×

ВС подтвердил право заемщиков вернуть уплаченную банкам страховую премию при отказе от страховки

Суд указал, что при присоединении заемщика к коллективному договору страхования он сам становится страхователем и на него распространяются общие положения Правил страхования от несчастных случаев и болезней
Эксперты «АГ» отметили, что определение ВС согласуется с ранней практикой Суда по аналогичным вопросам. По мнению одного из них, низкий показатель кассационных жалоб в ВС РФ на решения по таким делам свидетельствует о качественном отправлении правосудия нижестоящими судами. Другой эксперт сообщила о том, что проект Концепции реформирования гл. 48 ГК РФ, который готовится рабочей группой при Совете по кодификации гражданского законодательства, предлагает закрепить в ГК РФ высказанную Верховным Судом позицию.

30 октября 2016 г. Денис Важенин и ПАО «Плюс-Банк» заключили договор потребительского кредита сроком на 3 года. По условиям договора банк предоставлял денежные средства на покупку транспортного средства и 58 тыс. руб. – на оплату услуг по распространению на заемщика договора коллективного страхования. Поставщиком услуги по страхованию жизни и здоровья являлось ООО «ДРАКАР», выгодоприобретателем и застрахованным лицом – Денис Важенин, а страховщиком – ООО «Страховая компания “Росгосстрах-жизнь”».

В тот же день гражданин подписал заявление, согласившись быть застрахованным по договору добровольного коллективного страхования, заключенному между ООО «ДРАКАР» и компанией «Росгосстрах-жизнь». Страховая премия в размере 58 тыс. руб. была уплачена за счет кредитных средств, предоставленных банком. Через три дня Денис Важенин отказался от договора страхования, направив по почте в страховую компанию соответствующее заявление с требованием вернуть ему уплаченную страховую премию. Страховщик оставил это заявление без удовлетворения.

Денис Важенин обратился с иском в суд к компании «Росгосстрах-жизнь» с требованием признать расторгнутым с 18 ноября 2016 г. договор личного страхования. В своем иске он просил взыскать 58 тыс. руб. страховой премии, почтовые расходы на сумму 149 руб., 20 тыс. руб. компенсации морального вреда, расходы по оплате услуг представителя в размере 15 тыс. руб., а также штраф в размере 50% от взысканных сумм.

Приволжский районный суд г. Казани удовлетворил требования частично. Суд расторг спорный договор, взыскал в пользу гражданина полную сумму страховой премии, компенсацию морального вреда в размере 1 тыс. руб., почтовые расходы на сумму 306 руб., 5 тыс. руб. расходов на оплату услуг представителя, штраф в размере 29,6 тыс. руб. и 2,2 тыс. руб. госпошлины.

При вынесении решения суд учел, что страховая премия была уплачена за счет истца, так как плата за участие в Программе страхования была перечислена за счет предоставленных ему кредитных средств. Кроме того, Правила страхования от несчастных случаев и болезней от 28 декабря 2006 г. № 5 предусматривали право истца в части отказа от услуг страхования в течение 5 рабочих дней с даты заключения договора с возвратом уплаченной страховой премии.

Впоследствии Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан отменила решение нижестоящего суда и рассмотрела дело в качестве суда первой инстанции. В качестве соответчика к участию в деле было привлечено ООО «ДРАКАР». По делу было вынесено апелляционное определение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Апелляция пришла к выводу, что истец не имеет права требовать возврата страховой премии, так как он не является стороной договора страхования и не уплачивал страховую премию страховщику. Кроме того, как указал суд, Правила страхования не предусматривали возможность возврата страховой премии застрахованному лицу. Апелляция также отметила, что Указание ЦБ РФ о минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов страхования от 20 ноября 2015 г. № 3854-У не распространяется на застрахованных лиц.

Не согласившись с решением апелляции, Денис Важенин подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Изучив материалы дела, ВС не согласился с выводами апелляционной инстанции по следующим основаниям. Суд отметил, что вследствие присоединения к Программе страхования с внесением заемщиком соответствующей платы застрахованным является его имущественный интерес, а, следовательно, страхователем по договору является сам заемщик, которого нельзя лишить права потребовать возврата уплаченной им страховой премии. Так как в рассматриваемом случае страхователем является физлицо, на него распространяется вышеупомянутое Указание ЦБ РФ (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений). Поэтому страхователь имеет право отказаться от заключенного договора добровольного страхования в течение 5 рабочих дней с возвратом всей уплаченной при заключении договора суммы.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ своим Определением № 11-КГ18-20 отменила апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Республики Татарстан и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует установить порядок определения страховой суммы по договору, заключенному между ООО «ДРАКАР» и страховщиком, вознаграждение компании-страхователя при его наличии, определить размер суммы, выплачиваемой истцу.

Консультант Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ Анна Архипова отметила, что основной вывод определения согласуется с более ранней практикой Верховного Суда РФ. В Определении от 31 октября 2017 г. № 49-КГ17-24 Верховный Суд указал, что правом на отказ от договора страхования в течение «периода охлаждения» обладает не только страхователь, но и застрахованное лицо. «В обоих определениях сделан важный вывод о том, что по договору страхования жизни, заключаемому в связи с кредитным договором, застрахованным является интерес заемщика, – пояснила эксперт. – Поскольку страховая премия уплачивалась за счет средств заемщика, суд признал, что заемщик является страхователем по договору».

По словам Анны Архиповой, проект Концепции реформирования гл. 48 ГК РФ, который готовится рабочей группой при Совете по кодификации гражданского законодательства, предлагает закрепить высказанную Верховным Судом позицию в ГК РФ. «Застрахованные лица обычно несут обязанности по договорам страхования (например, уплачивают страховую премию), но формально не имеют по ним каких-либо прав. Поскольку это положение не защищает права застрахованных лиц, предлагается установить в ГК РФ, что застрахованное лицо, уплатившее страховую премию, приобретает права страхователя», – полагает эксперт.

«Однако ни практика Верховного Суда РФ, ни предложение по реформированию ГК РФ не означают, что застрахованное лицо сможет возвратить всю сумму, которое оно уплатило банку при заключении договора страхования, – пояснила Анна Архипова. – В состав этой суммы входят как компенсация расходов на уплату страховой премии, так и иные расходы. Их доля в составе платежа может быть значительной». По словам эксперта, при расторжении договора страхования может быть возвращена лишь страховая премия. «Иные расходы банка, по общему правилу, возвратить не удастся. Косвенным средством защиты заемщика применительно к этим суммам являются лишь санкции, установленные Законом о защите прав потребителей», – заключила она.

По словам руководителя КА «Комиссаров и партнеры» Андрея Комиссарова, детальный анализ судебной практики по данному вопросу позволяет сделать вывод о том, что суды в большинстве случаев встают на сторону потребителя. «Практика довольно однородна: суды взыскивают в пользу граждан страховую премию, уплаченную за подключение к программе добровольного страхования, несмотря на то, что страхователем по договору коллективного страхования является юрлицо, – пояснил Андрей Комиссаров. – Малый процент обращений в ВС РФ с кассационными жалобами на решения по таким делам говорит о качественном отправлении правосудия нижестоящими судами».

Рассказать: