×

ВС объяснил, как происходит реализация совместно нажитого имущества при банкротстве одного из супругов

В этом же определении ВС указал, что суды не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют интересам истца и противоречат его волеизъявлению, а также напомнил, что резолютивная и мотивировочная части постановления не могут противоречить друг другу
Эксперты «АГ» назвали определение ВС РФ интересным. Однако один из них с сожалением отметил, что Суд не разъяснил, применимы ли в процедуре банкротства граждан нормы п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве, делегировав решение этого вопроса нижестоящим судам. Другой предположил, что ошибки продиктованы отходом судов от специализации при распределении дел между судьями.

29 ноября 2016 г. арбитражный суд признал Ирину Батыреву банкротом, ввел в отношении нее процедуру реализации имущества, назначив финансового управляющего Александра Влайко. В процессе реализации имущества Ирины Батыревой финансовый управляющий разместил объявление о проведении торгов по реализации московской квартиры должника, являющейся предметом залога Банка ВТБ. Торги были объявлены к проведению в виде открытого аукциона в электронной форме на ЭТП «Аукцион-центр», их организатором назначено ООО «АНБЭ».

В рамках дела о собственном банкротстве Ирина Батырева обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным бездействия финансового управляющего. По ее мнению, при проведении торгов по продаже залогового имущества должника он, в нарушение абз. 2 п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве,  не опубликовал в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве (далее – ЕФРСБ) сообщения об определении начальной продажной цены и об утверждении порядка и условий проведения торгов. 

Разрешая спор, суд первой инстанции указал, что в процедуре несостоятельности граждан отсутствуют основания для применения п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве. Также суд со ссылкой на ст. 213.26 данного Закона указал, что спорная квартира является совместной собственностью Ирины Батыревой и ее супруга Сергея Батырева. А поскольку в отношении ИП Сергея Батырева раннее судом была завершена процедура конкурсного производства, суд пришел к выводу, что обращение взыскания на его долю в совместной с должником собственности неправомерно, и в связи с этим признал незаконными действия финансового управляющего по выставлению на торги спорной квартиры.

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции без изменения. 

Не согласившись с решениями судов, финансовый управляющий подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Доводы арбитражного управляющего были поддержаны Банком ВТБ в отзыве на кассационную жалобу.

В судебном заседании представители финансового управляющего и банка просили отменить обжалуемые судебные акты, а представитель должника, высказав позицию о принципиальной допустимости реализации имущества на торгах, настаивал на незаконности бездействия управляющего.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ своим Определением отменила судебные решения нижестоящих судов по делу № А40-137393/2016 и направила дело на новое рассмотрение в арбитражный суд г. Москвы.

По мнению ВС РФ, суды не учли следующее. В жалобе в суд на действия (бездействие) финансового управляющего Ирина Батырева ссылалась на то, что им нарушена обязанность по опубликованию в ЕФРСБ сведений о начальной продажной цене предмета залога, порядке и условиях проведения торгов. Таким образом, перед судами стоял вопрос, применяется ли п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве из главы, регулирующей конкурсное производство в отношении юрлиц, в процедуре несостоятельности граждан. Если да, то суды должны были проверить фактическую публикацию такого сообщения. 

Суды пришли к выводу, что названная норма при банкротстве граждан не применяется, тем более что все необходимые сведения были опубликованы в сообщении о проведении торгов. В то же время суд первой инстанции удовлетворил жалобу на действия (бездействие) финансового управляющего – в резолютивной части определения он указал на незаконность действий управляющего, выразившихся в проведении торгов в части определения начальной продажной цены, утверждении порядка и условий проведения торгов по реализации предмета залога. То есть суд первой инстанции фактически пришел к выводу, что управляющий не имел права проводить торги, так как собственником спорной квартиры, помимо Ирины Батыревой, является и ее супруг.

Однако в жалобе на действия управляющего Ирина Батырева не подвергала сомнению возможность реализации квартиры на торгах, а лишь отмечала, что до нее не довели заблаговременно сведения об условиях проведения таких торгов. Эту же позицию подтвердил ее представитель в судебном заседании.

Фактически суд вместо рассмотрения по существу спора по заявленным требованиям рассмотрел требование, которое не было заявлено. Даже расширительное толкование просительной части жалобы на бездействие управляющего не позволяло судам прийти к подобным выводам, так как они явно противоречили волеизъявлению должника. ВС РФ напомнил, что суды не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют интересам истца и противоречат его волеизъявлению, поскольку обратное означает нарушение принципа диспозитивности арбитражного процесса. 

ВС также указал, что суды апелляционной и кассационной инстанций оставили без удовлетворения жалобы финансового управляющего и Банка ВТБ (залогового кредитора), то есть фактически согласились с выводом суда первой инстанции о незаконности выставления имущества на торги. При этом мотивировочные части постановлений данных судов содержат выводы, согласно которым п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве не применяется при несостоятельности граждан, что свидетельствовало бы о законности действий управляющего. Следовательно, сделал вывод ВС, содержания резолютивных и мотивировочных частей постановлений данных судов противоречат друг другу. Кроме того, вышестоящие суды проигнорировали доводы жалоб заявителей о выходе судом первой инстанции за пределы заявленных требований.

Верховный Суд также указал на то, что суды сделали неверный вывод о недопустимости проведения торгов в отношении спорного имущества ввиду нахождения квартиры в совместной собственности Ирины Батыревой и ее супруга. Однако судами установлено, что квартира была передана в залог Банку ВТБ в обеспечение кредитных обязательств ООО «Фабрика мебели “Добрый стиль”», залогодателем по договору ипотеки выступала Ирина Батырева, в обеспечение названного кредита она и ее муж выдали поручительство, что свидетельствует об общем характере их обязательств.

Делая вывод о недопустимости реализации квартиры в настоящем деле о банкротстве, суд первой инстанции указал на факт освобождения Сергея Батырева от долгов в деле о его несостоятельности. Однако ВС указал, что названный вывод сделан без учета того, что процедура банкротства в отношении Сергея Батырева осуществлялась по правилам о несостоятельности ИП, действовавших до 1 октября 2015 г. При этом суд не исследовал, носил ли долг перед банком предпринимательский характер и был ли он включен в реестр.

Между тем ВС указал, что при наличии у супругов общих обязательств, обеспеченных недвижимым имуществом, находящимся в их совместной собственности, такое имущество по общему правилу подлежит реализации в деле о банкротстве того из супругов, который в публичном реестре указан в качестве управомоченного лица и выступал по договору в качестве залогодателя. Поскольку ни денежное, ни залоговое обязательства Ирины Батыревой перед банком не прекратились, спорная квартира, по мнению ВС, может быть реализована на торгах в рамках настоящего дела независимо от того, правильно ли суд первой инстанции установил факт освобождения ее супруга от долга перед банком.

В итоге ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский отметил, что обособленный спор в деле о банкротстве интересен осложнениями, с которыми объективно столкнулись суды нижестоящих инстанций при применении процессуальных и материальных норм из различных отраслей права. В качестве основной проблемы он отметил внутреннюю коллизию закона о банкротстве, а именно неопределенность в части того, применяются ли в процедуре банкротства граждан положения п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве (о порядке реализации предмета залога). «К сожалению, высший суд не разъяснил, применимы они или нет, указав судам нижестоящих инстанций худшее: решать самим», – отметил адвокат.

Как предположил адвокат, Арбитражный суд г. Москвы и согласившиеся с ним суды двух последующих инстанций решили, что торги в отношении всей спорной квартиры проводить в принципе нельзя, поскольку ранее суд общей юрисдикции признал ее совместной собственностью супругов. «Более того, супруг титульной собственницы – банкрота ранее был освобожден от обязательств. Заявительница не ссылалась на эти обстоятельства, но суды, по всей видимости, сочли, что обязаны ex officio запретить продажу чужого, что интуитивно кажется понятным», – заключил эксперт. 

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов также обратил внимание на указание Верховного Суда о том, что суды не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют интересам истца и противоречат его волеизъявлению. По мнению Ярослава Самородова, «суд не должен исправлять ошибки стороны, неправильно избравшей позицию. Так нарушается принцип состязательности, искажается смысл судебной власти». 

Илья Лясковский также считает, что Верховный Суд недопустимо кратко раскритиковал мотивировку коллег. По его мнению, наличие ранее принятых судебных актов по иным делам действительно может приводить к несправедливому для банка результату, но их нельзя отринуть безоглядно. Эксперт отметил, что Судебная коллегия ВС РФ намекнула на «неполное» освобождение от долгов индивидуального предпринимателя, ведь за ним могут остаться и «непредпринимательские» долги. Адвокат назвал такое безосновательное толкование крайне странным, он счел, что нерешенным остался и вопрос, распространяется ли залог на весь объект совместной собственности, если собственник не является залогодателем.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов предположил, что судебные ошибки, выявленными Верховным Судом, – следствие практики отхода судов от специализации при распределении дел между судьями.

Рассказать: