×

ВС защитил право граждан на частичный возврат страховой премии при досрочном погашении автокредита

Суд счел ошибочным вывод апелляции о неприменении к случаю досрочного погашения автокредита гражданином положений п. 1 ст. 958 ГК РФ, предусматривающего досрочное прекращение договора страхования
По мнению одного эксперта «АГ», правовая позиция Верховного Суда соответствует справедливому распределению обязательств сторон по отношению друг к другу и устраняет возможность разного толкования условий договора страхования, заключаемого в связи с выдачей потребительского кредита. Другой полагает, что в рассматриваемом деле ВС РФ отошел от формализма и указал на диспозитивный характер ст. 958 ГК РФ, а также напомнил судам о том, как следует толковать условия договора с учетом соответствующих разъяснений Пленума ВС.

3 марта Верховный Суд РФ вынес Определение № 78-КГ19-7 по спору о взыскании со страховой компании ее клиентом части уплаченной им страховой премии в связи с досрочным погашением автокредита.

В июле 2017 г. ПАО «Банк ВТБ 24» предоставило Сергею Выборову на 3 года кредит на приобретение автомобиля в размере 1,1 млн руб. под 8% годовых. В этот же день гражданин застраховал свои обязательства по кредитному договору в ООО СК «ВТБ Страхование» в рамках программы «Защита заемщика автокредита» на сумму в 1 млн руб., а страховая премия по договору страхования составила 127 тыс. руб.

В мае 2018 г. Сергей Выборов досрочно погасил задолженность перед банком, что подтверждалось справкой кредитной организации. Спустя месяц гражданин направил страховщику претензию, требуя частичного возврата страховой премии в размере 92 тыс. руб. пропорционально сроку, на который договор страхования досрочно был прекращен. Поскольку страховая компания отказалась выполнять претензию клиента, он обратился в суд.

Первая инстанция отказала в удовлетворении иска под предлогом того, что часть страховой премии может быть возвращена страхователю при его отказе от договора страхования, который должен содержать соответствующие условия. Как пояснил суд, спорный договор предусматривает возможность отказа страхователя от договора с условием возврата страховой премии только в течение 5 рабочих дней с даты его заключения, а отказ истца от него произошел уже за пределами этого срока. Суд также счел, что досрочное погашение кредита не является основанием для прекращения договора страхования, поскольку его условиями это не предусмотрено.

Решение суда устояло в апелляции, которая добавила, что досрочное погашение кредита по условиям договора страхования не прекращает существование страхового риска и возможности наступления страхового случая. Апелляционный суд также отметил, что обязательство страховщика по выплате страхового возмещения действует до даты полного погашения кредита и применяется только при наступлении страхового случая, однако такой случай (смерть, инвалидность, критическое заболевание) по настоящему делу не наступил. Кроме того, вторая инстанция сочла, что положения п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса к спорным правоотношениям не применяются, поскольку эта норма прямо не предусматривает в качестве основания досрочного прекращения договора страхования досрочное погашение кредита.

Сергей Выборов обжаловал судебные акты в Верховный Суд, судья которого отказал в приеме его кассационной жалобы. Впоследствии заместитель председателя ВС вынес определение о передаче дела для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам.

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция напомнила, что страховой случай, в отличие от событий, не являющихся таковым, должен быть предусмотрен договором страхования и порождать обязанность страховщика произвести страховое возмещение. Соответственно, событие, не влекущее обязанность страховщика произвести страховое возмещение, не является страховым случаем.

Верховный Суд пояснил, что перечень указанных в п. 1 ст. 958 ГК РФ обстоятельств, влекущих досрочное прекращение договора страхования, не является исчерпывающим. В частности, если по условиям договора страхования интересов заемщика после погашения кредита страховое возмещение не подлежит выплате по причине отсутствия долга, с которым связан размер страхового возмещения, то досрочное полное погашение кредита прекращает возможность наступления страхового случая, так как любое событие (в том числе и формально предусмотренное таким договором) не повлечет обязанность страховщика осуществить страховое возмещение.

«Договор страхования в таком случае прекращается досрочно в силу закона, в связи с чем является ошибочным довод суда первой инстанции в обоснование отказа в иске о том, что досрочное прекращение заключенного сторонами договора страхования условиями этого договора не предусмотрено. Ошибочным является и указание суда апелляционной инстанции о неприменении к спорным правоотношениям положений п. 1 ст. 958 ГК РФ со ссылкой на то, что досрочное погашение кредита как основание досрочного прекращения договора страхования в этой норме прямо не указано», – отмечено в определении.

Читайте также
ВС разъяснил толкование условий договора
Пленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров
25 Декабря 2018 Новости

ВС также не согласился с выводом апелляции о том, что по условиям договора страхования возможность наступления страхового случая при досрочном погашении кредита не прекратилась. Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49 Суд пояснил, что буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями, а также его смыслом и целями. При этом толкование договора не должно приводить к такому пониманию его условий, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду. При неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон иным образом толкование условий договора осуществляется, в частности, в пользу контрагента страховщика, который подготовил проект договора либо предложил формулировку соответствующего условия (абз. 2 ст. 431 ГК РФ).

«Из установленных судом обстоятельств дела следует, что договор страхования в данном случае заключался в связи с кредитным договором и имеет прямые отсылки на условия договора кредита. Истец является как потребителем банковской услуги кредита, так и услуги страхования, предоставляемой ответчиком. При этом ответчик является лицом, профессионально осуществляющим деятельность в сфере страхования, разработавшим и утвердившим условия страхования по программе “Защита заёмщика автокредита”, заполнившим и выдавшим истцу полис страхования. Данные обстоятельства судом апелляционной инстанции учтены не были», – отметил ВС.

Он добавил, что суд апелляционной инстанции, ссылаясь на то, что по условиям договора страхования досрочное погашение кредита не прекращает возможность страховой выплаты, не указал, какая страховая сумма предусмотрена условиями договора на этот случай, позволяет ли договор ее определить и соответствует ли это волеизъявлению сторон и цели договора при его заключении. Согласно п. 3 полиса страхования, выданного истцу, начиная со второго месяца страхования страховая сумма устанавливается равной 110% задолженности страхователя по кредитному договору в соответствии с первоначальным графиком платежей, за исключением процента за пользование кредитом и штрафных санкций за просрочку платежа, но не более первоначальной страховой суммы.

По мнению Суда, если апелляция сочла, что в рассматриваемом случае имело место страхование финансового риска, то такое толкование является ошибочным. Из буквального содержания условий программы «Защита заемщика автокредита» следует, что после полного погашения кредита обязательства страховщика по выплате страхового возмещения не действуют. Таким образом, Верховный Суд отменил определение апелляции и вернул ей дело на новое рассмотрение.

Партнер MGP Lawyers Станислав Голотвин поддержал позицию ВС, отметив, что она соответствует справедливому распределению обязательств сторон по отношению друг к другу. «Данный спор вытекает из действия теории взаимосвязанных договоров, которые представляют собой два или более договора, заключенных раздельно с юридической точки зрения, но составляющих единое целое с экономической точки зрения по причинам единства объекта или цели. Доктрина связанных договоров позволяет отказываться от договора в связи с прекращением другого связанного с ним договора без негативных последствий», – пояснил он.

Эксперт заметил, что ранее ВС РФ уже высказывался по вопросу частичного возвращения страховой премии при досрочном погашении потребителем кредита. «Так, в Определении от 22 мая 2018 г. № 78-КГ18-18 Суд выразил позицию о том, что “досрочное исполнение кредитного договора является обстоятельством, приводящим к прерыванию отношений по защите имущественных интересов истицы, связанных с причинением вреда ее здоровью, а также с ее смертью в результате несчастного случая, что лишает всякого смысла страхование от несчастных случаев, по которому невозможна выплата страхового возмещения и, следовательно, приводит к досрочному прекращению договора страхования”. Прекращение по этому основанию договора страхования подпадает под п. 1 ст. 958 ГК РФ и позволяет вернуть страховую премию пропорционально времени страхования. Однако в Определении от 28 августа 2018 г. № 44-КГ18-8 ВС РФ в рамках рассмотрения схожего спора (отличия были только в том, что по условиям договора страховая сумма на весь срок действия кредитного договора была единой и не зависела от остатка по кредиту) высказал противоположную позицию», – отметил Станислав Голотвин.

Он добавил, что в рассматриваемом деле страховая сумма также не уменьшалась по мере выплата кредита. «Как указано в материалах дела, согласно п. 3 полиса страхования, выданного истцу, начиная со второго месяца страхования страховая сумма устанавливается равной 110% задолженности страхователя по кредитному договору в соответствии с первоначальным графиком платежей, за исключением процента за пользование кредитом и штрафных санкций за просрочку платежа, но не более первоначальной страховой суммы. Таким образом, ВС РФ устраняет возможность разного толкования условий договора страхования, заключаемого в связи с выдачей потребительского кредита», – подытожил эксперт.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев отметил, что потребители нередко сталкиваются с тем, что в банке вместе с кредитом предлагается оформление страхового полиса. По его мнению, в рассматриваемом случае Верховный Суд отошел от формализма и указал на диспозитивный характер ст. 958 ГК РФ, а также напомнил судам о том, как следует толковать условия договора с учетом уже имеющихся разъяснений Постановления Пленума ВС РФ № 49.

Эксперт полагает, что определение ВС будет служить в дальнейшем ориентиром для потребителей, которые совместно с банковским продуктом оформляют страховку и вправе рассчитывать на то, что в случае досрочного возврата кредита они могут правомерно требовать от страховой компании возврата части ранее уплаченной страховой премии. «Более того, потребитель в большинстве случаев не является профессиональным юристом и вправе рассчитывать на прозрачность и предсказуемость тех условий, на которые он соглашается. Странно, что в данной ситуации суды нижестоящих инстанций не учли сути сложившихся отношений в сфере страхования между потребителем, досрочно выплатившим кредит, и страховой компанией, а также примечательно и то, что кассационная жалоба была рассмотрена Верховным Судом только после вынесения соответствующего определения заместителем Председателя ВС РФ», – отметил Иван Хорев.

Рассказать: