×

Право на копию

В отказном определении КС РФ указал на то, что неиспользование адвокатом технических средств для снятия копий с материалов уголовного дела не может расцениваться как ограничение права на ознакомление с документами
Эксперт выразил опасение, что правоприменитель сможет использовать данное определение для ограничения прав адвокатов и их подзащитных.


Группа заявителей, включая адвоката, защищающего их по уголовному делу, обратилась в КС РФ с просьбой признать противоречащими Конституции РФ ряд положений ст. 47 «Обвиняемый», ст. 53 «Полномочия защитника» и ст. 217 «Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела» УПК РФ. По их мнению, нормы не позволяют обвиняемым и их защитникам снимать копии с несекретных материалов уголовного дела для использования в подготовке к судебному разбирательству вне места ознакомления с этими материалами, а также не позволяют иметь «надлежащие условия работы по месту ознакомления с материалами уголовного дела, которые обеспечивали бы возможность эффективной и конфиденциальной подготовки стороны защиты к судебному разбирательству».

Изучив жалобу, КС РФ напомнил, что обвиняемый и его защитник вправе знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

При этом Суд напомнил, что «как таковое использование или неиспользование адвокатом технических средств не образует содержания его деятельности, в том числе в качестве защитника в уголовном процессе, не является содержательной частью и права задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката и, следовательно, не может рассматриваться в качестве оказания или неоказания юридической помощи, оценки ее как квалифицированной или неквалифицированной» (Определение КС РФ от 25 января 2012 г. № 231-О-О).

В равной мере, подчеркивается в определении, использование или неиспользование адвокатом технических средств для снятия копий с материалов уголовного дела само по себе не может расцениваться как ограничение права на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы.

Также КС РФ пояснил адвокату, выступившему в качестве одного из заявителей, что тот,  согласно Закону об адвокатской деятельности, участвуя в судебном процессе, не преследует личных интересов, а значит, оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие его права в указанном в жалобе аспекте.

Комментируя определение КС РФ, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Алексей Иванов напомнил, что закон предусматривает возможность использования адвокатами технических средств связи только на территории исправительных учреждений, но не мест содержания под стражей. «Чем обусловлена такая дифференциация, сказать сложно, можно только догадываться. На практике это приводит к большим сложностям при оказании квалифицированной юридической помощи. Более того, запрет является явно неправовым, антиконституционным и противоречит международным стандартам», – считает он.

Эксперт высказал сожаление, что и сейчас КС РФ не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. «Вдвойне жаль, что КС РФ ввел в оборот искусственные конструкты: “пределы содержания деятельности адвоката в качестве защитника”, “содержательная часть прав задержанного”. Есть опасения, что правоприменитель и дальше будет с легкостью ограничивать права адвокатов и их подзащитных (подчеркну, речь идет о правах российских граждан), теперь уже ссылаясь на правовые позиции КС РФ и юридические суррогаты», – подчеркнул Алексей Иванов.

По мнению адвоката Омской областной коллегии адвокатов Евгения Забуги, в практической деятельности каждого адвоката по уголовным делам хотя бы раз, но возникала проблема, связанная с позицией следователя или дознавателя по формуле «покажите, где это написано в УПК РФ». В этой связи обращение в КС РФ обоснованно, так как имеет целью привлечь внимание к сложившейся ситуации и получить определение суда с «позитивным содержанием», которое можно использовать в дальнейшем, обосновывая позицию защиты.

Однако надо признать, считает эксперт, что прямого несоответствия Конституции РФ в рассматриваемом случае нет, а ситуация больше затрагивает недочеты системного толкования норм УПК РФ и недочеты правоприменения. «Представляется, что законодатель легко может разрешить обозначенный пробел в уголовно-процессуальном законе, сделав еще один шаг навстречу принципу состязательности», – заключил он.


Рассказать: