×

Следственный беспредел

Толковый словарь Ожегова определяет «беспредел» как «крайнюю степень беззакония, беспорядка»
Материал выпуска № 10 (171) 16-31 мая 2014 года.

СЛЕДСТВЕННЫЙ БЕСПРЕДЕЛ

Толковый словарь Ожегова определяет «беспредел» как «крайнюю степень беззакония, беспорядка»

Руководитель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, ежегодно приводя статистические данные о деятельности своего ведомства, особо гордится работой по спецсубъектам, отдельной строкой выделяя уголовные дела в отношении адвокатов.

Подписка о неразглашении
На правовых информационных сайтах регулярно появляется информация о новых уголовных делах, возбужденных в отношении адвокатов.

Имея в практике оправдательный приговор в отношении коллеги, обвиняемого по ч. 2 ст. 309 УК РФ, и придерживаясь принципа корпоративной солидарности, расстраиваюсь, узнавая о любом обвинительном приговоре в отношении адвокатов, считая, что каждый такой приговор наносит невосполнимый ущерб авторитету сообщества, откровенно не понимая при этом коллег, осуждаемых за получение денег «под следователя, судью» или являющихся посредниками взяточников.

Но иногда приходится сталкиваться с такими фактами привлечения адвокатов к уголовной ответственности, которые иначе как беспределом (именно в том смысле, который этому слову придает толковый словарь Ожегова) и не назовешь. Именно крайней степенью беззакония является история с адвокатом АП Республики Хакасия Владимиром Дворяком.

Как проинформировало общественность управление СК РФ по Республике Хакасия, адвокат Владимир Дворяк, защищая подозреваемого по делу о получении взяток должностными лицами ГУ МЧС России по РХ, дал следователю подписку о неразглашении данных предварительного следствия и был предупрежден об уголовной ответственности за нарушение этой подписки. В процессе оказания юридической помощи адвокат ознакомился с материалами уголовного дела, представленными следователем в суд в обоснование ходатайства об избрании его подзащитному меры пресечения в виде заключения под стражу, и впоследствии разгласил данные предварительного следствия коллегам своего подзащитного.

Узнав о таком обвинении адвоката, первым делом (а интернет дает такую возможность) выяснил, в открытом или закрытом заседании рассматривалось ходатайство следователя об избрании меры пресечения. Уяснив, что этот вопрос рассматривался судом в открытом судебном заседании, в котором помимо участников процесса присутствовали иные лица, в том числе представители СМИ, поразился абсурдности уголовного преследования адвоката. Итак, разберемся в совокупности норм материального и процессуального права, показывающих крайнюю степень юридической безграмотности участников стороны обвинения в этом деле.

Борис ЗОЛОТУХИН,
адвокат Октябрьской центральной адвокатской конторы г. Белгорода

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 10 за 2014 г.