×

Схема плана захвата казармы обернулась для курсанта уголовным преследованием за подготовку теракта

Несмотря на противоположные заключения психолого-психиатрических экспертиз, суд признал его невменяемым и направил на принудительное лечение
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Дмитрий Динзе в комментарии «АГ» подчеркнул, что защита не согласна с выводами экспертов института Сербского и считает, что доверитель психически здоров, а вменяемое ему деяние является «мыслепреступлением».

31 мая Московский окружной военный суд вынес определение в отношении курсанта военной академии, обвиняемого в склонении к терроризму и подготовке теракта, освободив его от уголовной ответственности с применением принудительной меры медицинского характера.

Один из защитников курсанта, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Дмитрий Динзе рассказал «АГ» об обстоятельствах дела.

Гипотетический план обернулся реальным уголовным делом

4 апреля 2017 г., на следующий день после теракта в метро г. Санкт-Петербурга, на лекции по истории преподаватель Военно-космической академии им. А.Ф. Можайского заметил, что первокурсник Вадим Осипов что-то пишет «не в темпе лекции». Преподаватель попросил отдать ему записи. Курсант сначала не хотел, но преподаватель пообещал порвать записку и никому не показывать.

Получив два тетрадных листка, преподаватель увидел, что в них курсант высказывает сожаление о малом количестве людей, погибших во время теракта в метро, там же были изображены какие-то схемы. Записка была передана командованию.

Затем курсанта вызвали в ФСБ. «Его стали расспрашивать, настояли, чтобы он выпил стакан воды, хотя тот не хотел пить. После этого начали задавать провокационные вопросы о том, как бы он поступил и что сделал бы в том или ином случае, после чего отпустили в казарму. Спустя несколько дней в отношении Вадима Осипова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 30, п. “б” ч. 3 ст. 205 и ч. 1 ст. 205-1 УК РФ и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу», – рассказал Дмитрий Динзе, вступивший в дело на данном этапе. Впоследствии к делу подключился второй защитник – адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Виталий Черкасов.

Как указано в определении окружного военного суда (имеется в распоряжении «АГ»), подсудимый с конца ноября 2016 г. до 5 апреля 2017 г. «желая самоутвердиться и прославиться путем создания общественного резонанса, направленного на запоминание населением его личности в роли массового убийцы, а также желая показать неспособность обеспечить безопасность жизни военнослужащих военного учебного заведения, в целях дестабилизации деятельности органа власти – командования Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского», разработал план поджога и массового расстрела военнослужащих.

В соответствии с планом он предполагал, находясь в суточном наряде, утром, пока личный состав находится на построении на плацу, завладеть ключами и проникнуть в оружейную комнату, предварительно забаррикадировав входную дверь в спальное помещение. После этого планировалось совершить на плацу взрыв или поджог при помощи самодельного взрывного устройства, а оставшихся в живых расстрелять из оружия, хранящегося в оружейной комнате.

Также отмечается, что подсудимый, полагая, что не сможет единолично реализовать план, начал приискивать соучастников. С этой целью он обратился к некоторым из сослуживцев, но те отказались. В переписке в соцсети курсант посвятил в свои планы своего знакомого по фамилии Татаринов и попросил помочь в поиске литературы по изготовлению самодельных взрывных устройств, и в тот же день получил от него сообщение с указанием интернет-ресурсов, где может быть размещена такая литература. Далее Осипов скачал с анонимного интернет-ресурса книгу «Русская кухня. Азбука Домашнего террориста» (входит в список экстремистских материалов – прим. «АГ»), откуда сделал выписки о способах изготовления взрывчатых веществ из бытовых подручных средств и материалов.

Противоречивые выводы экспертов о психическом здоровье подсудимого

По словам Дмитрия Динзе, после задержания курсант был направлен на специальное исследование психиатрами академии. После этого органами следствия ему была назначена психолого-психиатрическая экспертиза в городской психиатрической больнице Санкт-Петербурга, а спустя месяц он был переведен в стационар. «В стационаре Осипов провел больше месяца, и все эксперты городской психиатрической больницы Санкт-Петербурга пришли к выводу о его вменяемости. У моего доверителя было обнаружено лишь тревожно-депрессивное расстройство, не влияющее на вменяемость», – пояснил защитник.

В декабре 2017 г. уголовное дело было направлено в Московский окружной военный суд. Дмитрий Динзе добавил, что заключение экспертов городской психиатрической больницы не устроило судью, и по итогам заседания в январе 2018 г. Осипов был направлен на повторную комплексную стационарную психолого-психиатрическую судебную экспертизу в ФГКУ 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ и ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского».

На этот раз эксперты выявили у Осипова шизотипическое расстройство личности и указали на необходимость лечения. В связи с этим в апреле того же года дело было приостановлено, подсудимого освободили из-под стражи и перевели в больницу, где он провел несколько месяцев. В декабре 2018 г. производство по делу было возобновлено, а подсудимый был заключен под стражу.

Согласно заключению экспертной комиссии от 12 марта 2019 г., в условиях психотравмирующей ситуации, связанной с возбуждением уголовного дела, примерно с конца апреля 2017 г. у Осипова развилось психогенно обусловленное острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении, с последующей полной редукцией в результате лечения.

Как страдающий хроническим психическим расстройством, в период времени, относящийся к инкриминируемым деяниям, он не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. «Учитывая характер правонарушения, актуальность сверхценных идей, связанных с фабулой содеянного им, расстройства мышления, нарушение прогностических и критических способностей в сочетании со склонностью к диссимуляции, что связано с опасностью для себя или других лиц, возможностью причинения иного существенного вреда, Осипов нуждается в применении к нему принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа», – сообщается в определении суда

Суд направил курсанта на принудительное лечение

В судебном заседании подсудимый заявил, что не намеревался кого-либо взрывать или расстреливать, а план составил, чтобы показать командованию и компетентным органам ущербность системы безопасности академии перед террористическими угрозами. Также он выразил предположение, что его сослуживцы попали под влияние сотрудников ФСБ, поэтому оговаривают его.

В определении также отмечается, что почерковедческая экспертиза подтвердила, что план захвата казармы, изъятый преподавателем, выполнен подсудимым, а содержание записей опровергало его заявления о том, что он не рассказывал о плане сослуживцам, а те его оговаривают.

Согласно показаниям представителей ФСБ, 5 апреля 2017 г. к ним поступила информация о возможной противоправной деятельности курсанта, связанная с планированием захвата казармы и оружейной комнаты. В ходе опроса первоначально разговор шел о терактах в метро. «При этом Осипов высказывался о том, что эти взрывы были не до конца продуманы, что он осуществил бы их более эффективно, и количество жертв было бы значительно больше. Далее он рассказал о запланированном захвате казармы», – сообщается в документе. При этом подчеркивалось, что пояснения Осипов давал добровольно, без какого-либо физического или психологического давления, и на повторном опросе под видеозапись все ранее сказанное подтвердил.

По словам Дмитрия Динзе, прокурор просил признать подсудимого лицом, совершившим общественно опасное деяние, настаивал на том, что правильным является заключение института Сербского, и просил поместить Осипова на принудительное лечение.

Защита, в свою очередь, полагала верным заключение экспертизы о вменяемости подсудимого. «На этом настаивал и сам Осипов, не считая, что у него есть расстройство личности. Мы просили оправдать нашего доверителя и указали суду, что согласно примечания к статьям, по которым он обвинялся, он мог быть освобожден от уголовной ответственности», – пояснил адвокат.

Оценивая противоположные выводы экспертов, суд принял во внимание, что институт им. Сербского является базовым, ведущим научно-исследовательским центром федерального значения. В итоге подсудимый был признан невменяемым и не подлежащим уголовной ответственности. «Учитывая, что по своему психическому состоянию он представляет общественную опасность для себя и окружающих, нуждается в принудительном лечении, требуя постоянного наблюдения, суд указал на применение принудительных мер медицинского характера в соответствии с ч. 1 ст. 443 УПК», – указано в определении суда.

Комментарий защитника

Дмитрий Динзе отметил, что защита с самого начала была не согласна с заключением экспертизы о невменяемости Осипова, поскольку тот при поступлении как в кадетское училище, так и в академию проходил проверку у психолога и психиатра.

«Мы указывали на то, что это “мыслепреступление”, – пояснил адвокат. – Если, к примеру, человек, находясь в состоянии обиды или депрессии, изображает своего друга с ножом в груди, это не значит, что он готовится совершить преступление. В данном случае нарисованный план казармы, подписанный депрессивной подписью, по версии следствия, означает, что данное лицо могло совершить противоправное действие – теракт».

В отношении скачанной книги из списка экстремистских материалов адвокат пояснил, что фактически все курсанты интересовались убийствами, оружием: «Они военные, имеют дело с насилием, их учат его применять. Все они также изучают литературу, в которой описано, из чего делаются бомбы».

В заключение Дмитрий Динзе добавил, что определение будет обжаловано в апелляцию. Осипов в настоящее время находится в специализированном психиатрическом отделении СИЗО.

Рассказать: