×

Суд не допустил адвоката к участию в заседании, а подзащитного выгнал из зала

По мнению суда, при отсутствии соглашения с органом опеки и попечительства защитник не может участвовать в заседании по вопросу помещения подзащитного в стационар
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Виталий Зубенко объяснил, что причиной указанных действий суда стали требования допустить его к защите доверителя.

11 декабря Старощербиновской мировой судья судебного участка № 225 Щербиновского района Краснодарского края отказался допустить адвоката Виталия Зубенко к защите Максима Соколова. В отношении последнего ранее было составлено заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы с выводами о том, что он нуждается в лечении. Суд посчитал, что защитник должен был предоставить соглашение между ним и органами опеки и попечительства.

Адвокат рассказал «АГ», что основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Максима Соколова стал его конфликт со старшим следователем Ейского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Краснодарскому краю Ю.В. Овечко. Последний неоднократно вызывал Соколова на допрос по имеющемуся в его производстве делу о распространении в группе «ВКонтакте» «информации педофильского характера». 

2 марта Соколов направил в СУ СК России по Краснодарскому краю обращение, адресованное председателю СК России, руководителю СК России по Краснодарскому краю, Генпрокуратуру России, прокурору Краснодарского края, ФСБ И МВД России, содержащее сведения, которые, по мнению следователя Ю.В. Овечко, порочат его честь и достоинство.

В последующем за эти действия в отношении Максима Соколова было возбуждено уголовное дело. Согласно постановлению о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера (имеется у «АГ») Соколов совершил в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, подпадающее под признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, – клевета.

Кроме того, согласно этому же документу, 20 марта Соколов публично оскорбил начальника отдела участковых уполномоченных и по делам несовершеннолетних МВД РФ по Щербиновскому району С.Е Скворцова, когда тот подошел к нему и предложил проследовать в автомобиль для дачи объяснения по обстоятельствам вызова сотрудников полиции. По мнению следователя, Соколов в состоянии невменяемости совершил деяние, подпадающее под признаки ст. 319 УК РФ, – публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей.

В постановлении имеется выдержка из заключения судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которой Соколов на момент совершения инкриминируемых деяний страдал и до сих пор страдает шизотипическим расстройством. Указывается, что он замкнут, не может длительное время находиться в коллективе, в связи с чем последние 6 лет не работает. Отмечается, что он нуждается в применении к нему мер медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской организации. Кроме того, в 2012 г. у него было выявлено тревожное расстройство и ему рекомендовано лечение в условиях психиатрического стационара, от которого он отказался. При этом в заключении указывается, что в момент совершения инкриминируемого деяния Соколов не находился в эмоциональном состоянии, которое могло существенно повлиять на его сознание и деятельность.

В связи с этим следователь постановил направить уголовное дело мировому судье судебного участка № 225 Щербиновского района Краснодарского края для применения принудительных мер медицинского характера.

Между тем адвокат Виталий Зубенко указал, что в интересах Максима Соколова обратился к специалисту, доктору медицинских наук Владимиру Менделевичу, который посчитал, что обращение в 2012 г. к психиатрам было связано с переживаниями, связанными с проблемами, возникшими в связи с отсутствием работы, а психическое расстройство исчерпывалось невротической симптоматикой. При этом никто из обследовавших его терапевтов, неврологов, кардиологов не ставил вопрос о необходимости направления его к психиатрам, что следует трактовать как необнаружение признаков психических или поведенческих расстройств.

Специалист отметил, что эксперты описали динамику психического состояния Максима Соколова не характерной для шизотипического личностного расстройства симптоматикой. Владимир Менделевич указал, что приведенные в экспертном заключении ошибки позволяют поставить под сомнение вывод о том, что Соколов представляет опасность для себя и окружающих и нуждается в применении мер медицинского характера.

Виталий Зубенко рассказал, что защите не удалось представить суду заключение специалиста. «Нам не дают в этой инстанции высказаться. Соколова выгнали, потому что он требовал защитника, а защитника, то есть меня, выгнали, потому что я требовал того, чтобы меня допустили к защите Соколова», – пояснил он. Виталий Зубенко указал, что, несмотря на ордер и удостоверение адвоката, судья стал требовать соглашение с органом опеки и попечительства. В зале судебного заседания остались представитель органа опеки и попечительства и защитник по назначению.

Виталий Зубенко указал, что заключение судебной экспертизы дает основания для изоляции Соколова, применения к нему мер медицинского характера. «Процесс этот может длиться достаточно долго, даже и пожизненно, в том плане, что, если он выйдет из психиатрического стационара и где-то будет в чем-то замечен или кому-то не понравится, его опять могут по той же самой экспертизе направить на принудительное медицинское лечение», – отметил он.

По словам адвоката, его подзащитный не высказывался конкретно в адрес Скворцова, однако тот посчитал, что брань относилась к нему. Он также добавил, что Соколов ведет активную гражданскую деятельность: «Пишет жалобы по поводу освещения района и т.д., чем, видимо, надоел властям».

Виталий Зубенко рассказал, что присутствовал при допросах двух потерпевших. «Позиция нынешнего защитника весьма пассивная, так как вопросы он не задавал, собственно, как и представителя органа опеки и попечительства, который формально представляет интересы Соколова», – пояснил Виталий Зубенко.

Он сообщил, что суд отложил рассмотрение дела до 13 декабря. «Я, конечно, участвовать не смогу, поскольку не допущен, но буду подавать апелляционную жалобу с требованием рассмотреть дело в полном объеме», – заключил адвокат.

На вопрос о том, собирается ли защитник отдельно обжаловать действия суда, Виталий Зубенко ответил, что не готов пока раскрывать прессе суть возможных жалоб.

Рассказать: