×

ВС указал, какие ошибки и нарушения могут стать основаниями для прекращения полномочий судей

Опубликован Обзор судебной практики по рассмотрению административных дел о привлечении к дисциплинарной ответственности судей в 2017–2018 гг. и первом полугодии 2019 г.
Эксперты «АГ» прокомментировали как сам документ, так и наиболее интересные дела, вошедшие в обзор. По мнению двоих из них, адвокатское сообщество должно как можно чаще писать о допускаемых судьями процессуальных нарушениях, не оставлять без внимания ни один их проступок, который существенно умаляет значимость судебного процесса. Советник ФПА Сергей Насонов отметил, что опубликованный документ – иллюстрация работы органов судейского сообщества и важнейшая гарантия открытости процедур привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

Верховный Суд опубликовал Обзор судебной практики по рассмотрению административных дел о привлечении к дисциплинарной ответственности судей в 2017–2018 гг. и первом полугодии 2019 г. (утв. Президиумом ВС РФ 18 декабря 2019 г.), в который вошло 21 дело, рассмотренное Дисциплинарной коллегией Суда.

В пяти случаях ВС выявил незаконность досрочного прекращения судейских полномочий за совершение дисциплинарных проступков

В первом случае судья И. вынес решение об удовлетворении иска и о признании за К. права собственности на реконструируемый комплекс по хранению нефтепродуктов, расположенный в г. Тольятти. Впоследствии апелляция отменила решение судьи и отказала К. в удовлетворении иска. По делу было вынесено частное определение, в котором указывалось на грубые нарушения закона со стороны судьи.

Дисциплинарная коллегия подчеркнула, что судья не может быть привлечен к такой мере ответственности за судебную ошибку, если только неправосудность судебного акта не явилась результатом поведения судьи, по своему характеру несовместимого с его должностью. Досрочное прекращение полномочий судьи должно осуществляться на основе принципа соразмерности, т.е. баланса независимости судьи и его неприкосновенности, с одной стороны, и ответственности судебной власти перед обществом – с другой. «Неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания», – отмечено в обзоре.

По мнению председателя МКА «Паритет» Ерлана Назарова, в рассматриваемом деле судье И. прекратили полномочия по представлению председателя Самарского областного суда фактически за то, что он удовлетворил иск некоего гражданина к мэрии г. Тольятти. «Решение судьи было отменено апелляционной инстанцией, а по делу принято новое решение, которым было отказано в иске. Так и напрашиваются фантазии, что судья пострадал за то, что пошел против власти или отказался выполнить рекомендации старших товарищей о том, как следовало разрешить спор», – отметил эксперт.

В свою очередь судья в отставке Татьяна Пирожкова назвала интересным вывод о невозможности привлечения к дисциплинарной ответственности судьи за судебную ошибку, явившуюся следствием судейского усмотрения.

Во втором деле квалификационная коллегия судей Ставропольского края ссылалась на неоднократные нарушения судьей С. процессуального законодательства, его пренебрежительное отношение к организации процесса судопроизводства, а также к процессуальным правам участников судебного разбирательства.

Как пояснил ВС, ординарные неумышленные судебные ошибки, не дискредитирующие допустивших их лиц (которые возникают в рамках судейского усмотрения в ходе разрешения конкретного дела при оценке доказательств, толковании и применении правовых норм и подлежат исправлению вышестоящими инстанциями), не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для дисциплинарного взыскания.

При этом досрочное прекращение полномочий судьи может иметь место в двух случаях. Во-первых, когда исчерпаны все иные средства воздействия на него, направленные на предупреждение дальнейших нарушений с его стороны. Во-вторых, когда допущенное судьей нарушение подрывает доверие к судебной власти и не дает оснований рассчитывать на добросовестное и профессиональное выполнение им судейских обязанностей в будущем.

В третьем деле мировому судье Ш. из Республики Дагестан досрочно прекратили полномочия из-за того, что он ударил по лицу участника дорожного движения П., который нецензурно оскорбил его и нелицеприятно выразился о его матери. Дисциплинарная коллегия ВС РФ сочла, что решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении 6 месяцев со дня его выявления (за исключением периода временной нетрудоспособности, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки) и по истечении двух лет со дня совершения проступка.

Из четвертого случая следовало, что при принятии решения квалификационная коллегия судей не исследовала и не обсуждала вопрос о сроках привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. В пятом деле судья была привлечена к ответственности с нарушением шестимесячного срока, предусмотренного п. 6 ст. 12.1 Закона о статусе судей в РФ.

***

В остальных 16 случаях Дисциплинарная коллегия Верховного Суда сочла, что досрочное прекращение судейских полномочий было оправданным.

Грубые, систематические нарушения норм процессуального законодательства

В первом случае указано, что судья М., обладая низким уровнем профессиональной квалификации, неудовлетворительно готовился к рассмотрению судебных дел и организации судебных процессов, допускал волокиту при рассмотрении дел, недостойно вел себя при рассмотрении уголовного дела и заснул на одном из заседаний по уголовному делу, что стало причиной отмены приговора в апелляции.

«На память сразу пришла булгаковская цитата: “Но, позвольте, как же он служил в очистке?”. Напрашивается вопрос, кто же такому гражданину дал рекомендацию в судьи, как он с таким “багажом” знаний в принципе сдал квалификационные экзамены и получил судейское удостоверение? И почему раньше его не освободили от явно неподъемного для него бремени осуществления правосудия, коль видели, что он так слаб в познаниях закона?» – задался вопросами Ерлан Назаров.

Во втором деле мировой судья Б. небрежно и неполно заполняла статистические данные о делах, что привело к завышению учетных дел по сравнению с поступившими и рассмотренными делами, а также к невозможности автоматического составления необходимой отчетности. В результате отсутствия организации работы на судебном участке за два года сменилось 24 сотрудника аппарата мирового судьи. Б. не устранила выявленные недостатки в своей работе, и при этом после очередного отпуска она без согласования с председателем районного суда ушла в полугодовой отпуск по уходу за племянницей, у которой имеется мать.

Согласно третьему случаю дисциплинарный проступок судьи выразился в грубых нарушениях норм процессуального права при производстве по делам об административных правонарушениях, нарушении процессуальных сроков и волоките, что повлекло ущемление прав и законных интересов граждан и юридических лиц и умаление авторитета судебной власти. На день проведения проверки было выявлено, что по 69 делам не сформированы производства, 86 дел об административных правонарушениях находились без движения, кроме того, в информационную базу суда вносились недостоверные сведения о рассмотренных делах.

В четвертом деле судья Г. своевременно не изготавливал судебные акты и не направлял их копии участникам процессов, не сдал в канцелярию суда 42 гражданских и административных дела. В суде также отсутствовало 14 дел, из которых 11 дел в течение дня были возвращены в суд бывшим секретарем судебного заседания, а 3 дела, которые значились рассмотренными, так и не были представлены Г. без каких-либо объяснений. В 25 гражданских делах определения о принятии дел к производству и о подготовке к судебному разбирательству не были подписаны судьей, определения о назначении судебного заседания и протоколы последних отсутствовали либо также не были подписаны. Судья также не озаботился своевременной публикацией на интернет-сайте суда вступивших в законную силу судебных актов.

Кроме того, отмечалось, что уголовное дело в отношении П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ, было направлено в кассационную инстанцию спустя пять месяцев после его рассмотрения. Впоследствии приговор был отменен как незаконный, уголовное дело возвращено в городской суд. Ранее в отношении судьи Г. было вынесено частное определение о грубом нарушении прав осужденного и государственного обвинителя на обжалование приговора.

В пятом деле дисциплинарный проступок судьи выразился в грубом нарушении уголовного и уголовно-процессуального законов при принятии незаконного решения об условно-досрочном освобождении К., осужденного за тяжкие преступления. Для этого осужденный был этапирован в СИЗО, расположенное на территории, на которую распространяется юрисдикция Центрального районного суда г. Волгограда, с целью создания видимости законности рассмотрения дела о его УДО. При этом он не был свидетелем по уголовному делу и не значился в списке лиц, подлежащих вызову в суд, в рамках уголовного дела, в ходе которого произошло его этапирование.

Ерлан Назаров отметил, что рассматриваемая ситуация откровенно отдает «коррупционным душком». «Полагаю, что бывший судья легко отделался, хотя ему хватило наглости обжаловать вердикт своих коллег по цеху», – отметил он.

В шестом и седьмом случаях судьи, в частности, не сдали в канцелярию суда несколько сотен рассмотренных ими дел за несколько лет и допустили различные нарушения по их оформлению и направлению по подсудности или возврату в административные органы.

Татьяна Пирожкова согласилась с выводами ВС, что досрочное прекращение полномочий судьи может быть применен при выявлении систематических нарушений требований процессуального законодательства, повлекших ущемление прав и законных интересов участников судопроизводства, подрыв доверия граждан к правосудию, умаление авторитета судебной власти. «При этом действия судьи по своему характеру должны быть виновными и существенными, а пренебрежительное отношение к соблюдению требований закона и норм судейской этики не должно давать оснований рассчитывать на добросовестное выполнение им обязанностей судьи в будущем», – отметила она.

Фальсификация судебных решений

Как следует из восьмого случая, судье были досрочно прекращены полномочия из-за фальсификации приговора, в который она внесла изменения в части назначения наказания после его провозглашения.

В следующем случае содержание оглашенного судьей Т. текста приговора в отношении К. существенно отличалось от имеющегося в деле приговора и его копий, врученных сторонам. Расхождения между оглашенным приговором и содержащимся в материалах уголовного дела приговором в отношении К. составили более 800 слов и знаков препинания. Кроме того, не оглашались, но были внесены в приговор более 200 слов. Кроме того, судья допустила нарушения, связанные с вопросами обращения приговоров к исполнению, в отношении 8 осужденных.

В десятом деле судья, выйдя из совещательной комнаты, провозгласила «неизвестный по форме и содержанию вариант документа» в силу отсутствия приговора, который бы соответствовал требованиям УПК РФ и был бы провозглашен с соблюдением положений ч. 1 ст. 310 Кодекса. В итоге приговор был отменен, и уголовное дело направили на новое судебное разбирательство.

Постановление решения по делу без проведения судебного заседания в соответствии с требованиями ГПК

В одиннадцатом случае судья Д. к началу судебного заседания по гражданскому делу в здание суда не прибыл, судебное заседание не проводил. Позднее он изготовил судебное решение по вышеуказанному делу и распорядился об изготовлении протокола судебного заседания. В этих документах указывалось о проведении судебного заседания в назначенное время и вынесении по нему решения.

Исходя из двенадцатого случая, дисциплинарный проступок судьи В. выразился в систематическом нарушении инструкции по делопроизводству, рассмотрении гражданских дел с нарушением родовой и территориальной подсудности, фальсификации решений и других процессуальных документов без фактического рассмотрения дел, так как в это время он находился за пределами РФ.

Нарушение тайны совещания судей

Как следует из следующего дела, судья Д., находясь в совещательной комнате по уголовному делу, нарушил тайну совещания, убыл на поезде в другой регион, при этом он высказывал свое мнение по делу третьим лицам. В дальнейшем апелляция отменила приговор в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона. Таким образом, уголовное дело, которое находилось в производстве суда более полутора года, было направлено на новое судебное разбирательство иным составом суда.

Недопустимое поведение судьи

В четырнадцатом случае полицейский патруль прибыл в гараж по жалобе граждан на доносящийся из него шум. Находящийся в нем, в частности, судья Б. отреагировал на приезд сотрудников правоохранительных органов грубой нецензурной бранью. Кроме того, он стал размахивать руками и ногами, оскорблять полицейских, на замечания не реагировал и отказался предъявлять документы. К Б. были применены специальные средства, его доставили в отдел полиции, где он не прекратил свои противоправные действия и на протяжении двух часов отказывался предъявлять документ, удостоверяющий личность. Находясь в фойе отдела полиции, Б. нанес удар головой старшему участковому в область лба, после чего нанес другому полицейскому несколько ударов ногой в область туловища. Сотрудниками полиции были составлены рапорты о нанесении им телесных повреждений.

Очевидное неправомерное принятие к производству суда общей юрисдикции корпоративного спора, относящегося к ведению арбитражного суда

Согласно пятнадцатому делу досрочное прекращение полномочий судьи было обоснованным вследствие принятия ею к производству суда общей юрисдикции корпоративного спора, подсудного арбитражным судам, и применения несоразмерных мер обеспечения иска, которое привело к вмешательству суда в хозяйственную деятельность коммерческого предприятия.

Судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности

В шестнадцатом случае указано, что после заслушивания последнего слова подсудимых судья М. удалилась в совещательную комнату для постановления приговора. На следующий день М. без уважительной причины на работу не вышла, совершив прогул. Кроме того, в этот же день судья, управляя автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, совершила ДТП, в результате которого столкнулись и получили повреждения пять машин.

Общая оценка обзора ВС экспертами «АГ»

Профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин отметил, что обзор удивляет обилием оценочных понятий, которые используются на вершине судебной пирамиды при определении судьбы коллег, лишенных статуса.

«Чего стоят, например, рассуждения про “неумышленные судебные ошибки ординарного характера”, которые вообще-то не дискредитируют “априори лиц, их допустивших”, но только “если судья действовал в рамках судейского усмотрения и не допустил грубого нарушения при применении норм… права”! При этом для участи проштрафившегося судьи важно еще, чтобы “судебная ошибка была своевременно исправлена вышестоящей судебной инстанцией”. “Каучуковые” определения – причина зыбкости правового положения судей, залог всевластия бюрократии, угроза независимости и несменяемости служителей Фемиды», – убежден он.

По мнению эксперта, из пяти вынесенных в пользу судей решений два постановлены по формальным основаниям – из-за истечения срока привлечения к дисциплинарной ответственности (в том числе – и по делу дагестанского мирового судьи, ударившего по лицу оскорбившего его водителя). «Обзор – это российская энциклопедия судейских проступков: от волокиты до впадения в сон в ходе заседания, от принятия к своему производству неподсудных данному суду дел до фальсификации приговоров. Конвейерное судопроизводство и загруженность судей сверх терпимого предела порождают канцелярское отношение к правосудию: кажутся пустяками исправление приговора после его провозглашения (даже изменение объявленного наказания), публичное “чтение” не написанного своевременно приговора, вынесение решений без судебного разбирательства. Понятно, что выявленные проступки – верхушка айсберга, подавляющее большинство их латентны. Рискну предположить, что на такие “шалости” смотрят сквозь пальцы, поощряя быстроту “отписывания” дел», – полагает Сергей Пашин.

Он добавил, что изрядная доля претензий к судьям, чьи полномочия прекратили, сводится к «бумажным», организационным упущениям, когда рассмотренные дела не были вовремя сданы в канцелярию, неверно оформлялись статистические карточки, решения не выкладывались на сайте суда. «Порочащие судей неслужебные проступки, упомянутые в обзоре, связаны в основном с нетрезвым вождением автомобиля, нецензурной бранью и рукоприкладством на дорогах, столкновениями с полицией. В сущности, речь идет о бескультурии судей и их презрении к праву. Вопрос о степени распространенности данных качеств в судейском корпусе ждет своего исследователя; пока же люди полагаются на собственные далеко не отрадные впечатления от взаимодействия с конкретными судьями», – подчеркнул эксперт.

Сергей Пашин отметил, что квалификационные коллегии судей и Дисциплинарная коллегия ВС РФ не устанавливают процессуальные нарушения, не отмеченные в актах апелляционной и кассационной инстанций. «Эта позиция была занята КС РФ еще в 2008 г. и повернула в правильную сторону практику дисциплинарного преследования судей. Однако сегодня ВС РФ, как видно из обзора, охотно придает преюдициальное значение не только судебным решениям, но также и актам исполнительной власти, вплоть до постановления о прекращении административного производства. Плохо юстиции, когда попрекать ее может администрация», – считает он.

Эксперт резюмировал, что обзор отражает противоречивое положение отечественного судьи: независимость и свобода внутреннего убеждения – на бумаге, подвластность начальству и шаткость положения – в действительности. «Грядущие поправки к Конституции РФ, фактически позволяющие администрации президента развязывать дисциплинарное преследование высших судей, усугубят ситуацию. Поэтому к обзору стоит относиться не только как к документу, настраивающему текущую практику, но и как к историческому свидетельству», – подытожил Сергей Пашин.

Ерлан Назаров убежден, что преданный гласности обобщенный анализ дисциплинарной практики, касающейся рассмотрения жалоб судей, в отношении которых были приняты решения о досрочном прекращении полномочий в качестве меры взыскания за допущенные проступки, имеет важное профилактическое значение как для представителей судейского сообщества, так и для общественности, граждан и участников судопроизводства. «Одних он предостерегает от совершения аналогичных нарушений под угрозой лишения мантии, напоминая о высоких требованиях, предъявляемых к статусу судьи, степени ответственности и необходимости блюсти авторитет судебной власти. Другим показывает, что и среди судей нет “неприкасаемых”, рычаги дисциплинарного воздействия активно используются против нерадивых служителей Фемиды, провинившиеся призываются к строгому ответу. Такая открытость высшей судебной инстанции представляется крайне полезной и актуальной», – отметил он.

Адвокат считает, что нарушения, которые стали предметом рассмотрения квалификационных коллегий с принятием мер воздействия в отношении судей, – это лишь вершина айсберга. «Не секрет, что не всякий участник процесса, не каждый адвокат захочет ссориться с “системой” и возьмет на себя смелость подать жалобу на какого-нибудь зарвавшегося судью, который нарушает Кодекс судейской этики, грубо и пренебрежительно ведет себя по отношению к участникам процесса, демонстративно нарушает права сторон и т.д.», – отметил Ерлан Назаров.

Он подчеркнул, что адвокаты также могут активно участвовать в формировании дисциплинарной практики в отношении судей, грубо попирающих закон и права участников судопроизводства, принимающих решения, мало что общего имеющие с отправлением правосудия, допускающих чванство, высокомерие и пренебрежительное отношение к сторонам. «Такое право нам предоставляет вышеназванный закон, и следует им пользоваться в интересах обеспечения правосудия и поддержания авторитета судебной власти», – подытожил эксперт.

Адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко отметил, что обзор скорее подтвердил ранее известные причины наложения дисциплинарного взыскания. «В нем прослеживаются несколько поводов для наложения взыскания. Самый часто встречающийся – это пресловутая судебная волокита, которая выражается в невынесении постановлений по делам, в невозобновлении дел после получения судом экспертиз, несдаче дел в архив, в нахождении направленных по подсудности дел в кабинетах судей. Верховный Суд считает, что волокита дискредитирует судебную систему РФ. Однако, я думаю, все адвокаты не понаслышке знают, что в действительности дискредитирует судебную систему: это непринятие судом доказательств от защиты, его участие на чьей-либо стороне советами и указаниями, укрывательство апелляционными и кассационными инстанциями заведомо ложных и необоснованных приговоров», – полагает эксперт.

Он добавил, что, как видно из обзора, за эти нарушения может быть наложено взыскание, только если последующие суды отменили решение нижестоящего суда. «Привлечение к дисциплинарной ответственности судьи возможно до истечения 6-месячного срока с момента выявления проступка, если принять во внимание требуемое условие (отмену судебного акта вышестоящим судом), перспектива привлечения к ответственности крайне сомнительна, поскольку дела в вышестоящих инстанциях рассматриваются с превышением этого срока, по крайней мере, в Москве», – отметил Евгений Москаленко.

Эксперт добавил, что он не видит тенденции к изменению отношения внутри судейской корпорации к самим себе. «Из этого обзора адвокатское сообщество может сделать только один верный вывод: писать о допускаемых судьями процессуальных нарушениях как можно чаще, не оставлять без внимания ни один их проступок, который существенно умаляет значимость судебного процесса», – заключил адвокат.

Представитель ФПА прокомментировал выводы Дисциплинарной коллегии ВС

Советник ФПА Сергей Насонов полагает, что опубликованный обзор – иллюстрация работы органов судейского сообщества и важнейшая гарантия открытости процедур привлечения судей к дисциплинарной ответственности, что, в свою очередь, обеспечивает независимость самих судей от необоснованного привлечения к ответственности.

«В обзоре приводятся примеры отмены решений о привлечении судей к дисциплинарной ответственности в виде прекращения полномочий за допущенную ошибку при рассмотрении дела. Следует согласиться с тем, что судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи за судебную ошибку, если только неправосудность судебного акта не явилась результатом такого поведения судьи, которое по своему характеру несовместимо с занимаемой им должностью. Если судом соблюдены все процедуры судоговорения и этические нормы, не нарушены права сторон, но в ходе установления фактической стороны рассматриваемого дела или применения норм права неумышленно допущено ошибочное оценочное суждение, это должно влечь только одно последствие – отмену данного решения вышестоящим судом. Установление персональной дисциплинарной ответственности судей за допущенную неумышленную судебную ошибку (при изложенных выше условиях), о чем иногда говорят, как о панацее от системных нарушений закона, на наш взгляд, не только не станет такой панацеей, но приведет к тотальной утрате судейской независимости», – уверен он.

Сергей Насонов также согласился с позициями Дисциплинарной коллегии в случаях отмены решений о привлечении судей к дисциплинарной ответственности, вынесенных с нарушением закона (например, пропуском сроков и т.д.). «Очевидно, что подобные решения должны приниматься со строжайшим соблюдением всех условий, предусмотренных законом, поскольку это гарантирует независимость и неприкосновенность судьи», – отметил он.

По его мнению, вместе с тем заслуживает одобрения жесткая реакция квалификационных коллегий судей и Дисциплинарной коллегии ВС РФ на случаи грубого неоднократного нарушения судьями норм этики, прав сторон при рассмотрении дел, намеренного игнорирования норм закона. «В подобных случаях, описанных в обзоре, решения о досрочном прекращении полномочий судьи были признаны законными. Перечень подобных случаев, отраженный в обзоре, свидетельствует о системных проблемах в отправлении правосудия в России. Представляется, что их решение – задача не только органов судейского сообщества, но и законодателя», – подытожил Сергей Насонов.

Рассказать: