×

Защита добилась освобождения из-под стражи обвиняемого в хищении более чем 750 млн рублей

Апелляция не удовлетворила представление прокурора, который настаивал на сохранении меры пресечения, отмечая, что сведения о личности подсудимых, положительно их характеризующие, не имеют значения
Защитник одного из подсудимых Дмитрий Косенко полагает, что постановление об изменении меры пресечения имеет большое значение для возможности его доверителя отстаивать свою позицию. По словам адвоката, право подсудимого, находящегося под стражей, донести свою позицию до суда существенно ограничено, в том числе и потому, что ему довольно проблематично знакомиться с материалами дела.

27 сентября Калининградский областной суд оставил в силе постановление Центрального районного суда г. Калининграда, которым бывшему и.о. директора ГКУ Калининградской области «Региональное управление заказчика капитального строительства» Амиру Кушхову, обвиняемому в хищении 752 млн руб., содержание под стражей было заменено на домашний арест (апелляционное постановление по делу № 22-1666 /2019).

Защитником Амира Кушхова является партнер АБ «Бишенов и Партнеры» Дмитрий Косенко, который рассказал «АГ» о нюансах дела.

Обвинение в мошенничестве

Как ранее сообщала Генеральная прокуратура, 22 января 2019 г. заместитель Генерального прокурора утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Амира Кушхова и Сергея Трибунского, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса.

По версии следствия, исполняющий обязанности директора ГКУ Калининградской области «Региональное управление заказчика капитального строительства» Амир Кушхов и ведущий инженер по надзору за строительством Сергей Трибунский вступили в сговор с участниками ООО «Группа "Сумма"», генеральным директором ОАО «ГлобалЭлектроСервис», руководителем дирекции по строительству объектов Востока ОАО «ГЭС» и директором дочерней компании ООО «УПТК».

Эти лица, по мнению стороны обвинения, приняли решение о хищении бюджетных средств, выделенных по заключенному в 2013 г. ОАО «ГЭС» с ГКУ КО «РУЗКС» государственному контракту на выполнение работ по инженерной подготовке стадиона Чемпионата мира ФИФА в г. Калининграде.

Следствие исходило из того, что с января по сентябрь 2014 г. соучастники представили в управление Федерального казначейства по Калининградской области подписанные между акционерным обществом «ГЭС» и ГКУ Калининградской обсласти «РУЗКС» первичные документы, содержащие недостоверные сведения об объемах, стоимости и соответствии работ проектной документации. На их основании «ГЭС» получило от государства более 752 млн руб., которые, как указано в обвинительном заключении, соучастники похитили.

Еще 30 сентября 2017 г. Тверской районный суд г. Москвы избрал в отношении Амира Кушхова и Сергея Трибунского меру пресечения в виде заключения под стражу, которая неоднократно продлевалась, в последний раз – до 23 сентября 2019 г.

Освобождение из-под стражи

16 сентября Центральный районный суд г. Калининграда, в который 23 января этого года поступило дело, рассмотрел вопрос о возможности дальнейшего продления меры пресечения.

Государственные обвинители в судебном заседании сообщили о том, что, по их мнению, оснований для избрания иной, более мягкой меры пресечения не усматривается.

Подсудимые и защитники просили изменить меру пресечения на более мягкую. Защитник Амира Кушхова Дмитрий Косенко также просил рассмотреть и вопрос об отмене меры пресечения.

Суд, проанализировав материалы дела, решил, что основания, послужившие для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и ее продления, изменились. Он указал, что в настоящий момент дело находится уже в суде, а с момента избрания меры пресечения прошло более двух лет. Суд отметил, что в ходе судебного следствия было допрошено более семидесяти свидетелей, при этом не были установлены факты, указывающие на то, что Амир Кушхов и Сергей Трибунский оказывали на них какое-либо давление.

Районный суд подчеркнул, что сторона обвинения не предоставила ни одного доказательства, подтверждающего возможность подсудимых скрыться от суда, угрожать участникам уголовного судопроизводства, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным образом воспрепятствовать установлению истины по делу.

Первая инстанция также указала на то, что у нее нет оснований полагать, что Амир Кушхов и Сергей Трибунский принимали какие-либо меры, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств.

Сославшись на Постановление Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», суд отметил, что тяжесть предъявленного обвинения не может сама по себе служить оправданием длительного срока содержания под стражей.

Суд указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 110 УПК мера пресечения изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для ее избрания. Как указано в постановлении от 16 сентября 2019 г., первая инстанция учла характер и тяжесть инкриминируемого преступления, а также данные о личности подсудимых. Суд выяснил, что они являются гражданами России, имеют место жительства на территории Калининграда, ранее не судимы, имеют положительные характеристики и оба состоят в браке. Он также учел возраст и состояние здоровья подсудимых.

При этом районный суд обратил внимание на тот факт, что Амир Кушхов ранее проживал по адресу, отличному от адреса его регистрации, а сама регистрация Кушхова в Московской области имела формальный характер. Это, по мнению первой инстанции, «свидетельствует о наличии у него возможности в любое время сменить место жительства».

Суд также посчитал важным тот факт, что на момент задержания у Амира Кушхова не было официального источника дохода, а также то, что подсудимые имеют «обширный круг социальных связей» и знакомы с большинством свидетелей.

Учтя обозначенное выше, Центральный районный суд г. Калининграда удовлетворил ходатайство защитников и подсудимых и заменил содержание под стражей на домашний арест.

Областной суд поддержал назначение менее строгой меры пресечения

Прокурор обратился в Калининградский областной суд с апелляционным представлением. Он полагал, что основания для изменения меры пересечения отсутствовали, поскольку обстоятельства, послужившие основанием для заключения под стражу, не отпали. Сторона обвинения подчеркнула, что такие сведения о личности подсудимых, как состояние здоровья, семейное положение, отсутствие судимостей и положительные характеристики, не имеют значения.

Прокурор акцентировал внимание суда на характере и степени общественной опасности деяния и его совершении в составе организованной группы, все участники которой не установлены. Нахождение под домашним арестом, по мнению обвинения, не исключает возможность негативного влияния на ход рассмотрения дела в суде.

Прокурор также сослался на то, что Следственный департамент МВД расследует еще одно уголовное дело, на свидетелей по которому подсудимые могут воздействовать. По словам гособвинителя, находясь под домашним арестом, подсудимые могут контактировать со свидетелями и оказать на них давление. Только нахождение их под стражей, как указано в апелляционном представлении, исключает такую возможность.

Постановление районного суда также было обжаловано защитником Сергея Трибунского в части наложенных на последнего запретов и ограничений. Адвокат просил суд разрешить его доверителю общаться с защитником посредством телефонной связи и покидать жилое помещение для общения с ним по месту нахождения офиса адвокатского образования.

Однако 27 сентября Калининградский областной суд, не найдя оснований для удовлетворения представления и жалобы, оставил постановление Центрального районного суда без изменения.

Суд указал, что первая инстанция справедливо приняла во внимание длительность нахождения обвиняемых под стражей, характер и степень тяжести преступления, их поведение в период следствия и судебного разбирательства. Районный суд привел в своем решении конкретные фактические обстоятельства, указывающие на возможность содержания обвиняемых под домашним арестом в период судебного разбирательства по уголовному делу, пояснила вторая инстанция. При этом, по мнению апелляции, суд первой инстанции обоснованно в соответствии со ст. 99 УПК учитывал данные о личности подсудимых.

«Доводы государственного обвинителя о наличии оснований предполагать, что обвиняемые могут оказать воздействие на свидетелей или иным способом воспрепятствовать рассмотрению дела, судом учитывались, однако приняты во внимание не были, поскольку своего подтверждения не нашли», – подчеркнул Калининградский областной суд.

Вторая инстанция указала, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, по истечении времени перестают быть достаточными для продления срока действия этой меры пресечения. Поэтому суды должны, по ее мнению, устанавливать конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания под стражей.

«Утверждение стороны обвинения о том, что <…> обстоятельства, послужившие основанием для заключения под стражу, не изменились и не отпали, <…> нельзя признать состоятельными в силу их предположительного характера, не основанного на конкретных обстоятельствах», – пояснил суд.

По мнению апелляции, гособвинитель должен был доказать, «в какой степени имеется вероятность совершения подсудимыми действий, направленных на воспрепятствование рассмотрению дела судом, в случае избрания им меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей».

Кроме того, как отмечено в апелляционном постановлении, прокурор не смог пояснить, каким образом подсудимые, находясь под домашним арестом, смогут скрыться от контроля УФСИН, воздействовать на свидетелей, сфальсифицировать доказательства либо иным способом препятствовать рассмотрению дела.

«Само по себе предположение о возможности такого неправомерного поведения со стороны подсудимых, не подкрепленное убедительными доказательствами и фактически обоснованное только тяжестью обвинения, не может быть признано достаточным для подтверждения необходимости дальнейшего столь длительного содержания подсудимых под стражей», – подчеркнул областной суд.

Обвинение также ссылалось на отсутствие у Амира Кушхова жилья на территории Калининградской области. Однако апелляция отклонила этот довод, указав, что сторона защиты представила доказательства, подтверждающие возможность законного нахождения подсудимого по избранному судом месту домашнего ареста: нотариально удостоверенные договор аренды жилого помещения и согласие собственников как на проживание в нем Амира Кушхова, так и на установку специального технического оборудования для контроля за ним.

По мнению второй инстанции, районный суд пришел к обоснованному выводу о возможности нахождения подсудимых в период судебного разбирательства под домашним арестом. Дополнительно апелляция отметила, что домашний арест с учетом характера применяемых запретов, ограничений и мер контроля со стороны специальной государственной службы является достаточной мерой пресечения, позволяющей соблюсти интересы правосудия и обеспечить установленный порядок судопроизводства.

Доводы защитника Сергея Трибунского суд отклонил как не основанные на процессуальном законе. По его мнению, возложенные ограничения не препятствуют осуществлению защитником своих полномочий по месту нахождения подсудимого под домашним арестом.

Комментарий защитника Амира Кушхова

Адвокат, партнер АБ «Бишенов и Партнеры» Дмитрий Косенко полагает, что постановление об изменении меры пресечения имеет большое значение для возможности его доверителя отстаивать свою позицию. По словам защитника, право подсудимого, находящегося под стражей, донести свою позицию до суда существенно ограничено, в том числе и потому, что ему довольно проблематично знакомиться с материалами дела.

По словам защитника, ранее при продлении меры пресечения Амиру Кушхову суд руководствовался исключительно теми материалами, которые предоставлял следователь. «Они были разрозненные, несвязанные, в больше степени с обвинительным уклоном. Например, на протяжении всего предварительного расследования прикладывались лишь первые и последние листы экспертного заключения. Иные исследования, говорящие в пользу защиты, не прилагались. Соответственно, суд исходил из позиции следователя и, к сожалению, не вникал в фактические обстоятельства дела», – рассказал адвокат.

Он сообщил, что в ходе судебного разбирательства по делу Амира Кушхова было допрошено более 80 свидетелей. «Наконец, защите удалось обратить внимание суда на процессуальные нарушения и нестыковки в материалах дела. Мы правильно интерпретировали сведения, изложенные в документах. И волей-неволей у суда сформировалась определенная позиция, связанная с перспективой данного уголовного дела», – пояснил Дмитрий Косенко.

«Наверное, как и у любого адвоката, болеющего за свое дело, у меня в копилке есть и освобождения из-под стражи, и оправдательные приговоры. К сожалению, это получается не так часто, как хотелось бы. На это есть разные причины. Что греха таить, есть дела, где доверитель и не ставит задачи оправдать или изменить меру пресечения, лишь бы остаться в рамках обвинения и не получить дополнительных эпизодов», – рассказал Дмитрий Косенко.

По его мнению, основная задача защитника – «не ходить с транспарантами и не хулить наше правосудие, хотя оно далеко от совершенства, а грамотно, аргументированно и логично доносить позицию подзащитного».

«АГ» удалось связаться с адвокатом Виктором Лисевичем, защищающим Сергея Трибунского, однако он не предоставил комментарий, сославшись на отсутствие согласия доверителя.

Рассказать: