×

Поправки вызвали правовую неопределенность

4 декабря состоялось заседание Научно-консультативного совета ФПА РФ, посвященное соотношению положений Закона об адвокатуре и поправок в Гражданский кодекс
Материал выпуска № 24 (185) 16-31 декабря 2014 года.

ПОПРАВКИ ВЫЗВАЛИ ПРАВОВУЮ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

4 декабря состоялось заседание Научно-консультативного совета ФПА РФ, посвященное соотношению положений Закона об адвокатуре и поправок в Гражданский кодекс

Применительно к положениям Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) рассматривались изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой ГК РФ и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ (далее – Закон № 99-ФЗ), который вступил в силу 1 сентября 2014 г.

Напомним, что с 1 марта 2013 г. согласно Федеральному закону от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ в предмет регулирования гражданского законодательства входят отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения).

Согласно ГК РФ в редакции, введенной Законом № 99-ФЗ, к корпоративным юридическим лицам (корпорациям) отнесены ассоциации (союзы) (п. 1 ст. 65.1), которые входят в число юридических лиц – некоммерческих организаций и включают в себя, в частности, адвокатские палаты (подп. 3 п. 3 ст. 50). При этом в ст. 123.8 ГК РФ, содержащей основные положения об ассоциации (союзе), упоминаются не адвокатские палаты, а объединения адвокатов («В организационно-правовой форме ассоциации (союза) создаются, в частности…  профессиональные объединения граждан, не связанные с их участием в трудовых отношениях (объединения адвокатов…)» (п. 1)). Таким образом, ГК РФ распространяет положения об ассоциациях (союзах) и на адвокатские образования.

Участники заседания изучали вопрос о реализации этих нововведений применительно к организационно-правовым формам адвокатских палат субъектов РФ и адвокатских образований.

По словам председателя НКС – президента ФПА РФ Е.В. Семеняко, сейчас только усмотрением чиновников определяется, какие нормы Гражданского кодекса действуют в отношении адвокатуры, а какие нет. Проблема в том, что поправки, внесенные в этот акт Законом № 99-ФЗ, вызвали неопределенность в регулировании вопросов, связанных с организационно-правовыми формами региональных адвокатских палат и адвокатских образований, созданием и полномочиями некоторых органов адвокатского самоуправления. Речь идет, в частности, о предусмотренном Законом об адвокатуре перечне форм адвокатских образований, о содержащихся в ГК РФ положениях о необходимости устава и единоличном органе управления в ассоциации (союзе).

Следует четко разграничить сферы действия Закона об адвокатуре и Гражданского кодекса на основе общеправовых принципов, подчеркнул Е.В. Семеняко.

Как юридические лица адвокатские палаты и адвокатские образования являются участниками частноправовых отношений, поэтому подпадают под действие общих норм Гражданского кодекса. Однако в части их создания и функционирования в качестве организационно-правовых форм для осуществления адвокатского самоуправления и адвокатской деятельности приоритет должен принадлежать специальному закону, регулирующему адвокатуру как независимый от органов государственной власти и местного самоуправления публично-правовой институт, а адвокатскую деятельность – как квалифицированную юридическую помощь, право на получение которой гарантировано каждому Конституцией РФ.

Позиция, согласно которой специальные нормы Закона об адвокатуре имеют приоритет перед общими нормами ГК РФ, обоснована в заключении Экспертно-методической комиссии Совета ФПА РФ. На заседании НКС этот документ прокомментировал председатель комиссии – вице-президент ФПА РФ Г.К. Шаров.

Важный аргумент в споре том, как в отсутствие официально установленной иерархии российских нормативно-правовых актов новая классификация юридических лиц соотносится с предусмотренными Законом об адвокатуре формами адвокатских образований, привел член НКС, адвокат МКА «Юридическая фирма “ЮСТ”» И.Н. Пастухов: в договоре о вступлении России в ВТО, который имеет приоритет перед национальными законами, поскольку представляет собой международно-правовой акт, перечислены все формы адвокатских образований, определенные Законом об адвокатуре. Было высказано мнение, что эти формы могут относиться к общей организационно-правовой форме, предусмотренной Гражданским кодексом, как видовые понятия к родовому.

Один из истоков неопределенности соотношения норм Закона об адвокатуре и поправок в ГК РФ назвал заместитель председателя НКС профессор В.В. Лазарев: понятие «законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре» в ст. 4 Закона об адвокатуре определено недостаточно четко, вследствие чего сюда могут быть отнесены акты самого разного уровня, вплоть до инструкций Минюста. Прозвучала и мысль о том, что отступление от доктрины, устанавливающей приоритет специального закона перед общим, предусмотрено законодателем в самом Гражданском кодексе.

Но если руководствоваться только общими положениями ГК РФ о юридических лицах, то, как считает член Совета ФПА РФ, президент Адвокатской фирмы «Юстина» В.Н. Буробин, адвокатскому сообществу придется столкнуться с серьезными трудностями не только в ближайшем будущем, но и в перспективе. Реализовать предложения адвокатуры относительно концепции регулирования сферы оказания профессиональной юридической помощи будет непросто: объединение с юридическими консультантами на базе адвокатуры станет проблематичным. Причина в том, что такая организационно-правовая форма, как ассоциация (союз), не подходит для ведения деятельности по правовому сопровождению бизнеса.

Научно-консультативный совет проанализирует все высказанные в ходе заседания позиции и подготовит итоговый документ, который будет представлен Совету ФПА РФ для принятия решения, отражающего позицию Федеральной палаты адвокатов по рассматриваемой проблеме.

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора «АГ»