×

Президиум ВС призывает проверять законность формирования картотеки неисполненных платежных документов

Клиент банка-банкрота утверждал, что кредитная организация создала картотеку преждевременно, но суд округа и Экономколлегия не обратили внимания на этот довод
Одна из экспертов полагает, что позиция Президиума позволит бороться с едва ли не автоматическим признанием сделок, совершенных в месячный период подозрительности, недействительными. По мнению другого, «в здоровой правовой системе» это постановление могло бы стать основанием для массового пересмотра неправосудных актов и по иным делам. Третий убежден, что у Президиума не было оснований для отмены оспоренных актов, а у экс-председателя «гражданской» коллегии ВС – для передачи надзорной жалобы на рассмотрение.

26 ноября было опубликовано Постановление Президиума Верховного Суда № 285-ПЭК18 (3) от 21 октября 2020 г. по обособленному спору в деле о банкротстве «НОТА-Банка» (А40-232020/2015).

Президиум ВС обязал АС Московского округа пересмотреть дело

В феврале 2014 г. ЗАО «СТ-Авто» открыло расчетный счет в «НОТА-Банке». В октябре 2015 г. «НОТА-Банк» с этого расчетного счета через свой корреспондентский счет в ЦБ РФ перечислил 700 тыс. руб. в банк «Еврокредит» и 25 млн руб. в «ВТБ 24». В обоих случаях в качестве назначения платежа было указано – «перевод собственных средств». Через неделю Центробанк назначил временную администрацию для «НОТА-Банка» и ввел мораторий на удовлетворение требований его кредиторов, а позднее отозвал у него лицензию.

В январе 2016 г. АС г. Москвы признал банк несостоятельным и возложил функции конкурсного управляющего на Агентство по страхованию вкладов. Оно потребовало признать недействительными сделки по перечислению денег в «Еврокредит» и «ВТБ 24». Эти операции прошли менее чем за один месяц до назначения временной администрации и содержат признаки сделок с предпочтением, пояснило АСВ.

АС г. Москвы удовлетворил заявление в полном объеме. Решение устояло в апелляции, но окружной суд направил обособленный спор на новое рассмотрение в первую инстанцию. На втором круге Арбитражный суд г. Москвы отказался признавать сделки недействительными. Апелляция поддержала новое решение, но суд округа в этот раз занял иную позицию. Не возвращая дело на новое рассмотрение, кассация признала обе банковские операции недействительными. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС оставила постановление АС Московского округа в силе.

Как следует из Картотеки арбитражных дел, в первый раз «СТ-Авто» подало надзорную жалобу 11 февраля 2020 г., а уже 13 февраля заявило ходатайство о ее возвращении, которое через четыре дня было удовлетворено. Однако еще 12 февраля компания обратилась к заместителю председателя ВС с надзорной жалобой в порядке ст. 308.10 АПК, заявив о фундаментальных нарушениях норм права. В конце марта Василий Нечаев, который тогда возглавлял Судебную коллегию по гражданским делам ВС, внес в Президиум ВС представление об отмене актов обеих кассационных инстанций по этому делу.

Президиум приступил к рассмотрению жалобы «СТ-Авто» только 21 октября. Сославшись на п. 1 ст. 61.3 и п. 4 ст. 189.40 Закона о банкротстве, Президиум ВС отметил, что при оспаривании сделки кредитной организации с предпочтением заявитель дополнительно должен обосновать выход сделок за пределы обычной хозяйственной деятельности банка. Это означает, что в п. 4 ст. 189.40 содержится презумпция совершения кредитной организацией подобного рода сделок в рамках обычной хозяйственной деятельности.

При этом в подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве заключена другая презумпция, согласно которой сделка считается вышедшей за пределы обычной хозяйственной деятельности, если кредитная организация провела платеж через корреспондентский счет с нарушением установленной в ГК очередности и при наличии других распоряжений клиентов в той же валюте, которые не исполнены вовремя из-за нехватки денег на корреспондентском счете.

Из этой нормы и п. 35.3 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 следует, что бремя доказывания совокупности условий, составляющих одну из презумпций, лежит на оспаривающем сделку лице, считает ВС. «Бремя опровержения данных презумпций и, как следствие, доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки. Поэтому, обращаясь с требованием о признании соответствующей банковской операции недействительной на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен привести мотивы, по которым он считает оспариваемое им исполнение распоряжения клиента выходящим за пределы обычной деятельности банка, а также представить обосновывающие данный довод доказательства», – разъяснил Президиум.

Установив, что более 80% перечислений со счета «СТ-Авто» в «НОТА-Банк» за 2015 г. на сумму свыше 182 млн руб. были произведены на те же собственные счета в других банках и с тем же назначением платежа, первая и апелляционная инстанции пришли к выводу, что оспариваемые сделки совершены в рамках обычной хозяйственной деятельности как банка, так и «СТ-Авто». Операции имели системный характер и обусловлены разумной экономической необходимостью, подчеркнул Президиум.

Однако суд округа решил, что эти обстоятельства не говорят о совершении сделок в рамках обычной хозяйственной деятельности, так как за день до проведения спорных операций «НОТА-Банк» сформировал картотеку не исполненных в срок платежных поручений из-за недостаточности денег на своем корреспондентском счете. Не соглашаясь с тем, что факт совершения сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности подтвержден, суд округа фактически произвел переоценку доказательств, что к полномочиям кассации не относится, заметил Президиум. «Кроме того, суд округа не учел, что презумпции, закрепленные в подпункте 1 пункта 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве, являются опровержимыми», – добавил он.

Президиум ВС также указал, что суд округа проигнорировал ряд доводов «СТ-Авто». В частности, общество настаивало на том, что «НОТА-Банк» создал картотеку преждевременно, и объясняло, как пришло к такому выводу. «Ссылаясь на наличие картотеки неисполненных платежных документов по состоянию на 5 октября 2015 года, подтвержденное судебными актами, принятыми по обособленным спорам в рамках настоящего дела, суды не учли, что АО “СТ-Авто” участия в них не принимало, в связи с чем выводы судов не имеют для него преюдициального значения и не лишают ответчика права представлять доказательства в опровержение этой даты», – уверен Президиум. По его мнению, возражение АСВ о наличии картотеки на момент совершения оспариваемых сделок нужно было оценивать вместе с доводом компании о незаконности ее формирования.

Допущенные двумя кассациями нарушения ограничили право «СТ-Авто» на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, посчитал Президиум. На этом основании дело было направлено на новое рассмотрение в суд округа.

Эксперты «АГ» по-разному оценили постановление

Адвокат, советник Dentons Мария Михеенкова считает, что Президиум ВС затронул несколько очень неоднозначных вопросов. Один из них – о соотношении противоречащих друг другу презумпций специальной главы Закона о банкротстве, посвященной несостоятельности кредитных организаций. «Однако этот вопрос актуален и для других случаев, поскольку в Законе большое количество презумпций, а на практике могут быть обстоятельства, порождающие сразу две взаимно противоречащих презумпции. Так, в данном деле, с одной стороны, деньги были перечислены со счета клиента в предбанкротном банке на его же счет в другом банке. Это фактически образует презумпцию осуществления платежа в рамках обычной хозяйственной деятельности. С другой стороны, деньги были перечислены с корреспондентского счета банка при наличии картотеки иных неисполненных поручений, а это уже влечет обратную презумпцию – выхода операции за пределы обычной хозяйственной деятельности», – пояснила эксперт.

Однако, заметила она, Президиум прямо не сказал, как быть в такой ситуации. «Он сделал акцент на необходимости выполнения оспаривающим сделку управляющим своей обязанности по доказыванию, что тоже неплохо для практики и позволит бороться с чуть ли не “автоматическим” признанием сделок, совершенных в месячный период подозрительности, недействительными», – полагает Мария Михеенкова.

Кроме того, добавила адвокат, в этом же постановлении Президиум напомнил о двух важных моментах, которые часто игнорируют нижестоящие суды: «Это недопустимость фактической переоценки доказательств судом кассационной инстанции вне зависимости от того, как он изложит соответствующие выводы, и ограниченность преюдициальной силы решений по гражданским и арбитражным делам – установленные ими обстоятельства не могут оспаривать только участники соответствующих споров».

В этом деле ответчик пытался оспорить законность формирования картотеки, однако его доводы отвергли со ссылкой на преюдицию по иным обособленным спорам. «Между тем в делах о банкротстве такая “преюдиция” часто формируется почти автоматически. Управляющему достаточно просудить один обособленный спор об оспаривании несущественного платежа, где ответчик может из-за малой суммы активно не защищаться, и суд, как следствие, примет доводы управляющего без глубокой проверки. Другим ответчикам потом бывает очень сложно спорить с “общими” обстоятельствами деятельности должника, например такими, как наличие неисполненных обязательств», – указала Мария Михеенкова.

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что рассмотренное Президиумом Верховного Суда дело лишь формально касается оспаривания конкретных платежей при банкротстве отдельного банка: «Приведенное в судебном акте единственное основание для такого оспаривания – наличие картотеки на счете № 47418 – исключительно массовое явление. Не побоюсь сказать, что многие тысячи сделок признаны судами недействительными по заявлениям АСВ по аналогичным основаниям при банкротстве различных банков».

«В здоровой правовой системе» это постановление Президиума могло бы послужить основанием для массового пересмотра неправосудных актов по другим аналогичным делам, убежден Алексей Леонов. «Указанные пересмотры повлекли бы миллиардные возвраты денежных средств пострадавшим контрагентам банков, которым АСВ предъявило необоснованные требования, – подчеркнул эксперт. – Известно множество случаев, когда государственный регулятор (ЦБ РФ) совместно с АСВ искусственно создавали банкам картотеку на счете 47418, в том числе так называемую “скрытую картотеку”, в более ранние сроки, чем наступала фактическая неплатежеспособность банка. Тем самым АСВ фактически “фабриковало” доказательства для дальнейшего оспаривания более широкого круга сделок на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве».

Кроме того, юристы Агентства при поддержке судов сформировали порочную практику «мягкой презумпции», рассказал Алексей Леонов: «Когда участники более поздних по времени рассмотрения обособленных споров оказывались заложниками фактических обстоятельств относительно картотеки на счете № 47418, установленных ранее судами в спорах с участием других лиц. В связи с этим не может не вызывать одобрения однозначно высказанная Президиумом позиция о недопустимости подобной практики».

При этом, по мнению эксперта, высшей судебной инстанции следовало бы закрепить, что вопрос о дате наступления фактической неплатежеспособности банка, связанный с наличием картотеки на счете № 47418 и имеющий ключевое значение для оспаривания сделок по соответствующим основаниям, необходимо решать при помощи судебной экспертизы в основном деле о банкротстве (п. 2 ст. 34, п. 3 ст. 50 Закона о банкротстве), а не в каждом обособленном споре. «При этом суд должен обеспечивать возможность участия в таком деле максимального круга всех заинтересованных лиц. В противном случае нарушается конституционный принцип равенства, который помимо прочего означает недопустимость введения не имеющих объективного и разумного оправдания ограничений в правах лиц, находящихся в одинаковой ситуации», – подчеркнул Алексей Леонов.

Партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner Иван Веселов заметил, что это постановление Президиума было долгожданным для юридического сообщества не только потому, что надзорная инстанция достаточно редко рассматривает экономические споры, но и потому, что это дело попало в Президиум через предыдущего председателя Судебной коллегии по гражданским делам ВС при крайне нестандартных обстоятельствах (в частности – отзыв надзорной жалобы и новая ее подача).

«Однако Президиум ВС привел лишь одно основание для отмены судебных актов – нерассмотрение в нарушение принципа состязательности и п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве довода ответчика о недостоверности картотеки неисполненных платежных поручений кредитной организации. Другими словами, выявленная Президиумом проблема заключается лишь в оценке доказательств, а не спорного, противоречивого толкования судами норм Закона о банкротстве», – указал юрист.

Между тем, напомнил он, в силу ст. 308.8 АПК Президиум вправе отменить судебные акты, если они нарушают гарантированные Конституцией, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ права и свободы, а также права и законные интересы неопределенного круга лиц, иные публичные интересы либо единообразие в применении (толковании) судами норм права.

«В рассматриваемом судебном акте Президиума отсутствует ссылка на то, каким образом оспоренными судебными актами нарушены приведенные обстоятельства. В частности, в судебной практике нет противоречивого толкования и применения ст. 61.3 и п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве. Данные нормы применяются крайне часто и являлись предметом неоднократного толкования со стороны Судебной коллегии по экономическим спорам ВС, – указал Иван Веселов. – Сама по себе ошибка судов при распределении бремени доказывания, даже если признать ее наличие, не отвечает признаку фундаментальности по смыслу ч. 1 ст. 308.10 АПК и не может являться основанием ни для передачи спора на рассмотрение Президиума, ни для отмены судебных актов». С учетом всего этого данное постановление Президиума не обладает какой-либо существенной значимостью для правопорядка и судебной практики, заключил юрист.

Рассказать: