×

Верховный Суд обобщил практику по делам о защите прав потребителей

В обзор практики вошли 15 правовых позиций по судебным спорам, рассмотренным в период с 2018 по 2020 г.
Эксперты «АГ» прокомментировали самые интересные, с их точки зрения, разъяснения ВС. При этом по отдельным вопросам их точки зрения разошлись: в частности, по мнению одного из них, разъяснением о возврате товара за пределами гарантийного срока ВС пресек многочисленные злоупотребления потребителей, тогда как другой полагает, что оно ставит потребителя в невыгодное положение.

14 октября Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики по делам о защите прав потребителей. В документ вошли 15 правовых позиций, которые, как указано в преамбуле, освещают наиболее актуальные вопросы, возникшие в практике судов в 2018–2020 гг. Подчеркивается, что обзор подготовлен с целью дальнейшего формирования единства судебной практики и обеспечения единообразия в толковании норм права при рассмотрении дел по спорам о защите прав потребителей.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что обзор обоснованно направлен на борьбу с «потребительским экстремизмом». «По моим наблюдениям, количество потребителей, желающих не только защитить свои законные права, но также хорошо заработать на продавца, год от года растет», – отметил он.

При этом эксперт также посетовал на то, что в документ не вошли дела ВС РФ, по которым были вынесены определения от 31 июля 2018 г. № 32-КГ18-16; от 14 августа 2018 г. № 32-КГ18-15; от 25 сентября 2018 г. № 93-КГ18-2; от 6 ноября 2018 г. № 46-КГ18-54. «В этих делах Верховным Судом пресечен самый распространенный и самый опасный способ “потребительского экстремизма”: когда покупатель направляет продавцу претензию с требованием возврата денег, но не предоставляет товар для проверки качества, тем самым не давая ему возможности добровольно удовлетворить требование покупателя, при том что неустойка за просрочку возврата денег начинает начисляться через 10 дней после получения претензии. Надеюсь, изложенные в этих определениях разъяснения суды будут применять и без включения их в обзор», – выразил надежду он.

Споры, возникающие из договоров купли-продажи товаров

В п. 1 обзора отмечено, что подлежит удовлетворению требование потребителя о возврате технически сложного товара, в котором по истечении 15 дней со дня его передачи выявлен производственный дефект, если такой недостаток существенен. Полномочия организации (ИП) на принятие и удовлетворение требований потребителей в отношении товаров ненадлежащего качества должны быть предусмотрены соответствующим договором, заключенным с изготовителем (продавцом). Затраты, понесенные потребителем на оплату услуг представителя общества по защите прав потребителей для представления его интересов в суде, не возмещаются в качестве судебных расходов (Определение № 18-КГ19-74 от 20 августа 2019 г.).

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев отметил, что в рассматриваемом деле и без экспертизы было ясно, что самопроизвольно выключающийся холодильник, купленный физлицом, имел существенный производственный недостаток. «В свою очередь, проведение ненужной экспертизы повлечет для потребителя негативные последствия: затянется производство по делу, и ему придется понести расходы на оплату услуг экспертов. Согласно положениям Закона о защите прав потребителей фирма, продавшая некачественный товар, должна отвечать перед покупателем в силу закона, а затем она может предъявить претензии изготовителю. Данный порядок наилучшим образом защитит права потребителя, в противном случае ему придется вести переписку с заводом-изготовителем, который, как правило, находится далеко или вообще за границей», – пояснил он.

Сергей Радченко подчеркнул, что в подобных спорах обнаруженный недостаток должен быть существенным. Он отметил, что суды это часто игнорируют и расторгают договоры купли-продажи при любом недостатке, не выясняя, является ли он существенным. «Важнейшим является и разъяснение о том, что если потребитель что-то платит общественной организации по защите прав потребителей, то эти расходы нельзя взыскать с продавца. До этого разъяснения такие “расходы” были средством “заработка” общественных организаций, которые рисовали фиктивные расходы на подготовку иска, консультации, затем всё это взыскивали с продавцов, таким образом, ВС РФ эту порочную практику прекратил», – полагает эксперт.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов раскритиковал разъяснение ВС относительно судебных расходов: «С таким подходом согласиться нельзя, поскольку закон наделяет общества по защите прав потребителей правом на обращение в суд в защиту прав физлиц, но не предписывает им оказывать данную помощь безвозмездно, т.е. не запрещает оказывать данную помощь на возмездной основе». Он пояснил, что роль этих обществ заключается в профессиональном квалифицированном представлении интересов потребителя, а значит, допустим возмездный характер такой помощи. По сути, добавил эксперт, общество по защите прав потребителей – это та же самая юридическая фирма, адвокатское образование, но специализирующееся на представлении интересов в определенной категории споров.

Игорь Ершов предположил, что ВС проводит ошибочную аналогию с недопустимостью возмещения расходов самого общества по защите прав потребителей на оплату услуг представителей при обращении в суд не самостоятельно, а через представителя (такая проблема была освещена еще в Обзоре ВС РФ за третий квартал 2013 г.). «Но данные ситуации не являются однотипными, поскольку вышеуказанные общества уже являются субъектом квалифицированной юридической помощи, и в силу указанного обстоятельства им не нужно привлекать сторонних представителей для защиты прав потребителя», – убежден адвокат.

Как следует из п. 2, при выявлении существенных недостатков товара за пределами гарантийного срока, но в течение установленного срока службы товара потребитель вправе возвратить товар изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному ИП, импортеру) и потребовать возврата уплаченных денег, только если его требование о безвозмездном устранении недостатков не было удовлетворено вышеуказанными субъектами в 20-дневный срок. При этом потребитель обязан возвратить такой товар (Определение № 46-КГ18-54 от 6 ноября 2018 г.).

Сергей Радченко полагает, что таким важным разъяснением ВС также пресек многочисленные злоупотребления потребителей, которые получали в суде исполнительный лист на взыскание с продавца цены товара, предъявляли его в банк, списывали со счетов продавцом деньги, но при этом не возвращали товар, продолжая им пользоваться (поскольку существенных недостатков в нем никогда и не было).

Олег Лисаев не поддержал разъяснение Суда, поскольку, по его мнению, оно ставит потребителя в невыгодное положение. «Отправив импортеру телефон вместе с претензией, у него нет никакой гарантии, что он не останется и без телефона, и без денег», – полагает он.

В п. 3 разъяснено, что потребитель вправе требовать возмещения убытков, связанных с возвратом товара ненадлежащего качества, в размере, обеспечивающем приобретение им аналогичного товара (Определение № 4-КГ19-31 от 13 августа 2019 г.).

Олег Лисаев положительно расценил разъяснение Суда, поскольку, по его мнению, оно соответствует положениям ст. 15 ГК РФ о полном возмещении убытков. «Кроме того, если на полученную денежную сумму потребитель не сможет приобрести аналогичный товар вследствие повышения цен, это будет несправедливо», – подчеркнул он.

Согласно п. 4 обзора при разрешении вопроса об ответственности импортера автомобиля за нарушение прав потребителя юридически значимым обстоятельством является установление наличия/отсутствия в импортированном автомобиле существенного недостатка и причины его возникновения. Участвующие в деле лица имеют право присутствовать при проведении экспертизы, если это не помешает исследованию. При этом эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы (Определение № 18-КГ19-73 от 9 июля 2019 г.).

По мнению Сергея Радченко, здесь Верховный Суд затронул один из самых больных вопросов товарных потребительских споров – качество экспертных заключений. «Из личного опыта могу сказать: в подавляющем большинстве случаев их качество ужасающее. В частности, “эксперты” часто устанавливают факт недостатка в товаре без проведения разборки товара и исследования его компонентов, просто осмотрев его. Они часто крайне поверхностно и безобразно пишут свои экспертизы. Суды на все это смотрят сквозь пальцы. Добиться назначения повторной или хотя бы дополнительной экспертизы в суде крайне тяжело. Теперь ВС РФ показал судам, что невнимание к качеству экспертизы будет основанием для отмены решения», – пояснил адвокат.

Исходя из п. 5 документа при возврате товара ненадлежащего качества потребитель имеет право на возмещение уплаченных им процентов и иных платежей по договору потребительского кредита (займа), если данный кредит предоставлен ему как потребителю для приобретения этого товара (п. 6 ст. 24 Закона о защите прав потребителей) (Определение № 9-КГ19-15 от 28 января 2020 г.).

В п. 6 отмечено, что нарушение прав потребителя, имевшее место после вынесения решения суда и выразившееся в дальнейшем неисполнении обязательства продавцом, служит основанием для удовлетворения иска потребителя о взыскании неустойки за период с момента вынесения решения суда и до дня его фактического исполнения, а также компенсации морального вреда и штрафа (Определение № 77-КГ19-9 от 25 июня 2019 г.).

Споры, возникающие из договоров подряда с потребителем

Как следует из п. 7 обзора, срок для предъявления заказчиком по договору подряда требования о безвозмездном устранении существенных недостатков результата работы, в отношении которого не установлен срок службы, составляет 10 лет со дня принятия результата работы (Определение № 57-КГ19-3 от 11 июня 2019 г.).

В следующем пункте отмечено, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения причиненных убытков при наличии существенных недостатков результата работы и невыполнении подрядчиком требований об их безвозмездном устранении (Определение № 5-КГ19-65 от 9 июля 2019 г.).

Споры, возникающие в связи с оказанием потребителям услуг, включая финансовые услуги

В соответствии с п. 9 документа рассчитывать на возмещение убытков и морального вреда, причиненных в результате нарушения газоснабжающей организацией условий договора о газоснабжении домовладения, может как собственник этого домовладения, с которым заключен договор о поставке газа, так и проживающие совместно с ним члены его семьи (Определение № 18-КГ18-181 от 2 октября 2018 г.).

Олег Лисаев отметил, что в рассматриваемом деле отключение газоснабжения жилого дома повлекло отсутствие отопления в нем в зимний период. «Все жильцы этого дома претерпевали физические и нравственные страдания от холода, поэтому они имеют право на компенсацию морального вреда, так как действия ответчика были признаны судом незаконными. Спасаясь от холода в доме, люди вынуждены были купить обогреватели, т.е. понести расходы для восстановления нарушенного права (ст. 15 ГК РФ). Таким образом, им был причинен ущерб, который подлежит возмещению», – полагает он.

В п. 10 разъяснено, что с заемщика по договору займа, заключенному с микрофинансовой организацией, не может быть взыскана денежная сумма, превышающая предельное значение полной стоимости микрозайма, определяемое Банком России в законном порядке (Определение № 80-КГ18-15 от 19 февраля 2019 г.).

В следующем пункте Верховный Суд пояснил, что условие договора банковского вклада, заключенного между банком и потребителем, об обязательном досудебном урегулировании споров ущемляет права потребителя и является ничтожным (Определение № 49-КГ18-61 от 5 февраля 2019 г.).

Согласно п. 12 документа, по соглашению сторон кредитного договора может быть изменена очередность погашения только тех требований, которые предусмотрены ст. 319 ГК РФ. Подлежащие уплате по денежному обязательству гражданско-правовые санкции (неустойка, пеня) за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства погашаются после суммы основного долга (Определение № 16-КГ18-39 от 27 ноября 2018 г.).

Как следует из п. 13, расходы потерпевшего на проведение независимой экспертизы для определения размера ущерба являются его убытками и возмещаются страховщиком сверх лимита ответственности по договору ОСАГО и владельцев транспортных средств независимо от того, до или после обращения в страховую компанию была проведена эта экспертиза (Определение № 53-КГ18-14 от 14 августа 2018 г.).

В п. 14 обзора отмечено, что по общему правилу страховое возмещение в виде ремонта должно обеспечивать сохранение гарантии на застрахованное транспортное средство (Определение № 5-КГ18-7 от 15 мая 2018 г.). А в п. 15 разъяснено, что право на штраф за отказ добровольно удовлетворить законные требования потребителя может перейти по договору цессии после его присуждения цеденту-потребителю, а также в случае, когда в результате уступки цессионарий сам становится потребителем (Определение № 5-КГ19-52 от 28 мая 2019 г.).

Читайте также
ВС представил новые разъяснения по ОСАГО
Пленум Верховного Суда принял постановление о применении судами законодательства об ОСАГО
26 Декабря 2017 Новости

Игорь Ершов полагает, что вопрос о возможности уступки потребительского штрафа, как и неустойки за нарушение обязательств изготовителем, исполнителем, продавцом, весьма актуален. «Позиция Верховного Суда РФ о возможности перехода права на штраф по договору цессии после его присуждения судом цеденту-потребителю была сформирована в Постановлении Пленума от 26 декабря 2017 г. № 58 и дальше встречается в определениях коллегий по гражданским делам и по экономическим спорам (от 13 февраля 2020 г. № 305-ЭС19-20142). Однако важно, что сейчас ВС РФ указывает на возможность уступки штрафа в двух случаях: после присуждения его судом цеденту-потребителю; в том случае, когда в результате цессии цессионарий сам становится потребителем оказываемой должником услуги или выполняемой им работы. Сформированная позиция справедлива и определяет четкие границы допустимого поведения участников оборота в случае с уступкой штрафа», – считает юрист.

По мнению эксперта, проблема уступки потребительского штрафа не существует сама по себе, а проистекает и связана с проблемой отсутствия единообразия в практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в частности по спорам о взыскании неустойки за нарушение должникам своих обязательств.

Читайте также
ВС: дольщик не вправе передать предпринимателю право на взыскание потребительского штрафа
Применив разъяснения Пленума ВС об ОСАГО к отношениям, связанным с долевым строительством, Суд определил, что такое право может перейти либо после присуждения штрафа, либо если в результате цессии цессионарий сам станет потребителем
03 Марта 2020 Новости

«Очевидно, что потребительский штраф зависит от присуждаемой судом в пользу потребителя суммы. Наиболее остро данная проблема видна в спорах о взыскании с застройщиков неустойки по ДДУ, где суды общей юрисдикции склонны значительно снижать неустойку и, как следствие, автоматически снижается штраф, а арбитражные суды, напротив, придерживаются практики полного (или почти полного) удовлетворения требований. В итоге возникают ситуации, когда потребители, например дольщики, пытаясь недобросовестно обогатиться, обходят суды общей юрисдикции и действуют по схеме уступки права на неустойку предпринимателю (ИП или юрлицо), который уже обращается в арбитражный суд. Таким образом, на данный момент проблема уступки потребительского штрафа фактически решена, но продолжают быть нерешенными вопрос с злоупотреблениями потребителей в ситуации уступки права на неустойку и проблема отсутствия единообразия судебной практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов», – заключил Игорь Ершов.

Рассказать: