×

ВС не согласился с позицией нижестоящих инстанций о допустимости раздела бизнеса при разводе

Суд отметил, что бизнес не является самостоятельным объектом права, предусмотренным гражданским законодательством, а представляет собой деятельность, ведение которой происходит в одной из организационно-правовых форм
Один из адвокатов указал, что в бракоразводных делах с разделом совместно нажитого имущества действительно встречается практика выдела доли супруга в хозяйственных обществах, но этот вопрос не касается рыночной стоимости бизнеса. Второй отметил, что при решении данного вопроса суды нижестоящих инстанций неправильно определили имущество, которое подлежит разделу.

26 марта Верховный Суд вынес Определение № 81-КГ19-2, в котором разобрался, может ли бизнес индивидуального предпринимателя, начатый в период брака, являться предметом раздела совместно нажитого имущества супругов при разводе.

Елена Коробицына обратилась в Гурьевский городской суд Кемеровской области с иском к бывшему супругу Александру Коробицыну о разделе совместно нажитого имущества. Она указала, что ими в период брака за счет общих денежных средств было приобретено движимое и недвижимое имущество. При этом квартира и гараж были оформлены в собственность матери мужа. Еще одна квартира была приобретена истицей на личные деньги. Она попросила признать данную квартиру ее личным имуществом, взыскать с мужа компенсацию за половину доли в праве собственности на общее имущество в сумме более 700 тыс. руб.

Александр Коробицын обратился в суд со встречным исковым заявлением. В нем он просил взыскать с бывшей жены компенсацию в размере половины стоимости нежилого помещения, половину рыночной стоимости бизнеса индивидуальной предпринимательской деятельности супруги, а также половину денежного вклада в сумме более 170 тыс. руб. Александр Коробицын указал, что имущество было приобретено в браке, оформлено на имя их сына на основании договора дарения от 29 января 2016 г., заключенного супругой в отсутствие согласия мужа на совершение сделки.

17 мая 2018 г. первая инстанция признала совместным имуществом супругов жилой дом и земельный участок, гараж, более 634,5 тыс. акций, оружие, нежилое помещение и бизнес ИП Елены Коробицыной.

В собственность Александра Коробицына были переданы жилой дом и земельный участок, гараж, акции и оружие. Супруга получила нежилое помещение и бизнес. В счет разницы в стоимости переданного супругам имущества с жены была взыскана денежная компенсация в размере половины доли бизнеса – более 2,6 млн руб. Суд отметил, что предприятие было организовано в период совместного проживания сторон и на его организацию были затрачены совместные деньги. Квартира была признана собственностью Елены Коробицыной.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда решение первой инстанции было оставлено без изменения, в связи с чем Елена Коробицына обратилась в ВС с кассационной жалобой.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда указала, что в соответствии со ст. 34 Семейного кодекса к общему имуществу супругов относятся доходы каждого из них от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Суд отметил, что в соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК может быть объектом права собственности граждан независимо от того, на имя кого из супругов или кем из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

ВС напомнил, что согласно ст. 128 ГК к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказание услуг, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность) и нематериальные блага. В силу ч. 2 ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Из приведенных положений следует, что одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу являлось выяснение вопроса о том, является ли бизнес Елены Коробицыной объектом гражданских прав, однако нижестоящий суд указанные обстоятельства не учел. «Суд не учел, что сам бизнес самостоятельным объектом права, предусмотренным гражданским законодательством, не является, а представляет собой деятельность, ведение которой происходит в одной из организационно- правовых форм коммерческих организаций, а также индивидуальными предпринимателями», – подчеркнул ВС.

Он указал, что имущество, приобретаемое ИП в период брака в процессе своей деятельности, а также доходы от нее в силу ст. 34 СК являются общим совместным имуществом. «Таким образом, предметом раздела между супругами могут быть доходы от предпринимательской деятельности и имущество, приобретенное индивидуальным предпринимателем в период брака», – заключил Суд.

Так, ВС отменил решения нижестоящих судов в части признания бизнеса совместным имуществом супругов и его раздела, а также взыскания с Елены Коробицыной денежной компенсации в пользу бывшего мужа, направил дело на новое рассмотрение в указанной части в суд первой инстанции.

Комментируя «АГ» позицию Верховного Суда, адвокат АП г. Москвы Арсен Егиазарян назвал ее обоснованной. Он отметил, что нижестоящие инстанции неправильно определили имущество, которое подлежит разделу суды, указав на «1/2 рыночной стоимости предприятия (бизнеса) индивидуальной деятельности».

«Суды не конкретизировали данный объект для решения вопроса о разделе. Необходимо установить, что именно включено в понятие “бизнес”. Например, это может быть помещение, которое было получено в аренду, а также имущество и оборудование, которое было куплено супругами и используется в процессе деятельности, а также доход, который был получен в результате такой предпринимательской деятельности. Поэтому предметом раздела должно быть в отдельности конкретное движимое или недвижимое имущество, а также доход от предпринимательской деятельности. При таком подходе к решению вопроса, в совокупности, можно уже провести оценку имущества, определить размер доходов от предпринимательской деятельности, и если суд принимает решение оставить данное имущество одной стороне, то данная сторона должна компенсировать другой стороне половину стоимости имущества», – пояснил Арсен Егиазарян.

Адвокат также посчитал, что правоприменительную практику постановление ВС не изменит, так как оценку имущества и доходов от предпринимательской деятельности стороны, как правило, определяют для себя в процессе спора. «Кроме того, если в исковом заявлении о разделе совместно нажитого имущества, одна сторона просит осуществить раздел 1/2 бизнеса, который супруги организовали в процессе брака, то судам следует разъяснять сторонам спора, что они не могут требовать раздела бизнеса, они должны конкретизировать каждый предмет раздела и обосновать требование», – подчеркнул Арсен Егиазарян.

Адвокат МКА «Адвокат» Максим Жмурков указал, что в бракоразводных делах с разделом совместно нажитого имущества действительно встречается практика выдела доли супруга, например в ООО. «В такой ситуации затрагиваются вопросы безопасности корпорации, которые могут быть решены, в частности, через запрет в уставе или в специальном договоре участников общества. Но в этом случае речь идет о доле в уставном капитале общества, а не о рыночной стоимости бизнеса, поскольку последняя категория, как справедливо заметил ВС РФ, не принадлежит к объектам гражданских прав. Рыночная стоимость бизнеса определяется экспертными методами и представляет собой, по сути, оценку бизнеса как деятельности и не только является оценочной категорией, но и крайне изменчивой в различные моменты времени», – отметил адвокат.

«Однако если среди целей определения рыночной стоимости бизнеса могут быть установление стоимости объекта залога (при ипотеке) в разделах и поглощениях, реструктуризации, ликвидации предприятия и т.п., то почему бы не применить ее для цели выделения долей при разделе имущества бывших супругов. Это ведь тоже способ добиться оценки совместного имущества», – указал Максим Жмурков.

Рассказать: