×

ВС: объектом общего имущества супругов может являться лишь имущество, находящееся в свободном обороте

Верховный Суд указал, что, так как возведенное нежилое строение является самовольной постройкой, оно не может быть объектом гражданских правоотношений, а потому не включается в состав совместно нажитого имущества, подлежащего разделу
Один из экспертов посчитал, что сторонам спора изначально нужно было обращаться в суд с исковым заявлением о признании права на самовольную постройку и в случае удовлетворения этого требования делить имущество. Второй обратил внимание, что ВС уже высказывался в обзоре на данную тему, а потому вызывает недоумение, почему нижестоящие инстанции проигнорировали данную позицию и не заметили попытки со стороны истца фактически злоупотреблять своими процессуальными правами.

Верховный Суд опубликовал Определение № 18-КГ20-34-К4, в котором разобрался, возможно ли разделить между супругами недвижимое имущество, если оно было возведено на не разрешенном для такого строения земельном участке.

В период брака супруги Николай и Ольга Гуловы приобрели земельный участок, на котором мужчина возвел нежилое строение. В последующем он обратился в Армавирский городской суд Краснодарского края с иском к Ольге Гуловой о разделе совместно нажитого имущества и признании права собственности. Истец просил выделить ему 1/2 доли супружеского имущества, признав за ним и супругой право собственности на 1/2 доли строения.

Разрешая спор и принимая по делу решение об удовлетворении иска, суд, руководствуясь нормами семейного права, исходил из того, что земельный участок приобретен в период брака, возведенное на нем нежилое строение – здание литера «А» – построено за счет общих средств. В соответствии с заключением проведенной по делу строительно-технической экспертизы здание соответствует строительным, градостроительным, санитарным, противопожарным нормам и правилам, обеспечивает безопасную для здоровья людей эксплуатацию объекта и не создает угрозу жизни и здоровью окружающих; размещение объекта капитального строительства и расстояние от него до строений, находящихся на соседних земельных участках, согласованы с их правообладателями. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с этими выводами.

В дальнейшем представитель администрации муниципального образования г. Армавир Константин Вирясов подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС заметила, что нижестоящие суды не учли, что спорное нежилое строение, о разделе которого как совместно нажитого в браке просил истец, является самовольной постройкой.

Суд указал, что одним из критериев самовольной постройки в силу п. 1 ст. 222 ГК является возведение недвижимого имущества на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта. Из вступившего в законную силу решения Армавирского городского суда от 3 августа 2016 г., которым был удовлетворен иск прокурора г. Армавира, поданный в интересах муниципального образования к Гулову о запрете использования земельных участков не по целевому назначению, следует, что разрешенным видом использования земельного участка является использование его для садоводства. Однако возведенное нежилое строение является объектом недвижимости, используемым для оказания услуг по ремонту и обслуживанию автомобилей.

Между тем, заметил ВС, размещение таких объектов недвижимости относится к условно разрешенному виду использования земельного участка. При этом 30 августа 2016 г. администрация Армавира отказала Николаю Гулову в предоставлении разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка для обслуживания автотранспорта. «Таким образом, спорный объект недвижимости является самовольно возведенным, поскольку соответствующих разрешений на строительство и ввод объекта в эксплуатацию Гуловым Н.М. получено не было, а назначение возведенного им спорного нежилого строения противоречит разрешенному виду использования земельного участка», – резюмируется в определении.

Верховный Суд сослался на п. 15 Постановления Пленума ВС от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», в котором разъяснено, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. 1 и 2 ст. 34 СК), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режм этого имущества.

ВС указал, что в силу положений ст. 129 ГК свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому объекты гражданских прав могут лишь в случае их обороноспособности. «Таким образом, объектом общего имущества супругов может являться лишь имущество, находящееся в свободном обороте», – заметил Суд.

Высшая инстанция указала, что, так как возведенное Николаем Гуловым нежилое строение является самовольной постройкой, оно не может быть объектом гражданских правоотношений и в данном случае не могло быть включено в состав совместно нажитого имущества, подлежащего разделу между супругами, поскольку признание права собственности в отношении самовольно возведенного строения возможно лишь при соблюдении требований, предусмотренных ст. 222 ГК.

Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев назвал определение ВС обоснованным и соответствующем действующему законодательству и сложившейся судебной практике. «В связи с этим вызывает недоумение, почему суды нижестоящих инстанций не заметили, что недвижимое имущество, заявленное к разделу, является самовольной постройкой. Можно предположить, что такая судебная ошибка связана с тем, что в ходе рассмотрения дела, как следует из определения ВС, было представлено заключение строительно-технической экспертизы, тем самым в одном процессе искусственно объединены два исковых требования: о разделе имущества и о признании права собственности на самовольную постройку, – предположил адвокат. – Такое искусственное объединение является неверным, поскольку данные исковые требования имеют самостоятельные, отличные друг от друга, предмет и основание».

Таким образом, посчитал Илья Прокофьев, сторонам спора изначально нужно было обращаться в суд с исковым заявлением о признании права на самовольную постройку и в случае удовлетворения этого требования делить указанное имущество.

Партнер Юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников также предположил, что истец фактически попытался в ходе рассмотрения дела о разделе совместно нажитого имущества в обход общей процедуры легализовать самовольно построенный объект.

Он отметил, что указание Верховным Судом на то, что несоответствие назначения возведенного объекта разрешенному виду использования земельного участка является основанием для отказа в признании права собственности на самовольно возведенное строение, является повторением подхода, изложенного в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденном Президиумом ВС РФ еще 19 марта 2014 г. «Вызывает недоумение, почему нижестоящие инстанции проигнорировали данную позицию и не заметили попытки со стороны истца фактически злоупотреблять своими процессуальными правами», – подчеркнул он.

Николай Сапожников заметил, что, хотя Верховный Суд в определении и не сослался на обзор, тем не менее очевидно учитывал сформированную в нем позицию о том, что признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права. Такой иск не может быть использован для упрощения регистрации прав на вновь созданный объект недвижимости с целью обхода норм специального законодательства, предусматривающего разрешительный порядок создания и ввода в гражданский оборот новых недвижимых вещей. Более того, отсутствие в приложенных к исковому заявлению материалах документов, подтверждающих принятие мер к легализации самовольной постройки, является основанием для вынесения определения об оставлении заявления без движения. «Проще говоря, прежде чем обратиться в суд за признанием права на самовольную постройку, истец должен попытаться легализовать ее в административном порядке», – указал он.

Эксперт обратил внимание на то, что, согласно обзору, вопросы изменения одного вида разрешенного использования земельных участков на другой вид такого использования, выдачи разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка и отклонения от предельных параметров разрешенного строительства разрешаются в порядке, установленном ст. 37, 39, 40 ГрК РФ, и решения соответствующих органов могут быть предметом проверки суда.

Николай Сапожников сослался на Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 5 апреля 2016 г. №16-КГ16-6, в котором отмечалось, что рассмотрение подобных требований в обязательном порядке должно происходить с участием местной администрации как органа, уполномоченного предоставлять земельные участки для возведения на них строений и выдавать разрешения на строительство. «Постановлением администрации истцу ранее было отказано в предоставлении разрешения на условно разрешенный вид использования, соответствующий фактически возведенному объекту. Однако сведений о том, был ли такой отказ обжалован, не приведено», – подчеркнул он. 

По мнению эксперта, при новом рассмотрении дела истцом может быть поставлен вопрос о правомерности такого отказа. «Однако рассмотрение этого вопроса в ходе разрешения дела о разделе совместно нажитого имущества представляется процессуально неочевидным, учитывая основания и предмет иска, а самостоятельное обжалование может столкнуться с проблемой пропуска срока», – заметил он.

Рассказать: