×

ВС: Право обжаловать решение по административному делу должно быть четко прописано в доверенности

Верховный Суд указал, какие формулировки должна содержать доверенность для наделения защитника правом обжаловать решение суда по делу об административном правонарушении
Адвокат Петр Тайлашев, жалобу которого рассмотрел ВС, не согласился с его решением и назвал его излишне казуистичным. Один из экспертов «АГ» также не согласился с выводами Суда, однако отметил, что они коррелируются со сложившейся судебной практикой. Другой считает, что ВС РФ формально прав, но обычно многие суды «закрывают глаза» на подобные нарушения в оформлении доверенностей.

В августе 2017 г. сотрудник ГИБДД по г. Барнаулу оштрафовал Галину Анисимову за совершение правонарушения по ч. 1 ст. 12.30 КоАП РФ на 1 тыс. руб. Постановление было оставлено без изменения вышестоящим должностным лицом ГИБДД и решением судьи Октябрьского районного суда г. Барнаула. 

16 мая 2018 г. гражданка обратилась к нотариусу за оформлением доверенности на адвоката АП Алтайского края Петра Тайлашева для представления им ее интересов в суде. В тексте доверенности имелась формулировка, согласно которой представитель может «пользоваться всеми правами, предоставленными действующим законодательством РФ сторонам и участникам судебного процесса». 

На основании доверенности Петр Тайлашев в интересах своей доверительницы обжаловал решение первой инстанции в Алтайском краевом суде. Жалоба была возвращена заявителю, поскольку краевой суд счел, что объем полномочий заявителя по доверенности не предоставляет последнему право подачи жалобы на решение суда, вынесенное по результатам обжалования постановления по делу об административном правонарушении. 

Впоследствии адвокат обратился в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой указывал на незаконность определения Алтайского краевого суда.

Тем не менее Верховный Суд согласился с выводом нижестоящей инстанции о том, что на момент обращения заявителя с жалобой в краевой суд его полномочия на подписание и подачу жалобы на решение суда первой инстанции не были подтверждены. При этом Суд исходил из следующего.

По мнению Суда, КоАП не регулирует вопрос о том, каким образом должны быть оформлены полномочия защитника на участие в деле об административном правонарушении, поэтому данный вопрос может быть решен применительно к положениям ч. 2 и 6 ст. 53 ГПК РФ, в которых закреплен порядок оформления полномочий представителя.  

ВС отметил, что в доверенности должно быть специально оговорено право представителя, в частности, на подписание и подачу жалоб на постановление по делу об административном правонарушении, на решение по жалобе на такое постановление (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. № 5 о некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ).

Изучив спорную доверенность, Верховный Суд указал, что данный документ не предусматривал право Петра Тайлашева на подписание и подачу жалоб на решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении. Общая формулировка в тексте доверенности о возможности указанным лицом пользоваться всеми правами, предоставленными действующим законодательством РФ сторонам и участникам судебного процесса, не может, по мнению Суда, подменить предъявляемые к доверенности требования.  

При этом Верховный Суд указал, что, несмотря на участие Петра Тайлашева в качестве защитника Галины Анисимовой в суде первой инстанции, указанное обстоятельство не предоставляет ему право на обжалование решения суда. По мнению ВС, из буквального содержания ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ следует, что лицо, допущенное к участию в производстве по делу об административном правонарушении в качестве защитника, вправе обжаловать только постановление по делу. По смыслу данной статьи при подаче жалобы на решение, принятое по результатам обжалования постановления по делу о правонарушении, лицо, действующее в качестве защитника, обязано подтвердить наличие у него полномочий на подписание и подачу жалобы на такое решение. Соответствующий подход был изложен не только в п. 8 Постановления Пленума № 5, но и нашел свое отражение в ряде судебных актов ВС РФ (например, в Решении от 8 февраля 2018 г. № 47- ААД18-1).

Также Суд отметил, что Галина Анисимова имела возможность лично или с привлечением представителя защитить свои права в порядке, предусмотренном ст. 30.12–30.13 КоАП РФ, путем обращения с жалобой на вступившее в законную силу решение судьи.

В итоге Верховный Суд своим Решением № 51-ААД18-1 от 23 августа оставил в силе определение нижестоящей инстанции, а жалобу заявителя – без удовлетворения. 

Адвокат Петр Тайлашев не согласился с решением Суда и назвал его излишне казуистичным. В комментарии «АГ» защитник отметил, что его доверительница оформила спорную генеральную доверенность у нотариуса, рассчитывая на получение ее представителем широкого круга полномочий для представления ее интересов во всех различных инстанциях, включая судебные. По мнению Петра Тайлашева, Верховный Суд применил слишком узкие формулировки в части трактовки прав по доверенности, в конечном итоге ущемляющие права граждан.

Адвокат КА «Комаев и партнеры» Валерия Аршинова считает, что позиция ВС коррелируется с одним из подходов судебной практики по вопросу необходимости указания в доверенности права на подписание и подачу жалоб на постановление по делу об административном правонарушении. 

Эксперт назвала излишнимразъяснение п. 8 Постановления № 5 и отметила, что буквальное толкование Судом ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ только препятствует доступу граждан к правосудию и получению судебной защиты. В обоснование своих выводов адвокат сослалась на системный и логический способы толкования норм права, а также факт составления текста доверенности не самим доверителем и даже не защитником (представителем), а нотариусом – третьим лицом, не являющимся участником дела. «В таком случае непонятно, о каком постановлении по делу идет речь в ст. 25.5 КоАП РФ, если не по делу об административном правонарушении, – отметила адвокат, – и будет ли достаточно формулировки в доверенности, например, “предоставлено право обжалования процессуальных документов и судебных актов по делу об административном правонарушении”?»

Валерия Аршинова добавила, что не согласна с выводами Верховного Суда, поскольку Постановление Пленума № 5 предусматривает необходимость специального указания в доверенности права на подписание и подачу жалоб для представителя,коим является лицо, оказывающее юридическую помощь потерпевшему, а в рассматриваемом деле защитник оказывал юрпомощь гражданке по делу об административном правонарушении. 

Комментируя решение ВС РФ, руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов отметил, что формально Верховный Суд прав «Выводы Суда основаны на обширной судебной практике, в том числе за 2018 г., на которую он ссылается в решении. По всей вероятности, заявитель жалобы в рассматриваемом деле надеялся на позицию, изложенную в Решении ВС РФ от 7 июня 2018 г. Однако в том деле в доверенности было указано право на обжалование постановления, а не решения по жалобе на постановление», – предположил он. 

Эксперт отметил, что на самом деле суды чаще всего «закрывают глаза» на такие нарушения и расценивают общее описание полномочий поверенного в доверенности как достаточное. «Такие основания для возвращения жалоб применяются, наверное, только в 10% случаев, когда для этого у суда имеются формальные основания, – отметил Виктор Спесивов. – В этом вопросе судам не хватает не последовательности (формально она есть), а всеобщности применения. Получается, перефразируя Ленина, правоприменение “казанское” и “калужское” вместо всероссийского правоприменения».

Рассказать: