×

«теперь мы идем к вам»

Обыск у адвоката по новым правилам
Материал выпуска № 17 (250) 1-15 сентября 2017 года.

«ТЕПЕРЬ МЫ ИДЕМ К ВАМ»

Обыск у адвоката по новым правилам

17 апреля 2017 г. Федеральным законом № 73-ФЗ в УПК РФ введена ст. 450.1, которая предусматривает обязательное присутствие обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, на территории которого производятся следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты (далее – представитель адвокатской палаты). Автор статьи анализирует новеллу уголовно-процессуального законодательства и выдвигает предложения по ее совершенствованию.

Независимый наблюдатель» при производстве отдельных следственных действий в отношении адвоката появился в Уголовно-процессуальном кодексе РФ неслучайно.

Дело в том, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) требует, чтобы при производстве обыска существовал «эффективный и всесторонний контроль за соблюдением рамок производимых обысков»1. Что касается обысков помещений, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, ЕСПЧ указал на то, что «обыск должен быть предметом особенно тщательного контроля»2.

В своем постановлении от 9 апреля 2009 г. по делу «Колесниченко против Российской Федерации» (жалоба № 19856/04) ЕСПЧ указал на необходимость «присутствия независимого наблюдателя, обеспечивающего неприкосновенность предметов, относящихся к профессиональной тайне». Суд отметил и необходимость гарантий против вмешательства в профессиональные секреты, например, такие как запрет изъятия документов, защищенных адвокатской тайной, или надзор за обыском со стороны независимого наблюдателя, способного опреде лить, независимо от следственной бригады, какие документы охватываются юридической профессиональной привилегией.

Таким образом, правовая природа «независимого наблюдателя» от адвокатского сообщества при производстве таких следственных действий, как осмотр, выемка и обыск в отношении адвоката, навеяна позицией ЕСПЧ.

Ростислав ХМЫРОВ,
адвокат, заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 17 за 2017 г.


1
См.: Постановление ЕСПЧ от 9 декабря 2004 г. по делу «Ван Россем против Бельгии» (жалоба № 41872/98).

2 См.: Постановление ЕСПЧ от 13 ноября 2003 г. по делу «Элджи и другие против Турции» (жалобы № 23145/93 и № 25091/94).

NB

ЗНАЧИМЫЙ ШАГ В РАЗВИТИИ ГАРАНТИЙ НЕЗАВИСИМОСТИ

Автор анализирует правовой статус и роль представителя, уполномоченного президентом адвокатской палаты, в уголовном судопроизводстве, а также возможность законодательного закрепления места этого лица в легальной классификации участников уголовного процесса.

После внесения в УПК РФ изменений и дополнений, устанавливающих дополнительные гарантии адвокатов при производстве в отношении них отдельных следственных действий, на страницах юридической печати появилось немало статей и публикаций, в которых подробно анализируются новеллы. Это закономерный процесс научного и практического осмысления новых правовых положений.

Особенно ценны для адвокатского сообщества мнения коллег, которые непосредственно участвуют в защите профессиональных прав адвокатов и могут являться представителями, уполномоченными президентами адвокатских палат.

Коллега поднимает важные вопросы функционирования этого нового института. Правовой статус лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, всегда привлекал внимание исследователей и практических работников. Несмотря на это, легальная классификация участников уголовного судопроизводства до сих пор не включает многих лиц, наделенных правами и обязанностями.

Евгений РУБИНШТЕЙН,
адвокат, советник ФПА РФ, член Квалификационной комиссии АП г. Москвы, к.ю.н., доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА имени О.Е. Кутафина

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 17 за 2017 г.