×

«судейские грядки»

Оперативный рапорт как решающий довод обвинения
Материал выпуска № 16 (249) 16-31 августа 2017 года.

«СУДЕЙСКИЕ ГРЯДКИ»

Оперативный рапорт как решающий довод обвинения

Автор ставит важную проблему предоставления суду оперативной информации, которая не проверяется судебным органом, но зачастую служит доказательством, по сути, не отвечающим требованиям допустимости.

О, сколько раз мы говорили,
что рапорт нужно проверять,
а нам в ответ в суде твердили,
что ему склонны доверять.

Когда в судебном «котле» готовится «обвинительный суп харчо», представители стороны обвинения часто подбрасывают туда, наряду с другими ингредиентами, так называемые оперативные рапорты, делая приготовленное блюдо неудобоваримым.

Нередко они прибегают к этому, если их собственная правовая позиция слаба, лишена достаточной аргументации и доказательственной базы. И тогда на помощь приходит «решающий аргумент» – рапорт оперативного сотрудника о наличии оперативной информации.

Такое мы можем наблюдать при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей, о производстве следственных действий, а также при обосновании проведения оперативных мероприятий.

Притчей во языцех в адвокатском сообществе стали рапорты либо их разновидности в виде справок-меморандумов о том, что, по мнению их авторов, обвиняемый (подозреваемый), находясь на свободе, может скрыться от дознания, следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства и т.д.

Нвер ГАСПАРЯН,
советник ФПА РФ,
член Квалификационной комиссии АП Ставропольского края

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 16 за 2017 г.

NB

О ЧЕМ ГОВОРИТ ЗАКОН

По мнению Константина Кузьминых, рапорт и иные сообщения оперативных сотрудников не могут использоваться в качестве доказательств.

Обсуждение доказательственного значения рапортов или иных форм сообщений оперативных сотрудников я начал бы с анализа положений Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон).

Исходя из нормы ст. 2 Закона, в число задач оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД) не входит сбор и закрепление доказательств по уголовным делам, но ст. 6 Закона (виды оперативно-розыскных мероприятий) в совокупности со ст. 11 (об использовании результатов ОРД) указывают на то, что орган, осуществляющий ОРД, принимает участие в доказывании по уголовным делам.

Очевидно то, что доказывание преступления de facto начинается с его раскрытия, а de jure – с возбуждения уголовного дела. Приведу пример, связанный с наркотиками.

В делах с «проверочной закупкой» все доказательства обвинения фактически собираются до возбуждения уголовного дела путем проведения оперативно-розыскных мероприятий. В делах о хранении наркотиков доказательства собираются до возбуждения уголовного дела путем составления протоколов административного задержания, досмотра и пр., так как до выдачи экспертом справки о том, что изъятое у задержанного вещество является наркотиком, следователь не возбуждает уголовное дело о хранении наркотика.
 

Константин КУЗЬМИНЫХ,
адвокат АП Санкт-Петербурга

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 16 за 2017 г.

NB

УДОБНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ОБВИНЕНИЯ

Если находящийся в деле рапорт расценивается как доказательство в виде «иного документа», т.е. используется в процессе доказывания в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства, то проверка и оценка данного доказательства также должны производиться в строгом соответствии с УПК РФ, считает Александр Рязанцев.

Нельзя не признать актуальной и злободневной проблему, поднятую уважаемым коллегой Нвером Гаспаряном. Действительно, на сегодняшний день оперативный рапорт является удобным инструментом стороны обвинения, имеющим универсальное назначение для решения различных процессуальных задач.

Трудно не согласиться с тем, что в процессе доказывания по уголовному делу зачастую происходит подмена одного вида доказательств, требующих определенного процессуального оформления, – показаний свидетеля, другим – так называемым рапортом, который правоприменительная практика приравнивает к иному виду доказательств – «иным документам» (ст. 84 УПК РФ).

Многие адвокаты, специализирующиеся на ведении уголовных дел, знают, что гособвинитель в ходе судебного разбирательства, исследуя письменные материалы дела, иногда забывает озвучить не только содержание, но и реквизиты исследуемых рапортов; для использования в качестве доказательства ему достаточно названия документа.

Рапорт, который по своей правовой природе является результатом работы оперативных сотрудников, руководствующихся Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), не может рассматриваться в отрыве от положений данного закона.

Александр РЯЗАНЦЕВ,
адвокат АП Челябинской области,
старший партнер адвокатского бюро «Ковалёв, Рязанцев и партнеры»

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 16 за 2017 г.