×

Честь и достоинство в паутине

Некоторые особенности споров по фактам публикаций в сети Интернет
Материал выпуска № 4 (45) 16-28 февраля 2009 года.

ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО В ПАУТИНЕ

Некоторые особенности споров по фактам публикаций в сети Интернет

В связи с расширением Всемирной паутины, как иногда называют сеть Интернет, в нашей стране увеличилось и количество исков против интернет-издательств (провайдеров, владельцев интернет-ресурсов и др.). Подавляющее большинство из них – иски о защите чести и достоинства. В последнее время подобных дел в судах рассматривается достаточно много. В то же время, несмотря на наработанную практику, при рассмотрении гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации с участием интернет-издательств возникает немало неясных вопросов, и опыт таких дел, на мой взгляд, мог бы быть полезен как «оскорбленным» истцам, так и владельцам интернет-ресурсов и других средств массовой информации – ответчикам, а также их адвокатам.

История вопроса

В Пресненский суд г. Москвы поступило исковое заявление от гр-на Б. и гр-ки С., в котором они просили опровергнуть сведения, изложенные в статье интернет-издательства «Алгоритм» (название изменено), и взыскать с него в порядке компенсации причиненного морального вреда 3 млн руб. К исковому заявлению был приложен отпечатанный на принтере текст размещенного на сайте материала, из которого усматривалось, что в отношении Б. и С. по признакам ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в составе организованной группы и в особо крупном размере) возбуждено уголовное дело о рейдерском захвате ими коммерческой структуры ООО «Т.» и данное дело начало насматриваться в суде. В процессе судебного рассмотрения суд переквалифицировал их деяния на ч. 1 ст. 330 УК (самоуправство), о чем, дескать, в материале не сказано. Кроме того, в материале указывался способ завладения фирмой и то, что в отношении истцов начата проверка о покушении на убийство хозяина фирмы. Истцы посчитали, что при отсутствии судебного приговора, который подтверждал бы их вину, нарушена презумпция невиновности. Тем самым им нанесен непоправимый вред. В исковом заявлении указывалось, что опубликованные сведения не соответствуют действительности и поэтому издательство должно их опровергнуть. Однако в удовлетворении иска гр-нам Б. и С. было отказано.

Истцы просили опровергнуть четыре фразы из информационной статьи, которые, по их мнению, не соответствовали действительности и наносили им моральный вред. Ответчик с данным иском не согласился только лишь по тому основанию, что, как он заявил в суде, данного материала, на который указывали истцы, на ресурсе издательства в сети Интернет на день подачи искового заявления в суд не было. Хотя ранее действительно в отношении гр-ки С. в издательстве размещался критический материал, связанный с захватом фирмы ООО «Т.». Возможно, материал, который прислали в суд истцы, или близкий к нему и размещался в сети Интернет. Однако, как сообщил ответчик, по нему уже имеется два решения того же Пресненского суда г. Москвы, согласно которым истице (С.) было отказано в удовлетворении ее иска о защите чести и достоинства. Фактически статья, которая была приложена истцами к исковому заявлению, была о том же самом, правда, написана другими словами и в несколько большем объеме. При этом, несмотря на приложенную распечатку интернетовского материала о деле С.и Б., ответчик категорически отрицал его публикацию.

А был ли материал?

Следует иметь в виду, что по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации бремя доказывания достоверности опубликованного материала лежит на ответчике. Но доказательства того, что материал опубликован, все же должен представить истец. Таковы требования п. 1 ст. 152 ГК РФ и п. 1 ст. 56 ГПК РФ. Что же является доказательством о публикации того или иного материала в сети Интернет? Таким доказательством могла быть только удостоверенная нотариусом копия самого материала. Подобные действия нотариального удостоверения копий интернет-материалов уже давно вошли в практику деятельности ряда нотариальных контор России. Представленная же истцами простая распечатка материала не содержала нотариального удостоверения, а потому ее в соответствии с п. 2 ст. 55 ГПК РФ суд признал недопустимым доказательством, а значит, не имеющим юридической силы.

Но даже если допустить, что оспариваемая статья в действительности была размещена в сети Интернет, то и в этом случае в ней не было никаких материальных и процессуальных оснований для предъявления претензий о защите чести и достоинства С. и Б.

Как следовало из фактических обстоятельств дела, названная истцами страница в сети Интернет, принадлежащая ответчику, является информационной и предназначена исключительно для информирования читателей о происходящих событиях в правовой жизни страны. При этом владельцы страницы сами от себя ничего не придумывают, а информируют лишь о том, что происходит на момент размещения информации в правоохранительных органах, судах и адвокатском сообществе. Такая информация получается не из корреспондентской сети, а из официальных юридических документов правоохранительной и судебной системы. В данном случае материалы о деле С. и Б. от имени организации ООО «Т.» интернет-издательству были предоставлены юридическим представителем фирмы адвокатом В. И. вместе с заверенными копиями процессуальных документов судов, прокуратуры, следственного комитета и органов дознания.

Все течет, все изменяется

Нередко первоначально размещенные сведения о том или ином деле или гражданине по мере развития событий претерпевают изменения, поскольку всякий судебно-следственный материал при рассмотрении его в соответствующем органе подвержен трансформации из-за изменчивости фабулы, появления новой фактуры или окончательного установления истины, что находит отражение в новостях, размещаемых интернет-издательством. Окончательную информацию по делу С. и Б., которое было известно из ранее проведенных процессов с участием истцов, издательство также планировало разместить на своем сайте после прохождения дела во всех судебных инстанциях.

В соответствии же с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 сведениями, не соответствующими действительности, признаются лишь утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относится оспариваемая информация. При этом Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что «не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок».

Вот и информация о С. и Б., судя по официальным документам (судебным и следственным актам), не могла рассматриваться в качестве не соответствующей действительности и, следовательно, не могла рассматриваться в качестве правовых оснований для утверждения о посягательстве на их честь и достоинство. При этом, как было видно из приложенной к иску пояснительной записки, автор, разместивший информацию в сети Интернет, не претендовал на какие-либо утверждения, окончательные выводы и оценки. А поскольку эта информация основывалась на официальных документах, не было никаких оснований считать, что она порочила кого-либо из упомянутых в ней лиц.

Право на информацию выше личных амбиций

В соответствии со ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также гарантируется свобода массовой информации. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует также статья 10 Международной Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Постоянно размещая все новые информационные материалы, многие информационные порталы, в том числе и портал издательства «Алгоритм», тем самым стараются удовлетворять потребности общества в информации о происходящем в правовой жизни страны.

Не отрицая прав истцов на защиту своих чести и достоинства, хотелось бы отметить, что также должны соблюдаться и приведенные выше конституционные положения, защищающие право граждан на информацию. В настоящее время даже при отсутствии в сети Интернет того материала, который был предъявлен истцами, следует признать, что он мог и даже должен был быть размещен для всеобщего ознакомления. Ибо если в нашей стране существует рейдерство, то должна быть и информация о конкретных лицах, занимающихся этим промыслом. Также должна быть и информация о способах изъятия чужого имущества без ведома его собственников.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом постановлении, при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должно обеспечиваться равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами – свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 23, 29, 33 Конституции РФ) – с другой.

Когда суд не волен в оценках

Хотелось бы обратить внимание коллег еще на один момент. Поскольку все аргументы ответчика в суде были основаны исключительно на судебно-следственных материалах и изложении в них содержания оспариваемых истцами фраз, постольку в упомянутом судебном процессе суд не мог давать оценку содержанию этой информации. Ведь в соответствии с п. 11 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ «Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам».

В рамку: При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должно обеспечиваться равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами – с другой.

Владимир СЕРГЕЕВ,
адвокат Адвокатской палаты г. Москвы,
доктор юридических наук

"АГ" № 4, 2009