×

Решение арбитража без учета норм БК РФ о порядке бюджетного финансирования нарушает публичный порядок

Как пояснил ВС, в споре, связанном с бюджетным финансированием, третейский суд безосновательно присудил задолженность по оплате дополнительных работ, не предусмотренных федеральным бюджетом
Фотобанк Лори
Эксперты «АГ» неоднозначно оценили определение Суда. По мнению одного из них, логика определения ВС РФ противоречит принципу недопустимости пересмотра спора по существу и создает безгранично широкое толкование принципа публичного порядка, потенциально подходящее под любой случай. Другой эксперт полагает, что правовая позиция Суда не выбивается из последовательно проводимой политики по снижению числа администрируемых в арбитражах споров, а именно прямо или опосредованно сопряженных с бюджетным финансированием.

18 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-7534 по спору о взыскании подрядчиком с заказчика стоимости дополнительных работ, не предусмотренных бюджетным финансированием, в рамках третейского разбирательства, с решением которого не согласился арбитражный суд первой инстанции, в отличие от кассации.

Третейский суд взыскал с заказчика задолженность за выполнение дополнительных работ подрядчиком

В марте 2013 г. ПАО «Ленэнерго» (заказчик) и ООО «Комплексные энергетические решения» (подрядчик) заключили договор подряда на строительно-монтажные работы по реконструкции объекта. Согласно п. 3.1 договора его цена была сформирована на основе протокола о результатах закупочной процедуры на право заключения договора подряда и составила 621 млн руб. с учетом НДС. Уже в конце следующего года приемочная комиссия без замечаний приняла по акту приемки объект, который был введен в эксплуатацию.

В 2016 г. подрядчик обратился в арбитражный суд с иском к заказчику о взыскании с последнего задолженности по оплате дополнительных работ при исполнении вышеуказанного договора на сумму 136,8 млн руб. Арбитражный суд отказался рассматривать поступивший иск в связи с наличием третейской оговорки в п. 13.1 спорного договора.

Далее ООО «КЭР» обратилось в надлежащий третейский суд, который удовлетворил его иск в полном объеме. С ответчика были взыскана не только задолженность по договору, но и 12,8 млн руб. в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 900 тыс. руб. расходов по уплате третейского сбора.

Суд первой инстанции дважды отказался выдавать исполнительный лист

Поскольку ответчик не исполнил добровольно решение третейского суда, подрядчик обратился в суд за выдачей исполнительного листа. Арбитражный суд отказался удовлетворять данное заявление, но кассация отменила его определение и вернула дело на новое рассмотрение.

В ходе судебного разбирательства ПАО «Ленэнерго» возражало против удовлетворения заявления подрядчика. Ответчик заручился поддержкой Минэнерго России и своей контролирующей организации по инвестиционной программе в лице ПАО «Российские сети». В обоснование своих доводов они ссылались на то, что исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку РФ. Ведь в соответствии с разд. III БК РФ Россия в лице вышеуказанного министерства и федерального агентства по управлению госимуществом заключила с ОАО «Холдинг МРСК» ряд договоров о предоставлении бюджетных инвестиций для реализации инвестиционной программы со стороны ПАО «Ленэнерго». На основании указанных договоров между Минэнерго России и ОАО «Холдинг МРСК» были заключены соглашения о предоставлении бюджетных средств на реализацию инвестиционной программы.

При новом рассмотрении дела ПАО «Ленэнерго» представило перечень документов в подтверждение планирования расходования средств федерального бюджета, непосредственного перечисления в пользу ПАО «Ленэнерго» средств в рамках целевой дополнительной эмиссии акций, а также денежных средств, выделяемых на реконструкцию объекта.

Первая инстанция вновь отказалась удовлетворять заявление подрядчика. Суд отметил, что вывод третейского суда о наличии дополнительных строительно-монтажных работ был основан на экспертном заключении ООО «Стройсудэкспертиза», базировавшемся лишь на анализе представленных истцом документов, без выезда на объект и надлежащей проверки документации. При этом в материалы третейского дела не представлялась ни исполнительная, ни рабочая документация, на основе анализа которой был сделан вывод о дополнительных работах. Экспертное заключение, положенное в основу решения третейского суда, не соответствовало условиям, определенным сторонами в спорном договоре.

Впоследствии кассационная инстанция отменила определение арбитражного суда и удовлетворила заявление ООО «КЭР». Суд округа счел, что договорные работы были оплачены заказчиком в полном объеме. Предметом рассмотренного третейским судом спора было взыскание задолженности по оплате дополнительных работ, которые не входили в состав договорных работ и финансирование которых за счет средств бюджета не предполагалось. Доказательств финансирования дополнительных работ за счет средств бюджета в материалах дела не имеется, а экспертное заключение свидетельствует об их выполнении заявителем.

Верховный Суд поддержал решение первой инстанции

В кассационных жалобах в Верховный Суд РФ Минэнерго РФ, ПАО «Ленэнерго» и «Российские сети» просили отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм процессуального права.

Изучив материалы дела № А56-85131/2017, высшая судебная инстанция напомнила, что в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано, если такое исполнение противоречит публичному порядку РФ (п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК РФ). При этом, если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку РФ, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, то последняя может быть признана или приведена в исполнение. Такое основание проверяется судом по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела независимо от доводов и возражений сторон. Со ссылкой на п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 26 февраля 2013 г. № 156 и ряд собственных определений Суд отметил, что участники спора вправе приводить доводы, свидетельствующие о наличии вышеуказанных оснований отказа в исполнении третейского решения.

Верховный Суд заключил, что суд первой инстанции правильно установил факт наличия бюджетных инвестиций в спорных правоотношениях. Он также поддержал вывод первой инстанции о том, что с учетом принципов бюджетной системы РФ участники инвестиционной программы предусмотрели при изменении объемов, стоимости и сроков реализации программы получение положительного заключения государственной экспертизы на проектную документацию (в том числе сметную) и заключение дополнительного соглашения. В свою очередь, изменение объема бюджетных ассигнований по объектам могло произойти в случае получения заключений госэкспертизы (в том числе по сметной части) и корректировки инвестиционной программы ПАО «Ленэнерго», утверждаемой Минэнерго России.

«По результатам исследования представленных заявителями доказательств суд первой инстанции пришел к выводу, в соответствии с которым третейский суд при рассмотрении иска ООО “КЭР” не установил факт наличия государственной экспертизы, которая могла бы подтвердить изменение объема и стоимости выполненных работ при исполнении сторонами договора обязательств. Между тем, учитывая характер спорных правоотношений и указанные выше соглашения между сторонами таких правоотношений, наличие государственной экспертизы в настоящем случае является обязательным условием для подтверждения права требования денежных средств», – отметил ВС.

Верховный Суд также согласился с выводом о том, что материалы третейского дела содержат версию экспертного заключения, которая ранее не приобщалась к материалам третейского дела, имеет следы изменения и не соответствует критериям, установленным сторонами для экспертного заключения. Он также поддержал вывод о том, что третейский суд фактически выявил наличие дополнительных работ на основе отсутствующих доказательств.

«Таким образом, решение третейского суда вынесено без учета факта отсутствия в материалах дела необходимых для правильного разрешения спора доказательств, что свидетельствует о нарушении таких элементов публичного порядка РФ, как законность и обоснованность судебного акта (решения третейского суда), устанавливающего взаимные права и обязанности участников гражданских правоотношений. Указанное обстоятельство не получило надлежащей оценки суда кассационной инстанции», – отмечено в определении.

В этой связи Верховный Суд РФ отменил постановление окружного суда и оставил в силе решение первой судебной инстанции.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

В комментарии «АГ» адвокат, старший юрист юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Ирина Мартвель отметила, что логика определения ВС РФ противоречит принципу недопустимости пересмотра спора по существу (прямо отраженному в том числе в ст. 238 и 243 АПК РФ). Кроме того, она создает безгранично широкое толкование принципа публичного порядка, потенциально подходящее под любой случай.

«Следуя логике ВС РФ, государственные суды могут признавать или не признавать арбитражные решения (выдавать или не выдавать исполнительные листы на решения третейских судов) в зависимости от того, совпадают ли взгляды арбитров и российских судей на то, какие доказательства являются обязательными в рамках конкретного спора. Если взгляды не совпадают, в признании (выдаче исполнительного листа) может быть отказано по мотиву нарушения таких элементов публичного порядка, как законность и обоснованность судебного акта (арбитражного/третейского решения). Именно так поступил Верховный Суд в рассматриваемом случае, поддержав и несколько скорректировав выводы суда первой инстанции», – полагает эксперт. Она заключила, что переоценка доказательств арбитражных (третейских) разбирательств на стадии признания решений/выдачи исполнительных листов укрепляет позиции в российской судебной практике.

Ирина Мартвель отметила несколько интересных деталей самого рассматриваемого дела. «Процесс по заявлению о выдаче исполнительного листа длился около двух лет. При первом рассмотрении арбитражный суд признал спор неарбитрабельным (хотя ранее тот же суд оставил иск подрядчика без рассмотрения по мотиву наличия арбитражного соглашения). К счастью, настолько непоследовательный подход не устроил суд кассационной инстанции, и дело было возвращено на новое рассмотрение. При повторном рассмотрении в первой инстанции основанием для отказа стало нарушение публичного порядка. Во-первых, было выявлено нарушение императивных норм БК РФ (отсутствовала государственная экспертиза по сметной части строительства). Во-вторых, нашлось существенное нарушение процедуры арбитража в части привлечения эксперта и назначения экспертизы. Примечательно, что при прочтении определения суда первой инстанции может сложиться ощущение, что речь идет об исковом производстве», – отметила адвокат.

По мнению эксперта, Верховный Суд, поддержав первую инстанцию, указал на правомерность переоценки доказательств и даже сформулировал нарушенные в данном деле элементы публичного порядка (законность и обоснованность решения), которые в истории дела появились впервые за два года.

По словам старшего юриста практики по проектам в энергетике юридической фирмы VEGAS LEX Александра Киселева, в текущей судебной практике наблюдается устойчивый тренд на уменьшение категорий споров, которые могут быть разрешены третейскими судами. «Это связано, в первую очередь, с необходимостью защиты публичного порядка при рассмотрении дел, имеющих отдельные особенности в части как субъектного состава, так и конкретных обстоятельств возникшего между сторонами спора», – пояснил он.

Эксперт считает, что правовая позиция Верховного Суда не выбивается из последовательно проводимой политики по снижению числа администрируемых в арбитражах споров прямо или опосредованно сопряженных с бюджетным финансированием. «Поэтому при заключении договоров с публичными заказчиками рекомендуется проверять источники оплаты работ и услуг и в целях снижения процессуальных рисков исключать из договоров арбитражные оговорки, а при необходимости выполнения дополнительных работ – проходить необходимые процедуры в части получения заключения государственной экспертизы», – резюмировал Александр Киселев.

Рассказать: