×

ВС разъяснил условия аренды земельных участков в пределах береговой полосы водного объекта общего пользования

Как указал Верховный Суд, граждане должны иметь свободный доступ к таким объектам, поэтому заключенный муниципалитетом и курортом договор аренды прибрежной земли для организации пляжа является действительным
По мнению одного из экспертов, п. 4 ст. 39.8 ЗК РФ не запрещает передавать в аренду земельный участок, расположенный в границах береговой полосы водного объекта общего пользования, а лишь определяет условие, при котором аренда такого участка становится возможной. Другой отметил, что озвученная в определении правовая позиция не является новой. Третий добавил, что ранее ВС по аналогичному спору высказал иную точку зрения.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС19-27506 по делу об оспаривании арендатором земельного участка на прибрежной морской полосе порядка определения платежей по договору аренды и взыскании с арендодателя переплаты по договору в качестве неосновательного обогащения.

Суды признали спорный договор ничтожной сделкой

В мае 2011 г. администрация муниципального образования «Город-курорт Геленджик» предоставила в аренду на 49 лет ЗАО «Санаторий "Жемчужина моря"» участок на прибрежной морской полосе для размещения пляжа. По условиям договора, арендная плата рассчитывалась на основании соответствующих правил и постановления администрации муниципалитета от 20 мая 2011 г. № 1126 и составляла 155 тыс. руб. в год.

Впоследствии арендатор обратился в арбитражный суд с иском к администрации муниципалитета, в котором просил взыскать с ответчика излишне уплаченную арендную плату в размере свыше 872 тыс. руб. и пени на сумму порядка 1400 руб. Истец также просил суд считать достоверной и подлежащей применению для целей определения годовой арендной платы по договору аренды рыночную стоимость земельного участка в размере 5,7 млн руб.

В обоснование исковых требований общество сослалось на то, что кадастровая стоимость спорного участка с февраля 2011 г. составляла 1 руб., поэтому при заключении договора аренды стороны определили ставку арендной платы в размере 1,5% его рыночной стоимости. Согласно результатам независимой оценки, рыночная стоимость участка, предоставленного для размещения пляжа, составила 5,7 млн руб., что существенно меньше величины, на основании которой рассчитывалась арендная плата по спорному договору. В связи с этим истец счел, что у ответчика возникло неосновательное обогащение в виде излишне внесенной арендной платы.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении исковых требований со ссылкой на то, что истец пропустил срок исковой давности еще в 2015 г. Как пояснил суд, арендная плата за публичный земельный участок является регулируемой, а общество не заявляло в суд требование об установлении рыночной стоимости участка в ином размере, чем указано в договоре аренды. В свою очередь, рыночная стоимость, определенная на основании отчета об оценке, подготовленного по заказу арендодателя, не признана недостоверной в установленном порядке. Более того, отметил суд, береговая полоса внутреннего моря не может быть предметом договора аренды, поэтому спорный договор является недействительной сделкой, а внесение изменений в ничтожный договор путем установления нового размера арендной платы законом не предусмотрено.

В дальнейшем апелляция приняла отказ общества от иска в части требований об установлении достоверной стоимости и применении для целей определения годовой арендной платы рыночной стоимости земельного участка в размере 5,7 млн руб., а также взыскании с ответчика переплаты по договору в размере 769 тыс. руб. Таким образом, суд отменил решение нижестоящего суда в этой части, остальная часть была оставлена без изменения.

Впоследствии суд округа направил дело на новое рассмотрение в апелляцию, отметив, что нижестоящие суды, определяя размер платы за пользование участком и, соответственно, размер излишне внесенной истцом арендной платы, не исследовали вопрос о необходимости применения нормативной цены земли, которая не должна превышать 75% уровня рыночной цены на типичные участки соответствующего целевого назначения.

При новом рассмотрении апелляция изменила решение первой инстанции и взыскала с муниципалитета 57 тыс. руб. в качестве неосновательного обогащения. Суд счел, что недействительность договора аренды, заключенного в порядке переоформления права постоянного (бессрочного) пользования, не означает автоматического прекращения ранее возникшего права арендатора. Поскольку договор аренды является ничтожной сделкой, не породившей юридических последствий для сторон, основания для применения при расчете арендной платы ставки 1,5% кадастровой стоимости участка отсутствуют. Спорный участок предоставлялся и фактически использовался арендатором в рекреационных целях (для обустройства пляжа), поэтому плата за его использование рассчитывается по ставке 0,8 % кадастровой стоимости, определенной в постановлении муниципалитета.

Апелляционный суд добавил, что, поскольку кадастровая стоимость участка составляла 1 руб., это фактически свидетельствовало об ее отсутствии. Следовательно, при расчете арендной платы применяется нормативная цена земли. В силу же отсутствия последней необходимо применять нормативную цену, которая не должна превышать 75% рыночной цены участка, что составляет 7,7 млн руб. При этом истцом пропущен срок исковой давности в части требования о взыскании неосновательного обогащения за период с 1 февраля 2012 г. до 30 мая 2015 г.

В дальнейшем суд кассационной инстанции изменил постановление апелляции и взыскал с ответчика в пользу арендатора 603 тыс. руб. неосновательного обогащения. В остальной части судебный акт был оставлен без изменения. Таким образом, кассация сочла, что апелляция неправильно определила размер неосновательного обогащения, поскольку истец в спорный период обязан был вносить плату за пользование участком в виде земельного налога.

ВС вернул дело на новое рассмотрение

В кассационной жалобе в Верховный Суд администрация муниципалитета оспорила решения апелляции и кассации как незаконные, а Судебная коллегия по экономическим спорам ВС согласилась с ее доводами.

Экономколлегия пояснила, что спорный договор аренды был заключен на основании заявления общества о переоформлении права постоянного (бессрочного) пользования публичным земельным участком, расположенным частично в границах береговой полосы водного объекта общего пользования, на право аренды. При этом в собственности общества имелся расположенный в границах участка объект недвижимости (гидротехническое сооружение).

Верховный Суд подчеркнул, что участки в пределах береговой полосы могут быть предоставлены в аренду при соблюдении установленных законодательством условий, в соответствии с целевым назначением и разрешенным использованием. При этом должен обеспечиваться свободный доступ граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе. «При таком положении является ошибочным вывод судов о недействительности договора аренды земельного участка, заключенного в порядке переоформления права постоянного (бессрочного) пользования, и тем более неверны выводы суда округа о сохранении за обществом вещного права постоянного (бессрочного) пользования и необходимости платить за пользование участком в размере земельного налога. Поскольку оснований для признания договора аренды указанного земельного участка недействительным не имеется, данный договор является действующим, общество должно платить за пользование публичным участком не земельный налог, а арендную плату», – отмечается в определении.

Как пояснил ВС, спорный договор аренды не был заключен по итогам торгов, поэтому арендная плата является регулируемой. С учетом принятого судом первой инстанции заявления ответчика о применении срока исковой давности за период до 30 мая 2015 г. необходимо установить, в каком размере подлежала внесению арендная плата за период с 31 мая 2015 г. по 30 июня 2018 г. в соответствии с нормативными правовыми актами публичного образования, в собственности которого находится участок. При этом, если размер арендной платы, установленный соответствующим публичным органом, будет меньше предельной ставки, установленной федеральным законом, применяются ставки, установленные публичным органом.

«Судами установлено, что спорный земельный участок находится в собственности муниципального образования "Город-курорт Геленджик". В спорный период арендная плата за земли этого образования подлежала расчету по правилам, установленным постановлением Администрации № 1126. Между тем в материалах дела отсутствуют как надлежащий расчет арендной платы, подлежавшей внесению обществом в спорный период с 31 мая 2015 г. по 30 июня 2018 г. (с учетом заявления ответчика о применении срока исковой давности за период до 30 мая 2015 г.) исходя из положений постановления Администрации № 1126, вида разрешенного использования участка, ограничения его в обороте, так и расчет арендной платы, фактически внесенной обществом именно в этот период, что не позволяет определить наличие либо отсутствие на стороне муниципального образования неосновательного обогащения в виде излишне внесенной истцом арендной платы», – заключил ВС, отменяя акты нижестоящих судов и возвращая дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Эксперты прокомментировали выводы Суда

Ведущий юрист Содружества земельных юристов Марина Строкань в комментарии «АГ» пояснила, что особенности использования земельных участков, расположенных в границах береговой полосы водных объектов, обусловлены особым правовым статусом таких земель – береговая полоса предназначена для общего пользования, кроме того, ведение хозяйственной деятельности в границах водоохранных зон допускается с ограничениями. «Договор аренды участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности и расположенного в границах береговой полосы водного объекта общего пользования, заключается при условии обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе», – отметила она.

При этом, добавила эксперт, п. 4 ст. 39.8 ЗК не устанавливает запрет на передачу в аренду земельного участка, расположенного в границах береговой полосы водного объекта общего пользования, а лишь определяет условие, при котором аренда становится возможной. «В этой логике Верховный Суд неоднократно рассматривал вопрос о признании недействительными договоров аренды земельных участков в границах береговой полосы, указав на невозможность признания договора ничтожной сделкой с формальным обоснованием требования ст. 39.8 ЗК. В рассматриваемом деле Экономколлегия в очередной раз указала судам на необходимость оценки обстоятельств конкретного спора, правильного применения нормы ст. 39.8 ЗК с учетом существа спора, а не формального предписания нормы», – пояснила Марина Строкань.

По мнению эксперта, такая позиция представляется логичной, поскольку само по себе невключение условия об обеспечении свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования в договор не означает намерения арендатора ограничивать доступ и иным образом препятствовать реализации прав граждан. Кроме того, отсутствие такого условия в договоре не освобождает арендатора от необходимости соблюдать установленные требования. «В каждом конкретном случае судам следует оценивать доказательства реального несоблюдения арендатором условия обеспечения доступа к водному объекту, а также устанавливать факт нарушения положений водного и земельного законодательства в этой части», – подытожила она.

Младший юрист практики «Транспорт. Инфраструктура. ГЧП» АБ «Инфралекс» Константин Краулин отметил, что правовая позиция ВС, изложенная в определении, не нова. «Верховный Суд не раз обращал внимание, что невключение условия об обеспечении свободного доступа граждан к водному объекту и береговой полосе в договор аренды такого участка само по себе не является основанием для признания его недействительным и не освобождает арендатора от необходимости соблюдать требования закона (см. определения от 25 августа 2020 г. № 308-ЭС20-10727 по делу № А32-46606/2018 и от 7 августа 2019 г. № 308-ЭС19-12241 по делу № А32-42289/2017)», – пояснил он.

Эксперт добавил, что такую позицию ранее высказывал и Научно-консультативный совет при АС Уральского округа (см. п. 13 Рекомендаций по вопросам, возникающим при рассмотрении споров из земельных правоотношений, от 18–19 октября 2018 г. № 2/2018).

«В рассматриваемом деле ВС исходит из того, что ни Земельный, ни Водный кодексы не запрещают сдавать в аренду земельные участки, расположенные в границах береговой полосы, хотя и устанавливают ограничения их использования (см. определения от 29 января 2019 г. № 307-ЭС18-23804 по делу № А56-36040/2017 и от 6 декабря 2016 г. № 306-ЭС16-15938 по делу № А65-18989/2015), – пояснил эксперт. – Примечательно, что Пятнадцатый апелляционный суд уже сделал "работу над ошибками" и в этом году отклоняет требования о признании таких договоров аренды недействительными со ссылкой на позицию Экономколлегии ВС (см. постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2021 г. № 15АП-1455/2021 по делу № А32-6032/2020 и от 3 марта 2021 г. № 15АП-22202/2020 по делу № А32-34431/2020). Такое толкование представляется верным, так как положения законодательства действуют независимо от их наличия в условиях договора, а невключение нормативных ограничений в договор не отменяет их действие, равно как и не свидетельствует о недействительности договора», – резюмировал Константин Краулин.

Адвокат, советник практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Михаил Гусев добавил, что ранее Верховный Суд, отказывая в передаче аналогичной кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании Экономколлегии, высказал иную (отличную от позиции, отраженной в рассматриваемом определении) точку зрения по вопросу порядка определения размера арендной платы (Определение от 10 февраля 2021 г. № 307-ЭС20-22845 по делу № А56-114242/2019). «Так, в ситуации, когда требовалось установить размер арендной платы за участок, часть которого находится в границах прибрежной зоны водного объекта, Суд указал, что в силу п. 8 ст. 27 ЗК такой участок не подлежит приватизации, в связи с чем пришел к выводу, что размер арендной платы за его использование не может превышать размер земельного налога, рассчитанный в установленном порядке», – подчеркнул он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика