×

Непреодоленная преюдициальность

О преюдиции как возможном основании прекращения уголовного дела на предварительном слушании
Материал выпуска № 17 (226) 1-15 сентября 2016 года.

НЕПРЕОДОЛЕННАЯ ПРЕЮДИЦИАЛЬНОСТЬ

О преюдиции как возможном основании прекращения уголовного дела на предварительном слушании

Сегодня выдумать предлог нетрудно,
А завтра будет что предрешено
Омар Хайям


Слово «преюдиция» происходит от лат. praejudicio – «предрешение». В уголовно-процессуальном праве РФ под преюдицией понимается обязанность органов предварительного расследования, прокурора и суда при производстве уголовного дела признать без дополнительной проверки и повторного доказывания обстоятельства, ранее установленные вступившим в законную силу итоговым решением суда, принятым в рамках уголовного, гражданского, арбитражного или административного судопроизводства1.

До 2009 г. ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ звучала так: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле».

Однако Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ редакция ст. 90 была существенно изменена: во-первых, преюдициальную силу получили не только «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором», но и обстоятельства, установленные «иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства»; а во-вторых, суды, прокуроры, следователи, дознаватели в силу этой новеллы обязаны такие обстоятельства «признавать без дополнительной проверки». Это означает, что для преодоления преюдициальности итоговых судебных решений одного «несогласия» правоприменителя, как это предполагала предыдущая редакция ст. 90 УПК РФ, уже недостаточно.

Толкования ст. 90 УПК РФ

Именно к такому выводу и пришел Конституционный Суд РФ в ходе проверки конституционности положений ст. 90 УПК РФ, указав, что данная статья не предполагает возможности при разрешении уголовного дела не принимать во внимание обстоятельства, установленные не отмененными решениями арбитражного суда по гражданскому делу, которые вступили в законную силу, пока они не опровергнуты стороной обвинения в надлежащей судебной процедуре (постановление КС РФ от 21 декабря 2011 г. № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко», далее – Постановление № 30-П).

Смысл толкований ст. 90 УПК РФ и комментариев к ней2, начиная с программного применительно к данному вопросу Постановления № 30-П, сводится к следующему: установленный решением по гражданскому делу деликт не означает автоматически наличия состава преступления. При этом органы следствия толкуют ее по-своему, а именно: доказанный решением по гражданскому делу факт правомерности действий лица не может предрешать его невиновность по уголовному делу, возбужденному в отношении тех же действий.

Такая трактовка ст. 90 УПК РФ позволяет органам предварительного расследования возбуждать уголовные дела по обстоятельствам, признанным правомерными решениями арбитражных и гражданских судов, фактически вопреки прямому указанию уголовно-процессуального закона, пренебрегая не только установленными разъяснениями КС РФ ст. 90 УПК РФ требованиями, но и положениями ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» об обязательности судебных решений для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц на всей территории РФ.

При этом усматривается некий порок логики в оценке органами предварительного расследования фактов, установленных итоговыми решениями судов: придерживаясь правила, что вступивший в законную силу приговор по другому уголовному делу создает преюдицию в отношении наличия или отсутствия самого факта деяния (что и понятно, поскольку в силу обвинительного уклона нашего уголовного судопроизводства такой подход очень упрощает работу следствия), установленный решением суда по гражданскому (арбитражному) делу факт они в расчет не принимают.

На деле это означает следующее: если приговором суда установлено, что (к примеру) факта мошенничества не было, то в дальнейшем (при отсутствии новых или вновь открывшихся обстоятельств) уголовное дело по факту мошенничества применительно к тому же объекту посягательства возбуждено не будет. Но при этом, если решением арбитражного суда или суда общей юрисдикции установлен факт правомерного перехода права собственности, органы предварительного расследования совершенно свободно возбуждают дело по факту мошенничества, не утруждая себя процедурой преодоления преюдиции таких решений (т.е. не оспаривая их в порядке главы 42 ГПК РФ или главы 37 АПК РФ). Сама ст. 90 УПК РФ не только не делает различия между юридической силой фактов, установленных итоговым решением уголовного или гражданского суда, но и дополнительно подчеркивает преюдициальную силу последних.

Анастасия САМОРУКОВА,
адвокат Московской коллегии адвокатов «Правовой эксперт»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 17 за 2016 г.


1 См., например: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.М. Лебедев; рук. авт. кол. В.А. Давыдов. М.: Норма; ИНФРА-М, 2014.
2 Там же. См. также: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / 9-е изд., перераб., подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014.