×

Доверенность, а не ордер

К вопросу о полномочиях адвоката в гражданском процессе
Материал выпуска № 16 (249) 16-31 августа 2017 года.

ДОВЕРЕННОСТЬ, А НЕ ОРДЕР

К вопросу о полномочиях адвоката в гражданском процессе

Автор анализирует положения законодательства, регулирующие оформление полномочий адвоката в гражданском судопроизводстве, и рассматривает применение этих норм закона в судебной практике.

Поводом для данной публикации послужило недавнее обсуждение в социальных сетях вопроса: как реагировать на отсутствие ордера у адвоката, представляющего одну из сторон по гражданскому делу? Тему поднял юрист, не обладающий статусом адвоката. Оставив в стороне провокационность постановки вопроса, к своему удивлению, я обнаружил комментарии коллег-адвокатов, которые утверждали, что отсутствие ордера адвоката в гражданском процессе однозначно влечет нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката и является достаточным поводом для обращения в адвокатскую палату субъекта РФ с заявлением о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности. Для того чтобы окончательно внести ясность в этот вопрос, предлагаю вниманию читателей «АГ» свое видение решения проблемы.

Материальные и процессуальные нормы
Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации. Там же в п. 2 указано, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.

Дмитрий ЗАГАЙНОВ,
член президиума коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов»,
в партнерстве с Группой правовых компаний «Интеллект-С»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 16 за 2017 г.

NB

И ДОВЕРЕННОСТЬ, И ОРДЕР

Автор отвечает на вопросы о том, эффективен ли ордер адвоката, есть ли конкуренция между нормами гражданского процессуального законодательства об оформлении полномочий адвоката в гражданском процессе, существует ли проблема представления суду соответствующих документов и насколько четко сформулирована ч. 5 ст. 53 ГПК РФ.

Хотел бы согласиться с утверждением Дмитрия Загайнова, что в гражданском процессе адвокату, представившему в суд доверенность от клиента, нет необходимости прилагать адвокатский ордер в подтверждение своих полномочий. Тем более что это выглядит абсолютно логично: зачем дублировать полномочия, которые уже отражены в доверенности? Как правило, клиенты, оформляя нотариальную доверенность, указывают полный перечень полномочий, предусмотренных ГПК РФ. Но конструкция ст. 53 ГПК РФ указывает адвокату на необходимость подтвердить свои полномочия ордером.

Говорить о конкуренции ч. 1 и ч. 5 ст. 53 ГПК РФ я бы не стал. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) определяет, в частности, что полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством. Также Закон об адвокатуре устанавливает, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер. Именно это и закреплено в ч. 5 ст. 53 ГПК РФ («право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером»).

Александр СЕВРЮКОВ,
адвокат, руководитель КА г. Москвы «Лейба и партнеры»

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 16 за 2017 г.