×

Прекращение полномочий третейского суда не отменяет арбитражную оговорку

Верховный Суд указал, что наличие между сторонами действительной и исполнимой арбитражной оговорки обязывает истца обратиться за разрешением спора в третейский суд
Фото: «Новая адвокатская газета»
Эксперты отметили важность вывода ВС РФ о том, что необращение истцом в третейский суд, утративший свои полномочия, и оставление вследствие этого его иска без рассмотрения государственным судом не препятствуют ему повторно обратиться в государственный суд.

Общество-арендатор обратилось в арбитражный суд с иском к Обществу-арендодателю с иском о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами по договору краткосрочной субаренды нежилого помещения.

Определением Арбитражного суда г. Москвы иск был оставлен без рассмотрения. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда и постановлением Арбитражного суда Московского округа определение суда первой инстанции оставлено без изменения. Суды пришли к выводу о том, что в п. 7.3 договора стороны согласовали урегулирование возникших между ними споров из гражданских правоотношений в Арбитражном межотраслевом третейском суде. Суды также признали, что данное соглашение соответствует требованиям ч. 1 и 2 ст. 7 Закона об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ.

Арендатор подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, ссылаясь на существенные нарушения судами норм материального и процессуального права, а также нарушение единообразия в применении правовых норм.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС17-14401, в котором указала, что не видит оснований для ее удовлетворения.

Судебная коллегия отметила, что заявитель, обращаясь 19 декабря 2016 г. с исковыми требованиями в государственный суд, не учитывал, что на момент такого обращения арбитражное соглашение, содержащееся в п. 7.3 договора и заключенное в соответствии с нормами Закона о третейских судах, не утратило силу на основании ч. 5 ст. 52 Закона об арбитраже.

ВС РФ отметил, что, исходя из положений Закона об арбитраже и Постановления Правительства РФ от 25 июня 2016 г. № 577 «Об утверждении правил предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и положения о депонировании правил постоянно действующего арбитражного учреждения», все постоянно действующие арбитражные учреждения, третейские суды, существовавшие до даты вступления в силу Закона об арбитраже 1 сентября 2016 г. и принятия Постановления № 577, могли осуществлять деятельность по рассмотрению споров в период по 31 октября 2017 г., в том числе и в случаях несоответствия требованиям ст. 44 Закона об арбитраже.

Таким образом, третейский суд, указанный сторонами в договоре, обладал компетенцией на рассмотрение требований Общества в указанный переходный период.

Судебная коллегия также отметила, что судебные инстанции неоднократно указывали заявителю на необходимость и объективную возможность обращения в компетентный третейский суд, однако заявитель не представил судам доказательств, свидетельствующих о невозможности такого обращения и неисполнимости арбитражного соглашения.

Таким образом, Общество, реализуя свои права на судебную защиту и обжалование судебного акта в рамках рассмотрения настоящего дела в государственных судах, не воспользовалось надлежащим способом защиты права, на который ему неоднократно указывали государственные суды.

Учитывая приведенные нормы Закона об арбитраже и Постановления Правительства РФ № 577 в их взаимосвязи, а также признавая исполнимым и действительным имеющееся между сторонами заключенное до 1 сентября 2016 г. арбитражное соглашение, Судебная коллегия сделала вывод о правомерности оставления искового заявления без рассмотрения.

ВС РФ также указал, что в настоящее время в связи прекращением функционирования третейского суда, указанного в арбитражном соглашении, заявитель не лишен возможности обратиться с соответствующими требованиями в государственный суд с соблюдением условий, установленных АПК РФ.

Ответственный администратор Арбитражного центра при АНО «Институт современного арбитража» Андрей Горленко отметил, что Законом об арбитраже не предусматривалось признания недействительными и неисполнимыми арбитражных соглашений, заключенных до его вступления в силу. Наоборот, законом прямо указывалось, что споры из таких соглашений могут быть рассмотрены в постоянно действующих третейских судах, если арбитраж по ним был начат до 1 ноября 2017 г.

«Так как иск был подан 19 декабря 2016 г., Арбитражный суд г. Москвы обоснованно оставил его без рассмотрения по причине наличия между сторонами действительной и исполнимой арбитражной оговорки. На момент подачи иска переходный период еще не истек и постоянно действующий третейский суд еще функционировал, поэтому истцу необходимо было обращаться за защитой своих прав в соответствии с арбитражным соглашением», – пояснил Андрей Горленко. Он также предположил, что истец мог перепутать дату вступления в силу нового законодательства об арбитраже – 1 сентября 2016 г. и дату окончания переходного периода – 1 ноября 2017 г.

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Тахмина Арабова отметила, что определение ВС РФ содержит крайне важную оговорку: ввиду того, что на момент рассмотрения дела в Судебной коллегии по экономическим спорам переходный период закончился, а истец так и не обратился в третейский суд и его исковое заявление государственным судом было оставлено без рассмотрения, истец может вновь подать иск в государственный суд. По мнению Тахмины Арабовой, это решение Судебной коллегии полностью соответствует действующему АПК, который позволяет повторно обращаться с иском с тем же предметом и по тем же основаниям, если ранее иск был оставлен без рассмотрения (ч. 3 ст. 149 АПК РФ).

Адвокат также отметила, что для судебной практики значимы следующие выводы, содержащиеся в определении. «Во-первых, даже не соответствующие Закону об арбитраже постоянно действующие третейские суды были вправе рассматривать споры в период с 1 ноября 2016 г. по 31 октября 2017 г. – этот вывод будет иметь значение для оценки законности принятых такими судами в указанный период решений. Во-вторых, отсутствие у согласованного в договоре постоянно действующего третейского суда права разрешать споры с 1 ноября 2017 г. не лишает стороны соглашения судебной защиты, они всегда могут обратиться в государственный суд, который будет обязан рассмотреть спор», – пояснила Тахмина Арабова.

Рассказать: