×

Выявленное через несколько лет после покупки бесплодие кошки является нарушением прав потребителя

Суд согласился с доводами о том, что наличие у кошки врожденной, возникшей до передачи потребителю и не оговоренной сторонами патологии свидетельствует о несоответствии качества товара договору купли-продажи
Представитель истицы в комментарии «АГ» отметил, что основной их довод заключался в том, что заводчица в соответствии с условиями ДКП и положениями Закона о защите прав потребителей была обязана реализовать дорогостоящего котенка без каких-либо заболеваний и дефектов. Одна из экспертов обратила внимание, что по спорам о качестве товаров суды являются «заложниками экспертов», поскольку их решение зачастую отражает то, что указывает в заключении специалист. Другая посчитала, что определение судом рыночной стоимости «некачественной» кошки нарушает принцип свободы договора.

Северский районный суд Краснодарского края изготовил мотивированное решение от 7 декабря, в котором рассмотрел вопрос об уменьшении покупной цены породистой кошки из-за неспособности производить потомство, которая была выявлена спустя несколько лет после покупки.

Иск об уменьшении стоимости приобретенных котят

8 и 10 июня 2016 г. Алла Нечаенко приобрела у владелицы питомника кошек Ирины Назаровой по договорам купли-продажи двух котят породы каракет женского пола по кличкам Элизабет и Мишель, заплатив за них 1,5 млн руб. и 900 тыс. руб. соответственно. По условиям ДКП заводчица, являясь владелицей питомника, передала в собственность покупательнице кошек без врожденных пороков и заболеваний с правом их племенного использования.

Спустя несколько лет Алла Нечаенко выяснила, что у Элизабет имеется врожденная патология репродуктивной системы, приводящая к бесплодию, а у второй – «черепаховый» окрас, отсутствующий в предварительном стандарте данной породы, делающей ее племенным браком. Покупательница предложила заводчице вернуть ей часть стоимости кошек, но ее требование было оставлено без удовлетворения. В связи с этим Алла Нечаенко обратилась в суд с иском к Ирине Назаровой об уменьшении покупной цены кошек на 1 млн руб. и 750 тыс. руб. соответственно. Также она просила о признании части пунктов договоров недействительными, о компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб., а также о взыскании с продавца штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя.

24 октября 2021 г., в целях устранения противоречий о соответствии качества товара по договору от 8 июня 2016 г. была проведена судебная ветеринарная экспертиза, по итогам которой подтвердилось, что кошка по кличке Элизабет имеет врожденную патологию репродуктивной системы, приводящую к неспособности производить потомство.

Выслушав стороны, исследовав доказательства по делу, суд указал, что истица исполнила обязательства по договорам, уплатив стоимость товара, тогда как ответчица не выполнила свои обязательства по договору от 8 июня 2016 г. и нарушила ст. 469 ГК РФ и ст. 4 Закона о защите прав потребителей, передав покупательнице товар, качество которого не соответствует договору купли-продажи. Суд отметил, что заключение эксперта от 24 октября 2021 г. мотивировано, выполнено в соответствии с положениями Закона о государственной судебно-экспертной деятельности, в связи с чем принимается за основу при определении качества товара и оценивается наряду с другими доказательствами и обстоятельствами дела.

Суд подчеркнул, что наличие у кошки врожденной, возникшей до передачи потребителю и не оговоренной сторонами патологии свидетельствует о несоответствии качества товара ДКП. А согласно ст. 503 ГК РФ, ст. 18 Закона о защите прав потребителей и разъяснениям, данным в п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17, при отсутствии оснований для освобождения ответчика от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по договору истец вправе требовать соразмерного уменьшения покупной цены товара.

Читайте также
Верховный Суд обобщил судебную практику по делам о защите прав потребителей
Обзор включает 20 правовых позиций по гражданским спорам, большинство из которых связаны с договорами розничной купли-продажи товаров
23 Ноября 2021 Новости

Ссылаясь на не оспоренный сторонами отчет об оценке от 3 декабря 2021 г., суд указал, что средняя стоимость гибридной кошки породы каракет без племенных прав составляет 666 тыс. руб. В связи с этим суд отметил, что уменьшение покупной цены товара по договору от 8 июня 2016 г. составит 833 тыс. руб. (разница между покупной ценой товара с предполагаемыми истицей племенными правами и его средней стоимостью без них). Данная сумма в порядке уменьшения стоимости товара по договору, исходя из принципов соразмерности, в целях устранения допущенного нарушения подлежит взысканию с ответчицы, уточнил суд. Он добавил, что в ходе судебного рассмотрения не было указано на уважительность причин ненадлежащего исполнения обязательств ответчицей, а значит, не имеется оснований для освобождения ее от ответственности. В то же время злоупотребление истицей правом либо иная недобросовестность ее поведения в рамках отношений сторон не установлены, а наличие у истицы познаний в отношении товара не свидетельствует об ином, пояснил суд.

Принимая во внимание то, что в добровольном порядке требования истицы как потребителя в установленные ст. 22 Закона о защите прав потребителей сроки ответчицей не были удовлетворены, с учетом требований разумности суд посчитал определить размер подлежащей присуждению компенсации морального вреда с ответчицы в сумме 5 тыс. руб. Кроме того, суд добавил, что на основании ч. 6 ст. 13 закона взысканию с ответчицы за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя подлежит и штраф, который с учетом положений ст. 333 ГК РФ, оценки соразмерности заявленных требований и финансовых последствий сторон был уменьшен до 100 тыс. руб.

Суд отметил, что при заключении сторонами договоров ответчица, являясь владельцем питомника, официально зарегистрированного с 2013 г. в некоммерческой независимой международной ассоциации любителей кошек The International Cat Association, Inc., фактически осуществляла предпринимательскую деятельность в отсутствие до 23 июля 2020 г. регистрации в качестве предпринимателя. Таким образом, суд определил, что Ирина Назарова регулярно занималась разведением кошек и их реализацией за плату, что подтверждается открытыми интернет-источниками и ею самой не оспаривалось. На основании этого суд отклонил довод ответчицы о невозможности применения к спорным отношениям законодательства о защите прав потребителей ввиду отсутствия в указанный период соответствующей регистрации, исходя из разъяснений, данных в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 17.

Обращаясь к п. 5 и 6 ст.19 Закона о защите прав потребителей, суд указал, что не имеет правового значения и довод ответчицы о том, что она не может нести ответственность за качество товара в связи с истечением срока предъявления претензии о таковом. Суд разъяснил, что срок службы товара не установлен, его недостатки обнаружены в разумный срок и возникли при этом до передачи товара потребителю. Более того, специальных познаний в области ветеринарии, позволяющих определить состояние здоровья животного, истица не имела, в заключении эксперта при этом разъяснено об отсутствии методов (возможности) определения способности неполовозрелого животного к зачатию и производству потомства в будущем, добавил суд. Он также отклонил иные доводы ответчицы, указав, что они не имеют юридического значения и основаны на неверном толковании законодательства, исходя из оценки конкретных обстоятельств дела.

Разрешая требования в части об уменьшении покупной цены товара по ДКП от 10 июня 2016 г. (кошки по кличке Мишель) в связи с наличием у нее окраса, отсутствующего в предварительном стандарте породы, делающей ее, по мнению Аллы Нечаенко, племенным браком, суд исходил из того, что гибридная порода каракет является экспериментальной, не входит в число признанных, является «генерацией» гибрида и как порода не зарегистрирована, а окончательные варианты окрасов не установлены. Он посчитал недопустимым доказательством по делу представленное истицей заключение специалиста о племенном браке кошки, поскольку оно не содержит ссылок на соответствующие правила, на основании которых дано.

Читайте также
Верховный Суд разъяснил особенности расчета срока исковой давности
Суд указал, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к обязательному претензионному порядку, он также не течет с момента обращения за судебной защитой, если иск был принят к производству
21 Октября 2019 Новости

«Условий о качестве товара в указанной части договор не содержит, в связи с чем, как представляется, продавец передал покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется», – указано в решении. Таким образом, суд принял во внимание, что окрас кошки по кличке Мишель сторонами в ДКП от 10 июня 2016 г. также оговорен и до заключения договора товар покупательницей был осмотрен, принят ею без замечаний и претензий по исполнению ответчицей обязательств. В связи с этим, оценивая представленные доказательства, суд посчитал необходимым отказать в удовлетворении требований в указанной части.

При рассмотрении требований о признании части пунктов договоров недействительными как ничтожных суд исходил из того, что заявлены они лишь 14 апреля 2020 г., т.е. по истечении срока исковой давности, о пропуске которого заявлено ответчицей. Суд отметил, что не установлены обстоятельства, свидетельствующие о перерыве указанного срока, на уважительность причин его пропуска также не указано, а ходатайства о его восстановлении не заявлены. Так, оценивая доказательства по делу, исходя из данных разъяснений в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43, суд посчитал необходимым в удовлетворении заявленных истицей требований в указанной части отказать.

Таким образом, суд частично удовлетворил исковое заявление Аллы Нечаенко к Ирине Назаровой об уменьшении покупной цены товара (бесплодной кошки), признании в связи с этим части ДКП недействительной и компенсации морального вреда, взыскав с ответчицы в пользу истицы 938 тыс. руб.

Комментарий представителя истицы

В комментарии «АГ» юрист АБ «Михальчик и Партнеры ЮК» Константин Зеленин, представлявший интересы Аллы Нечаенко, отметил, что основной их довод заключался в том, что заводчица в соответствии с условиями договора и положениями Закона о защите прав потребителей была обязана реализовать дорогостоящего котенка без каких-либо заболеваний и дефектов.

Истица, не обладая специальными познаниями, не могла самостоятельно установить наличие врожденной патологии, указал юрист. «Более того, согласно пояснениям специалиста-репродуктолога, даже при проведении ряда медицинских исследований кошки выявить указанную патологию было возможно только после наступления половой зрелости кошки, которая у подобных гибридных пород наступает в 2-3-летнем возрасте, поэтому узнать о нарушении своих прав истица могла только после проведения огромного количества исследований», – прокомментировал Константин Зеленин.

Эксперты «АГ» оценили выводы суда

По мнению адвоката АП Воронежской области Олеси Алимкиной, по спорам о качестве товаров суды являются «заложниками экспертов», поскольку их решение зачастую отражает то, что напишет в заключении специалист. «Между тем уже неоднократно поднимался вопрос о том, что какой-либо реальной ответственности эксперты за достоверность выводов не несут, всегда имея возможность сослаться на свое экспертное видение ситуации. Чем экзотичнее товар (речь не только о кошках, но и, скажем, о любом сложном оборудовании), тем меньше выбор экспертов и тем больше возможностей у этих экспертов для злоупотребления», – поделилась адвокат. Поэтому и в данном деле ключевым доказательством было заключение экспертизы о состоянии здоровья кошки, подчеркнула Олеся Алимкина. Она полагает, что обоснованность выводов экспертов ответчица могла бы опровергнуть путем заявления ходатайства о назначении повторной экспертизы.

Юрист Елена Чуднова обратила внимание, что в России и в мире в целом отсутствует правовое регулирование разведения и реализации домашних или одомашненных в результате гибридного скрещивания животных, поэтому заводчики и владельцы руководствуются законодательством в области ветеринарии и правилами, установленными российскими и международными ассоциациями любителей животных, которые не содержат инструкций на случай приобретения некачественных особей. «Именно поэтому домашние животные рассматриваются с точки зрения права как товар, и в данном случае суд правильно применил нормы ГК РФ и Закона о защите прав потребителей», – пояснила эксперт.

Елена Чуднова заметила, что в рассматриваемом случае судом не установлено, для каких целей истицей были приобретены кошки, а закон связывает качество товара с целью, для которой обычно используется этот товар (ч. 2 ст. 496 ГК РФ). «Применяя нормы Закона о защите прав потребителей и установив, что одна из кошек бесплодна, суд должен был поставить перед истицей вопрос о том, намеревалась ли она разводить данную породу с последующей ее реализацией либо приобрела исключительно для домашнего содержания. Только исходя из этих данных можно было делать вывод как о качестве кошек, с применением соответствующих норм права, так и о размере морального вреда (или о ценности защищаемого истицей права), который суд вообще никак не обосновал», – считает она.

Кроме того, эксперт обратила внимание, что в решении отсутствуют выводы о сумме штрафа, который суд взыскал, по ее мнению, в явно заниженном размере, поскольку по общему правилу взысканию подлежит 50% от взысканной суммы. Она высказала сомнение по поводу вывода о соответствии второй кошки качеству ввиду отсутствия «регламента окраса», поскольку здесь также требуются специальные познания, но данный вопрос не ставился на разрешение эксперта.

«Определение судом рыночной стоимости “некачественной” кошки нарушает принцип свободы договора: истица приобретала товар, качество которого соответствовало предъявляемым требованиям, стороны установили стоимость данного товара, руководствуясь свободой договора. Соответственно, исходя из обстоятельств дела и руководствуясь исключительно теми обстоятельствами, которые установил суд, оснований для снижения стоимости кошки, вопреки цене, установленной договором, не имелось», – указала Елена Чуднова.

Эксперт также подчеркнула, что, применяя срок исковой давности, суд не исследовал вопрос о наличии или отсутствии оснований для применения ст. 16 Закона о защите прав потребителей, что само по себе влечет незаконность выводов суда в этой части.

Рассказать:
Яндекс.Метрика