×

Адвокаты евросоюза борются за свои права

Материал выпуска № 10 (51) 16-31 мая 2009 года.

АДВОКАТЫ ЕВРОСОЮЗА БОРЮТСЯ ЗА СВОИ ПРАВА

Борьба с отмыванием денег

Легализация преступных доходов – одно из наиболее опасных проявлений организованной преступности. Мировое сообщество осознало необходимость принятия неотложных мер для решения этой проблемы.

На европейском уровне первые шаги, направленные на противодействие легализации преступных доходов, были сделаны в начале 90-х гг., когда была принята первая директива, целью которой являлась «эффективная борьба с отмыванием денег, а следовательно, и с организованной преступностью, которая и является, как следует из директивы, главной угрозой для обществ стран – членов Евросоюза» (91/308/EEC от 10 июня 1991 г.). Позже были приняты еще две дополнительные директивы (2001/97/EC от 4 декабря 2001 г. и 2005/60/EC от 26 октября 2005 г.).

Эти три директивы выражают стремление Евросоюза:

1) расширить спектр нарушений, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем: первая директива призвала членов Европейского Союза принять на себя определенные обязательства в финансовой сфере, а также отнесла к деятельности по отмыванию денег легализацию доходов, полученных в результате торговли наркотиками. Вторая и третья директивы квалифицировали коррупцию и финансирование терроризма как тяжкие преступления, связанные с указанной деятельностью.

2) расширить круг лиц, в обязанность которых входит сообщать о случаях отмывания денег, ставших известными им в связи с профессиональной деятельностью: в соответствии с этими директивами к специалистам, которые по роду своей деятельности могут столкнуться с рассматриваемой проблемой, были отнесены представители не только кредитных и финансовых учреждений, но и юридических профессий – «нотариусы и члены независимых и юридических профессий» при их участии в некоторых, определенных директивами операциях.

У государств – членов Европейского Союза существует обязанность по приведению внутреннего законодательства в соответствие с нормативными актами, принимаемыми на общеевропейском уровне. Данная проблема становится особенно острой, когда затрагиваются положения, связанные с защитой адвокатской тайны.

Борьба за защиту профессиональной тайны

Вопрос о защите адвокатской тайны в рамках все усиливающейся борьбы с легализацией доходов, полученных преступным путем, получил отражение в нескольких решениях, принятых в странах Европейского Союза.

В некоторой степени это директивы 91/308/EEC и 2001/97/2001/CE, уже ограничившие сферу деятельности, к которой применяются стандартные требования раскрытия информации и сотрудничества с государственными учреждениями, когда речь идет о юридических профессиях. Во-первых, директивами были определены условия «участия адвокатов в сделках по финансовым вопросам или вопросам недвижимости»; во-вторых, ими не затрагивается деятельность адвокатов, которая осуществляется в рамках судебного процесса – «до, во время и после судебного процесса» и «при оценке правового положения клиента в рамках судебного процесса».

Но все-таки в судебных решениях стран – членов Европейского сообщества в рамках приведения внутреннего законодательства в соответствие с указанными директивами были сделаны некоторые важные уточнения.

– 26 июня 2007 г. Судом Европейских сообществ в Люксембурге принято решение по поводу «преюдициального вопроса» относительно соответствия первой и второй директив статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на справедливое судебное разбирательство). Суд постановил, что, поскольку деятельность адвоката в рамках «судебного процесса» не была затронута в директиве по отмыванию денег, эти директивы не нарушают ст. 6 Конвенции.

– Несколько позже Конституционный суд Бельгии в своем решении от 23 января 2008 г., вынесенном по жалобе Палаты адвокатов Бельгии и Совета палат адвокатов Европы на закон Бельгии о приведении внутреннего законодательства в соответствие с директивами, которые, на взгляд истцов, не соответствовали международным нормам, высказал свою позицию по данному вопросу. В ней был отражен фундаментальный принцип преимущества профессиональной тайны адвоката, поскольку условия допуска к адвокатской деятельности и статус адвоката имеют специфику по сравнению с другими профессиями.

Указанное решение предусматривает, что для защиты интересов клиента необходимо его доверие к своему адвокату, а оно не может обеспечено без гарантий того, что все сведения, сообщенные клиентом адвокату, будут сохранены в качестве адвокатской тайны.

Впоследствии решением Конституционного суда Бельгии было установлено, что посягательство на адвокатскую тайну должно быть «пропорциональным» и «обоснованным» и осуществляться только в крайнем случае.

Кроме того, в тексте директив имелся спорный для истцов вопрос: в § 17 второй директивы присутствовала некая двусмысленность относительно обязательств адвоката во время его «правовой консультации».

Конституционный суд Бельгии истолковал эти обязательства в положительном для защиты адвокатской тайны смысле, основываясь на том, что, когда речь идет об ограничениях прав человека, необходимо узкое толкование. Суд установил, что «правовая консультация» адвоката, даже вне судебного процесса, включается в виды деятельности, которые не регламентируются положениями директив, обязывающих адвокатов уведомлять компетентные органы при возникновении подозрения в отмывании денег.

Только с учетом такого уточнения и такой интерпретации Конституционный суд Бельгии пришел к выводу о том, что принятый закон о порядке применения первой и второй директив не противоречит положениям Конвенции по правам человека.

– Во Франции одним из последних решений в настоящее время по данной проблеме является решение Госсовета от 10 апреля 2008 г. об отмене двух статей постановления, принятого 26 июня 2006 г. относительно применения закона от 11 февраля 2004 г., который был посвящен приведению французского законодательства в соответствие со второй директивой по борьбе с отмыванием денег.

Адвокаты Франции объединили усилия посредством своих представительных учреждений (Национального совета адвокатов, Палаты адвокатов Парижа и Конференции адвокатов, представляющей все региональные палаты), с тем чтобы остановить европейский процесс, который все больше и больше затрагивал адвокатскую тайну в перспективе развития борьбы с отмыванием денег. Эта «коалиция» обратилась с жалобой в Госсовет на указанное постановление. Инициатива адвокатов казалась безнадежной, однако она сыграла свою положительную роль: как отмечалось, два положения постановления от 26 июня 2006 г. были отменены Госсоветом.

Одно из отмененных положений касалось отношений адвоката с государственным органом по обработке информации и проведению мер по пресечению подпольных финансовых потоков, которым во Франции является TRACFIN. Как и Конституционный суд Бельгии, Госсовет Франции вынес решение, в соответствии с которым все контакты адвоката с этим органом происходят только через председателя палаты адвокатов, к которой адвокат принадлежит. Этим решением признано большое значение наличия «фильтра» (в лице председателя палаты адвокатов) между индивидуальными адвокатами и правоохранительными органами.

Второе положение было связано опять с интерпретацией понятия «правовая консультация» и вопросом о том, как адвокат должен себя вести в рамках «правовой консультации» вне судебного процесса. В соответствии с решением, принятым Госсоветом, в указанных случаях не существует обязательства адвоката об «уведомлении о подозрении» или о «наблюдении за деятельностью клиента».

Разумеется, эти решения и правила не освобождают адвокатов от определенных обязательств. Прежде всего, они не должны участвовать в незаконных операциях, связанных с отмыванием денег, а также давать советы клиенту, касающиеся действий по отмыванию денег. В этих случаях адвокат рискует навлечь на себя дисциплинарные и уголовные санкции в соответствии с законодательством каждой из стран Европы.

Адвокатская тайна – фундаментальное право

На основе анализа различных судебных решений, принятых по жалобам на законы о приведении директив в соответствие с внутренним законодательством, можно сделать следующие выводы.

Когда речь идет о «традиционных» видах адвокатской деятельности, таких как защита и представление интересов клиента в рамках судебного процесса или оказание «правовой консультации» вне судебного процесса, профессиональная тайна адвоката действительно признается фундаментальным правом и имеет приоритет в том плане, что борьба с отмыванием денег и финансированием терроризма не должна осуществляться «любой ценой».

Но в тех случаях, когда адвокаты оказывают свои услуги в качестве профессиональных посредников при заключении договоров купли-продажи или найма, а также при осуществлении сделок по финансовым вопросам или вопросам недвижимости, они должны участвовать в борьбе с отмыванием денег в процессе работы.

При возникновении проблемы интерпретации этих видов деятельности и сделок адвокаты должны консультироваться с председателем палаты адвокатов, к которой они принадлежат.

Принятые судебные решения, безусловно, окажут влияние на законодательство стран Европы и решения, которые будут приняты ими в будущем. Такая уверенность основана на том, что уже и сейчас наметилось стремление европейских стран сохранить специфические правила защиты адвокатской тайны, на том, что она была признана «фундаментальным правом, обеспеченным Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод» – ее статьями 6 (право на обеспечение справедливого судебного разбирательства) и 8 (право на личную и семейную жизнь).

Но история продолжается: борьба, которую ведут адвокаты, пока не окончена.

Остается еще третья директива, в соответствие с которой страны – члены Евросоюза должны были привести свое законодательство в соответствие с наднациональными нормами до 15 декабря 2007 г. Однако, например, во Франции соответствующий закон пока не принят.

У французских адвокатов имеется положительный аргумент – решение Госсовета.

В ноябре 2008 г. на Национальном собрании адвокатов было уже объявлено, что проект постановления по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма освободит деятельность адвокатов, осуществляемую в рамках «правовой консультации», от обязательств, касающихся борьбы с отмыванием денег.

Аньес ЛАЛАРДРИ,
советник юридической фирмы «ЮСТ»

"АГ" № 10, 2009