×

Опасный для правосудия вирус

Искусственно создаваемая стабильность вынесенных судебных решений прямо противоположна их качеству
Материал выпуска № 15 (200) 1-15 августа 2015 года.

ОПАСНЫЙ ДЛЯ ПРАВОСУДИЯ ВИРУС

Искусственно создаваемая стабильность вынесенных судебных решений прямо противоположна их качеству

С тревогой наблюдая за отправлением правосудия, в особенности по уголовным делам, мы пытаемся понять, почему конституционные принципы законности, состязательности и равноправия сторон перед судом, презумпции невиновности, независимости судей, гласности судопроизводства в последнее время часто нарушаются. Попробуем разобраться, почему доказательства, полученные с нарушением закона, так редко признаются недопустимыми, а также по какой причине неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвинения.

Практика рассмотрения жалоб судами апелляционных инстанций, когда преобладающей моделью поведения суда второй инстанции является желание как можно быстрей оставить в силе то, что было вынесено их ниже сидящими коллегами, не может не удручать.

Результатом сложившейся годами судебной практики мы имеем подавляющее «превосходство» стороны обвинения по всем компонентам состязательной борьбы, где стрелка обвинительного уклона подошла вплотную к 100%.

С обвинительно ориентированным правосудием мы сталкиваемся каждый день и по разным делам, начиная от резонансных, где на скамье подсудимых находятся высокопоставленные чиновники, и заканчивая простыми согражданами.

Гражданское общество достаточно давно критикует правоохранителей и судей за излишнюю и неуемную любовь к статистике. Однако от этого властные привязанности и симпатии не меняются. Напротив, появляются новые статистические показатели, совершенствуются старые.

Нельзя не заметить, что вне зависимости от влияния политических и экономических процессов болезненное состояние судебной системы вызвано одним крайне опасным вирусом, который проник во все ткани и клетки судейского организма. Имя этому математическому вирусу: стабильность вынесенных судебных решений.

Под стабильностью вынесенных судебных решений следует понимать важнейший показатель деятельности судебной системы, который характеризует процент оставления в силе судебных решений, вынесенных судами первой инстанции.

Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев в декабре 2012 г. так подвел итоги работы судов: «В целом в России стабильность судебных решений очень высока. В областных и равных им судах она составляет по гражданским делам 97,4%, по уголовным – 91%; в районных судах по гражданским делам – 97,6%, по уголовным – 96%; у мировых судей по гражданским делам – 99,7%, по уголовным – 97,4%. И здесь столичные суды не исключение» (http://президенту.рф/?post=257).

По итогам 2014 г. В.М. Лебедев сообщил: «В 2014 г. судами рассмотрено более 15 млн гражданских дел, в том числе 1 млн 300 тыс. дел в арбитражном судопроизводстве. При этом стабильность судебных решений превысила 97%» (http://www.kommersant.ru/doc/2663932).

Для сравнения в Московском городском суде в первом полугодии 2014 г., говоря о качестве выносимых решений, Ольга Егорова выделила 17 судов, в которых качество выносимых судьями решений составляет от 93 до 100%: Троицкий (100%), Щербинский (98%), Тверской (97%), Хорошевский (97%), Лефортовский (96%), Перовский (96%), Бабушкинский (95%), Мещанский (95%), Дорогомиловский (94%), Зеленоградский (94%), Коптевский (94%), Никулинский (94%), Тимирязевский (94%), Головинский (93%), Измайловский (93%), Преображенский (93%), Солнцевский (93%) районные суды (http://www.mos-gorsud.ru/news/?id=755).

Показатель общей утверждаемости (качество) при апелляционном и кассационном обжаловании приговоров, вынесенных федеральными судьями Республики Адыгея в 2014 г., достаточно высок и составил более 97% (http://апра01.рф/itogi-goda-sudov-obshhej-yurisdikcii/).

Качество работы судов Республики Дагестан остается неизменно высоким. Стабильность судебных решений составляет по уголовным делам – 96,5%, гражданским делам – 98%, делам об административных правонарушениях – 99% (http://files.sudrf.ru/2646/user/Documenty_suda/Doklad_za_2014_god.pdf).

В Республике Чувашия качество работы за отчетный год составило 100%, в то время как за 2013 г. было только 91,1%. Утверждаемость приговоров районных судов по первой инстанции за 2014 г. составляет 93,5%, в апелляционном порядке – 83%. Общий процент утверждаемости решений в кассационном и надзорном порядках по итогам работы за 2014 г. составил 98,5% (2013 г. – 98,2%) (http://www.cap.ru/info.aspx?gov_id=47&type=news&id=2961866).

В Саратовском областном суде в 2013 г. показатель качества кассационных (апелляционных) определений (по результатам рассмотрения жалоб и представлений на приговоры и постановления районных (городских) судов области в отношении лиц) в отчетном периоде составил 98,6% (в 2012 г. качество было 98,7%) (http://oblsud.sar.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=9795).

К сожалению, не на всех судейских сайтах имелась информация о стабильности вынесенных судебных решений, но, как видно, показатели стабильности впечатляют и составляют в среднем 97%.

Это означает, что вероятность отмены вынесенного судебного решения по уголовному делу или гражданскому в среднем равна всего 3%, включая случаи, когда с представлениями обращается и прокурор.

Используя имеющиеся цифры, несведущего слушателя можно убедить в том, что суды первой инстанции работают профессионально, не допускают ошибок и поэтому результаты их деятельности устраивают вышестоящие суды.

Однако не следует попадать под влияние навязываемого мифа о том, что высокая стабильность соответствует высокому качеству отправления правосудия. Напротив, искусственно создаваемая стабильность прямо противоположна качеству. Ради необходимой статистики в силе оставляются приговоры и решения, скрывающие в себе многочисленные существенные нарушения закона и прав участников процесса.

Совершенно очевидно, что качество отправления правосудия зависит целиком и полностью от действенности апелляционного контроля. Судебная практика в конкретном субъекте РФ формируется именно апелляционными инстанциями.

Утверждаемость судебных актов на уровне 97% означает, что судебный контроль осуществляется крайне слабый.

Такие результаты деятельности судов апелляционных инстанций дадут вполне понятный сигнал нижестоящим судам, что вероятность отмены или изменения их решений очень мала, а значит, они могут позволить себе всякие «вольности».

Почему такое происходит?

Ответ очевиден, руководители судов субъектов, которые контролируют свои апелляционные инстанции, не заинтересованы в снижении показателя стабильности вынесенных судебных решений, поскольку они вынуждены соответствовать заранее установленным Верховным Судом РФ статистическим параметрам.

Именно поэтому мы часто сокрушаемся, почему суд апелляционной инстанции игнорирует грубейшие нарушения закона и отказывает в удовлетворении обоснованных ходатайств и жалоб. В таких случаях суды руководствуются не нормами права, а показателями высокой стабильности вынесенных актов.

По принятым правилам все стремятся этот процент максимально поднять. Те же суды субъектов, которые его вдруг опустят, окажутся в числе отстающих со всеми вытекающими негативными последствиями для себя.

Как мне представляется, вопреки навязываемым статистическим стереотипам, лучшими апелляционными судами должны признаваться именно те, в которых выявляется и устраняется как можно больше нарушений закона и, соответственно, отменяется больше неправосудных судебных актов.

У нас же получается, что все суды второй инстанции стремятся к 100%, но в редких случаях вынуждены что-то отменять, когда допущены кричащие и нескрываемые нарушения закона.

Наверное, такую систему оценки работы судов можно было бы считать приемлемой, если бы над судами первой и апелляционных инстанций существовали бы механизмы эффективного кассационного контроля со стороны Верховного Суда РФ.

Апелляционные суды субъектов РФ ради достижения высокой утверждаемости оставляли бы в силе первоначальные судебные акты, а Верховный Суд в кассационном или надзорном порядке подвергал эти акты объективному пересмотру. И в таком случае искусственно завышаемые показатели стабильности в какой-то момент неизбежно бы обрушились, а судебная практика влилась бы в законное русло.

К сожалению, действующий процессуальный закон и сложившаяся практика не позволяют этого сделать.

Приведем результаты работы Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по рассмотрению кассационных (ранее надзорных) жалоб и представлений.

Так, в первом полугодии 2014 г. в Верховном Суде РФ рассмотрено 56 399 жалоб и представлений по уголовным делам. Судебной коллегией по уголовным делам за 6 месяцев 2014 г. изучено 538 уголовных дел, поступивших с кассационными (надзорными) жалобами и представлениями.

Удовлетворены жалобы и представления по 240 делам в отношении 254 лиц. Из них отменены приговоры в отношении 17 осужденных. Изменены приговоры в отношении 113 лиц (http://www.vsrf.ru/print_page.php?id=9431).

За первое полугодие 2013 г. Судебная коллегия в порядке гл. 48 УПК РФ рассмотрела 52 167 надзорных жалоб и представлений.

Судебная коллегия в порядке надзора изучила 1075 уголовных дел, истребованных по жалобам и представлениям, из них по 646 делам возбуждены надзорные производства.

Удовлетворены жалобы и представления по 442 делам в отношении 464 лиц. Отменены приговоры в отношении 41 осужденного. Изменены приговоры в отношении 187 осужденных: в отношении 39 осужденных изменена квалификация преступления (http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=8984).

За второе полугодие 2012 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела 48 033 надзорные жалобы и представления. Рассмотрено 438 дел в отношении 475 лиц. Удовлетворены жалобы и представления по 425 делам в отношении 461 лица. Отменены приговоры в отношении 52 осужденных, изменены приговоры в отношении 181 осужденного (http://docs.cntd.ru/document/499016231).

За первое полугодие 2011 г. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ рассмотрела 42 275 надзорных жалоб и представлений. Удовлетворены жалобы и представления по 234 делам в отношении 256 лиц. Отменены приговоры в отношении 12 осужденных: с направлением на новое судебное рассмотрение отменены приговоры в отношении 8 лиц, с прекращением дела в полном объеме по реабилитирующим основаниям – в отношении 4 лиц. Изменены приговоры в отношении 118 осужденных (https://pravorub.ru/vsrf/45057.html).

Пагубное действие ранее выявленного нами вируса наглядно проявляется в поступательном увеличении числа кассационных (надзорных) жалоб и представлений: 42 275 (первое полугодие 2011 г.) – 48 033 (второе полугодие 2012 г.) – 52 167 (второе полугодие 2013 г.) – 56 399 (первое полугодие 2014 г.).

Одновременно с этим легко заметить, что отменяются или изменяются приговоры в редких случаях.

Например, в первой половине 2014 г. удовлетворено всего 240 (0,42%) обращений, отменено приговоров в отношении только 17 осужденных (0,03%), а изменены приговоры в отношении 117 осужденных (0,2%).

Выборочно рассмотрим имеющиеся сведения по субъектам РФ.

На сайте Смоленского областного суда можно прочесть: «В Смоленске состоялось собрание судейского сообщества, в рамках которого служители Фемиды подвели итоги работы за 2014 год. Как оказалось, нам есть чем гордиться – за минувший год Верховный Суд РФ не отменил ни одного приговора смоленских судов, сообщает пресс-служба обладминистрации» (http://www.kp.ru/online/news/1993182/).

На сайте Верховного Суда Республики Чувашии опубликовано следующее: «В Республике Чувашия судьи первой инстанции по уголовным делам улучшили качество рассмотрения дел. За отчетный период в Верховном Суде Российской Федерации не отменен и не изменен ни один приговор нашего суда» (http://www.cap.ru/info.aspx?gov_id=47&type=news&id=2961866).

Подобные примеры можно продолжить.

Вполне допускаю, что в приведенных судах работают высококвалифицированные судьи, но может ли случиться так, что за целый год Верховный Суд РФ не усмотрел в их деятельности ни одного отступления от закона, достаточного для отмены или изменения вынесенных ими актов?

Римский оратор Марк Сенека примерно две тысячи лет назад говорил: «Errare humanum est» (Человеку свойственно ошибаться).

Когда изучаешь показатели работы некоторых судов, начинает казаться, что Сенека ошибался. Неужели за это время человек настолько изменился и перестал делать ошибки?

Может ли человек-судья не ошибаться тогда, когда он находится в тисках статистики, и любые попытки вырваться из них поставят его в крайне невыгодное маргинальное положение внутри судейской корпорации?

Откровенная неудачность созданной судебной конструкции выражается еще и в том, что суды субъектов РФ (первой и апелляционной инстанций) заинтересованы в сохранении высоких показателей стабильности, а кассационная инстанция не только не хочет устранять ошибки нижестоящих судов, но имеет достаточно ограниченные законодательные возможности для этого.

Как известно, в кассационном порядке невозможно отменить приговор в связи с не соответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции.

Это означает, что если вынесен приговор в изнасиловании потерпевшей, основанный только лишь на показаниях самой потерпевшей, которая с очевидностью лгала, преследуя корыстные интересы, то в кассационном порядке такой приговор отменить не удастся, поскольку на этой стадии могут рассматриваться только нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, а не достоверность показаний потерпевшей.

Получается, что на основании ложных показаний потерпевшей невиновное лицо может получить 10 лет лишения свободы, но Верховный Суд РФ в кассационном порядке ему ничем помочь уже не сможет.
Сложно чем-либо оправдать столь токсичный подход законодателя, изложившего ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в такой редакции.

Кто-то из консервативных теоретиков возразит, мол, ложь должны и смогут развенчать суды первой и апелляционной инстанций.

Смею утверждать, что не смогут, поскольку им не позволит это сделать штамм свирепого вируса стабильности.

Не случайно, Европейский суд по правам человека еще с 1999 г. не признает отечественный надзор (кассацию) в качестве эффективного средства правовой защиты в смысле п. 1 ст. 35 Конвенции.

С введением апелляционных инстанций основное бремя по пересмотру судебных решений и исправлению ошибок, допущенных в ходе судопроизводства, возложено на суд второй (апелляционной) инстанции.

Однако практика деятельности апелляционных инстанций привела к тому, что разбирательства, как правило, проходят так же, как и в старой кассационной инстанции: в блиц-режиме, с отказами в удовлетворении ходатайств стороны защиты и с неизменным результатом.

Кассационная инстанция, хотя и предназначена для выявления и устранения допущенных в ходе предшествующего разбирательства дела существенных нарушений уголовного закона и уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, но, как видно из практики, таких нарушений выявляется катастрофически мало.

Наиболее вероятно, что Верховный Суд РФ озабочен соблюдением принципа правовой определенности, который включает в себя стабильность судебных актов, вступивших в законную силу.

Именно этими соображениями продиктовано постановление Конституционного Суда РФ от 25 марта 2014 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 401.3, 401.5, 401.8 и 401.17 УПК РФ в связи с жалобами граждан С.С. Агаева, А.Ш. Бакаяна и других»: «Поскольку пересмотр вступивших в законную силу судебных актов связан с преодолением их окончательности, федеральный законодатель устанавливает ряд институциональных и процедурных условий, призванных, во-первых, исключить возможность необоснованного возобновления судебного разбирательства – отмена и изменение окончательного судебного акта возможны только тогда, когда ошибка, допущенная в ходе предыдущего разбирательства, предопределила исход дела; во-вторых, исключить возможность злоупотребления сторонами своими процессуальными правами и не допустить превращения кассационной/надзорной процедуры в ординарную судебную инстанцию».

Принцип стабильности судебных актов, безусловно, выгоден государству и самим судам: экономятся государственные средства и судейское время, но если бы не одно важное обстоятельство: принцип правовой определенности вступает в противоречие с краеугольными принципами законности.

К сожалению, законность в суде апелляционной инстанции уступает место неофициальному принципу стабильности судебных решений, а в суде кассационной инстанции приносится в жертву принципу правовой определенности.

Оказавшись в безвыходном положении, наши сограждане и их адвокаты вынуждены связывать надежды на справедливое правосудие с Европейским судом.

Чем же можно помочь отечественной законности?

Законность нуждается в экстренной госпитализации и лечении, поскольку не первый год мучается и страдает от опаснейшего вируса, поразившего судебную систему.

На мой взгляд, выздоровление возможно только лишь в случае принципиального отказа от вируса стабильности вынесенных судебных решений. В противном случае, пресловутое качество судебных решений наконец-то достигнет магических 100%, и тогда нам всем не избежать поминального обеда на похоронах Законности.

Нвер ГАСПАРЯН,
советник ФПА РФ, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края