×

Стандарты как основа доверия

В МГУ обсудили вопросы адвокатской и судейской этики
Материал выпуска № 23 (184) 1-15 декабря 2014 года.

СТАНДАРТЫ КАК ОСНОВА ДОВЕРИЯ

В МГУ обсудили вопросы адвокатской и судейской этики

Состоявшийся с 29 октября по 1 ноября в МГУ научно-практический семинар по этике юриста был организован Юридическим факультетом МГУ, Институтом «Право общественных интересов» (PILnet) и юридическими фирмами DLA Piper и White & Case. Среди специалистов в сфере этики, выступивших на семинаре, были доцент МГУ Гаяне Давидян, член Квалификационной комиссии АП г. Москвы Николай Кипнис и доцент МГУ Татьяна Андреева (в недавнем прошлом – заместитель председателя ВАС РФ).

Помимо этических проблем обсуждались, в частности, практика оказания юридической помощи pro bono как составляющей социальной ответственности юриста, а также вопросы регулирования сферы оказания профессиональной юридической помощи.

Весьма интересным было сопоставление регулируемого и не регулируемого российским законодательством секторов в плане этических стандартов деятельности. Например, по данным, которые привела Гаяне Давидян, правила профессиональной этики, действующие в отношении сотрудников международных юридических фирм, иногда являются более жесткими, чем соответствующие нормы КПЭА.

Это относится, например, к случаям, когда возможно возникновение конфликта интересов. Установленный КПЭА запрет для адвоката участвовать в деле касается только ситуаций, имевших место в прошлом или складывающихся в настоящем, тогда как правила, которыми руководствуются сотрудники международных фирм, охватывают также возможность возникновения конфликта интересов в будущем. Этические нормы, действующие в отношении этих юристов, закреплены в международных документах и актах, принятых адвокатскими ассоциациями тех стран, где учреждены данные фирмы.

Однако помимо крупных международных и отечественных юридических фирм, качество работы которых и уровень ответственности перед клиентами отвечают самым высоким требованиям, в нашей стране немало мелких фирм и индивидуальных предпринимателей, оказывающих юридические услуги порой сомнительного качества или даже занимающихся мошенничеством.

Неоднородность сферы юридических услуг обусловила одно из предложений ФПА РФ относительно реализации Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи: в течение переходного периода к установлению исключительного права адвокатов на судебное представительство и объединению профессии принимать в адвокатуру юристов, имеющих стаж практики от двух до пяти лет, при условии сдачи ими экзамена на общих основаниях, а тех, чей стаж составляет пять и более лет, – при условии прохождения письменного тестирования на знание Закона об адвокатуре и КПЭА.

***
В настоящее время в силу неурегулированности сферы оказания юридической помощи возникают специфические нарушения норм адвокатской этики, которые проанализировал Николай Кипнис.

Бизнес поставлен в более выгодные условия в плане налогообложения: адвокаты платят налог на доходы физических лиц в размере 13%, юристы-предприниматели, имеющие доход менее 60 млн руб. в год, по упрощенной системе налогообложения платят 6%. Поэтому распространен такой «симбиоз», когда создаются ООО и коллегия адвокатов с одинаковым названием. ООО привлекает клиента, в договор с ним включает пункт о том, что исполнение поручения может быть передано адвокату, а между ООО и адвокатом заключается договор об оказании помощи в том числе назначенным ООО лицам.

В подобных случаях зачастую срок действия договора с ООО ограничивается, например, 90 днями. По гражданским делам очень часто в предварительном заседании назначается экспертиза, которая может длиться четыре месяца. И когда через четыре месяца доверитель связывается с адвокатом, то последний отказывается продолжать работу, ссылаясь на то, что прошло более 90 дней и без дополнительной платы в кассу ООО работа производиться не будет. В действительности же адвокат работал менее 10 дней: проанализировал документы, составил и подал исковое заявление, участвовал в одном предварительном заседании.

В таких ситуациях, в зависимости от условий соглашения между ООО и клиентом, с одной стороны, и ООО и адвокатом – с другой, последний может быть наказан, например, за некорректность оформления отношений с доверителем, а в случае, если последний обвиняет адвоката в мошенничестве, квалификационная комиссия разъясняет заявителю, что расследование преступлений относится к компетенции следственных органов.

Этот пример показывает, что унификация различных аспектов юридической деятельности, в том числе и в плане налогообложения – очень важный вопрос, решение которого необходимо в первую очередь тем, кто нуждается в юридической помощи.

***
Несмотря на разницу условий, в которых находятся адвокатура и юридический бизнес, у них есть общие проблемы. Одной из наиболее актуальных и сложных сейчас является поведение адвокатов и сотрудников юридических фирм в социальных сетях. Еще два года назад ни в России, ни в других странах никто не мог предвидеть столь стремительного возрастания роли социальных сетей как в личной, так и в профессиональной жизни огромного большинства людей.

Теперь ассоциации адвокатов устанавливают правила поведения в этой сфере. Один из таких документов – Международные принципы поведения в социальных сетях для представителей юридической профессии, принятые IBA, – рассматривал в своей статье «Legal’ный маркетинг» (см. «АГ» № 17 (178)) управляющий партнер юридической фирмы ART DE LEX Дмитрий Магоня. Содержащиеся в нем нормы носят общий характер и могут быть конкретизированы применительно к социальным, культурным и регуляторным особенностям разных юрисдикций, что предусмотрено содержанием принципа № 6. Другие принципы: 1) профессиональная независимость; 2) целостность (непротиворечивость) поведения; 3) ответственность; 4) конфиденциальность; 5) сохранение доверия со стороны общества.

Сложность представляют также некоторые вопросы, обусловленные спецификой интернет-пространства и пребывания в нем. Например, после идентификации компьютера по IP-адресу необходимо установить, кто именно выходил в сеть – сам адвокат или другой человек под его именем. Об этом, как и о другой проблеме, с которой в ближайшее время столкнутся адвокатские палаты при рассмотрении дисциплинарных производств, рассказал Николай Кипнис.

Речь шла о ситуациях, когда адвокат отвечает доверителю на критические замечания в социальной сети. Квалификационная комиссия АП г. Москвы пока не рассматривала подобного дела по существу, но с зарубежным опытом знакома. Так, Комиссия по профессиональной ответственности и этике ассоциации адвокатов Лос-Анджелеса 6 декабря 2012 г. приняла решение «Об этических обязанностях адвокатов в связи с публикацией бывшим клиентом враждебных комментариев». В этом документе указано, что адвокат может ответить на интернет-сообщение бывшего клиента при условии, что такой ответ не содержит конфиденциальной информации, не наносит вреда бывшему клиенту в вопросах имевшего место представительства, соразмерен и сдержан.

В целом, по мнению Николая Кипниса, свое поведение в социальных сетях адвокат должен контролировать как профессионал: если он, например, начнет делиться, даже не называя фамилий и адресов, конфиденциальными подробностями дела, которые впоследствии оппоненты используют против его доверителя, то это может быть признано нарушением правил адвокатской этики.

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора «АГ»

Полный текст статьи, а также комментарий читайте в печатной версии «АГ» № 23 за 2014 г.