×

Край географии

Чем дышит и живет самая восточная адвокатура России
Материал выпуска № 15 (200) 1-15 августа 2015 года.

КРАЙ ГЕОГРАФИИ

Чем дышит и живет самая восточная адвокатура России

На самом краю России – островах Тихого океана расположились адвокаты, объединенные в Сахалинскую адвокатскую палату (далее – САП). Восемь часов полета из Москвы, если ветер попутный, если нет – то и все девять, и человек оказывается совсем в другом мире: сопки, Тихий океан, крабы, морские огурцы. Но самое интересное здесь – это люди. Причем не просто люди – сахалинские адвокаты. О специфической лексике региона, проблемах адвокатской этики, профессиональных стандартах и повышении квалификации мы побеседовали с самым молодым среди руководителей адвокатских палат – президентом САП Максимом Владимировичем Беляниным.

– Максим Владимирович, расскажите о составе палаты.
– В Сахалинскую адвокатскую палату входят адвокаты с о. Сахалин и Курильских островов. Состав САП небольшой – чуть больше двухсот адвокатов. Совет и президент находятся в г. Южно-Сахалинске на Сахалине. В настоящее время члены палаты еще ютятся в двухкомнатной квартире, но недавно мы приобрели по беспроцентному кредиту более просторное помещение и надеемся в сентябре провести заседание Совета палаты и Квалификационной комиссии уже на новом месте.

– Вы совсем недавно стали президентом САП. Какие первоочередные задачи ставите перед собой?
– Начинал я свою «административную» деятельность в качестве заместителя координаторов по г. Южно-Сахалинску, еще не будучи в Совете палаты. Затем на общем собрании адвокатов в октябре 2014 г. был избран в Совет палаты. После чего на меня возложили обязанности координатора по г. Южно-Сахалинску.

– Я обратил внимание, что созданная в АП Волгоградской области система назначения адвокатов по ст. 51 УПК РФ не только в мельчайших подробностях перекочевала на Сахалин, но подобным же образом заработала, обрастая популярностью и новыми проблемами. Только защитник, отвечающий за предоставление назначенного адвоката в судебном округе, вместо «ответственного» превратился в «координатора».
– Дело в том, что на Сахалине ответственным традиционно называют криминального авторитета, вот и пришлось термин «ответственный» заменить на «координатор». Такие особенности сахалинской лексики нечасто, но встречаются. Например, всех несахалинских адвокатов мы называем «материковские».

Как только я стал рядовым членом Совета, у меня возникла идея развить систему повышения квалификации адвокатов. Вернее, не развить, а создать, так как до сих пор подобного опыта палата практически не имела. Здесь необходимо учесть нашу отдаленность, разрозненные территории, протяженность Сахалина с севера на юг почти на 1000 км, а также финансовые возможности палаты, но и не стоит забывать, что повышение профессионального уровня является обязанностью адвоката. Поэтому нужно было найти вариант, который обеспечивал бы баланс всех этих составляющих.

Наши адвокаты выезжают в Москву на курсы повышения квалификации, но это очень дорого – каждому адвокату нужно оплатить перелет, проживание и стоимость учебы. Кстати, оплату самих курсов палата берет на себя, но стоимость перелета и проживания ощутимо бьет по карману защитников.

Было разработано положение о порядке повышения профессиональной квалификации адвокатов САП. Начать мы решили с приглашения «заморского» преподавателя. На вооружение мной были взяты интернет и социальные сети. Не все преподаватели рвутся работать на Сахалине. Много отказов я получил еще до момента обсуждения условий, достаточно только было потенциальному преподавателю услышать место проведения учебы. Уже в ходе подготовки мероприятия я был избран президентом палаты. И значимость первых в истории палаты курсов, организованных и проведенных палатой самостоятельно по собственной инициативе, для меня лично резко возросла. На карту было поставлено самое важное – доверие рядовых адвокатов к нашим начинаниям.

– Вы лично присутствовали на всех занятиях. Что, по Вашему мнению, заинтересовало сахалинцев?
– В ходе занятий по повышению квалификации адвокатов, которые символично по времени совпали с Днем адвокатуры (31 мая), наши адвокаты с большим интересом вслушивались в «материковские» новости. Например, была весьма любопытна информации о «больших» поправках в Кодекс профессиональной этики адвоката 2013 г. На Сахалине (как потом оказалось, и адвокатам других палат) не всем приглянулась ныне ставшая обязанностью – причем, как выяснилось, аж с 2013 г. – идея вести адвокатское досье.

– Как восприняли адвокаты новую для них процедуру повышения квалификации?
– Не секрет, что все адвокаты по эмоциональному складу разные. Некоторые с самой первой минуты увидели для себя пользу в подобном мероприятии, а другие поначалу с недоверием отнеслись к лектору, но и они буквально через несколько часов «втянулись». Конечно, проявляли свою активность в ходе занятий не все, но равнодушных в зале не было. Например, буквально расколола нашу адвокатскую аудиторию дискуссия «Этично ли оказывать адвокатскую помощь другу?» Поначалу она показалась мне несколько фантастической. Но довольно быстро мои коллеги увидели, что такая ситуация в нашей практике нередка. Страсти разгорелись нешуточные. И даже перерыв их не только не приглушил, но и даже накалил, так как те, кто «стеснялся» публично высказать свою позицию в зале, горячо обсуждали ее в коридоре. В результате по итогам голосования победила позиция, согласно которой в понятие «дружба» входит и обязанность адвоката оказывать юридическую помощь своему другу.

– По моим наблюдениям, на подобных занятиях весьма рельефно проявляется интеллектуальный уровень их участников. Как Вы сейчас оцениваете общий IQ адвокатов палаты?
– Эти два дня показали, что у адвокатов хороший интеллектуальный потенциал. Например, анализируя последние поправки в КПЭА 2015 г., адвокаты с живостью обсуждали предложенный лектором проект стандартов качества адвокатской помощи. В этой связи коллега выдвинул интересное предложение: провести опрос репрезентативной группы адвокатов на тему «Что вы всегда делаете при ведении дела?», а затем на его основе создать стандарты качества. Чтобы в стандартах получило закрепление то, что добросовестные адвокаты и так всегда делают.

– Территориально Ваша палата – самая «крайняя». Не чувствуете ли Вы некую оторванность от остального адвокатского сообщества России?
– Есть немного. Если бы не современные средства связи, мы, наверное, генетически совсем бы разошлись с основной ветвью адвокатского сообщества России. Вот Вы, например, приехавший к нам из южных регионов России, заметили отличие между нашими и «материковскими» адвокатами?

– Знаете, когда я сидел вечером за столом между сахалинскими адвокатами, мне вдруг на какое-то мгновение показалось, что вокруг – родные волгоградские адвокаты. Те же разговоры, те же проблемы. То местный судья в нетрезвом виде с прокуратессой на левом переднем сиденье (на Сахалине мне встречались только праворульные автомобили) катался по площади и махал удостоверением остановившим его работникам ГИБДД. То следователь выдумал очередной прием – сложившуюся традицию совместного курения конопли при приобретении он почему-то попытался квалифицировать как сбыт наркотиков покупателя в отношении продавца…
– Значит, наша адвокатская деятельность и есть та среда, которая формирует общность российских адвокатов. В этой связи внимание аудитории в ходе курсов привлекла лекция «прикрепления» современных российских адвокатов к своей истории. Информация о присяжной и советской адвокатуре иллюстрировалась демонстрацией артефактов того времени. Интерес вызвали и свидетельство о праве хождения по чужим делам 1917 г., и подлинный знак присяжного поверенного, который совсем недавно стал знаком современной российской адвокатуры. Некоторые сахалинские адвокаты уже обзавелись адвокатским знаком на левом отвороте своих костюмов. Надеемся, что после обсуждения вопросов исторической правопреемственности таких адвокатов у нас станет еще больше.

– Какие навыки, развиваемые в ходе занятий, на Ваш взгляд, более полезны для адвокатов?
– Из жизненно важных компетенций адвоката, которые представлялись в ходе занятий, наибольшее внимание привлекла риторическая. Было видно, что искусство произнесения убедительных речей является ценностью для адвокатов, хотя большинство из них сомневается, что современного судью можно в чем-либо убедить. Но риторическими техниками я и сам сильно заинтересовался.

Не совсем «пошли» занятия по толкованию права (герменевтика). Понятно, что адвокаты занимаются интерпретацией различных юридических текстов каждый день, но разобраться, как это делается, разложить все по полочкам, многим было проблематично. Возможно, для развития этого навыка просто необходимо больше времени.


Беседовал Роман МЕЛЬНИЧЕНКО,
тренер адвокатов и профессиональных медиаторов, к.ю.н.