с определением и фиксацией факта безучетного потребления электроэнергии, мяч, как известно, всегда на стороне энергосбытовой/энергоснабжающей организации в силу Основных положений (п. 167, 176, 192, 193). Большинство исков удовлетворяются именно в их пользу. В ходе анализа судами регулирующих норм, касающихся возникновения обязанности по оплате неучтенной электроэнергии, был сделан вывод о том, что пока акт не опорочен, потребитель остается должником», – пояснила эксперт.

Анна Сенаторова отметила, что ранее в судебной практике доминировала правовая позиция о том, что нарушение сроков составления акта о неучтенном потреблении не порочит такой акт, не препятствует возникновению для потребителя негативных последствий безучетного потребления электроэнергии. «В тех обстоятельствах, когда срок для составления акта юридически не определен, вторая сторона фактически находится в заведомо неблагоприятном положении, что очевидным образом не способствует стабильности гражданско-правовых отношений. Соответственно, выводы нижестоящих судов следует признать неверными, а подход вышестоящего суда направлен на сохранение баланса интересов обеих сторон, в частности, и защиту отвечающей стороны. На данном примере мы можем отчетливо наблюдать, как применение принципа добросовестности способствует разрешению коллизий, возникающих из-за недостаточности прямого правового регламентирования», – полагает юрист. Она выразила надежду на то, что применение принципа добросовестности и баланса интересов будет активно применяться судами и в других аналогичных спорах.

Рассказать: